15 декабря 2010 в 10:03

Экс-заместитель генпрокурора рассказал, что думает о деле об отравлении Ющенко

Бывший заместитель генерального прокурора Николай Обиход раскритиковал экс-главу Службы безопасности Валентина Наливайченко за его заявление о необходимости передать в суд дело об отравлении бывшего президента

связи с расследованием дела об отравлении экс-президента Виктора Ющенко в этом году прозвучал целый ряд скандальных заявлений, которые нередко противоречили друг другу. Среди них было недавнее заявление бывшего главы Службы безопасности Валентина Наливайченко, которое он сделал в интервью газете «Financial Times».

В частности, он сказал, что дело об отравлении Виктора Ющенко пора передавать в суд. «Правовая система Украины должна не медлить, а передавать дело в суд. Даже если не хватает чьих-то показаний – то судья будет принимать решение, но факт отравления должен быть установлен судом и раз и навсегда снять любые политические сомнения», - сказал он.

Через несколько дней бывший следователь по отравлению Ющенко Галина Климович в интервью «Газете по-киевски» заявила, что «сейчас рано направлять дело в суд, поскольку на данный момент нет конкретных обвиняемых». Хотя отметила, что Виктор Ющенко знает, кто его отравил.

Генеральный прокурор Виктор Пшонка, в свою очередь, не исключил, что отравления вообще могло не быть.

В свою очередь бывший заместитель Генерального прокурора Николай Обиход (занимал этот пост в 1998 – 2002 гг.) обратился в редакцию «ДЕЛА» и предложил дать свою оценку заявлению Валентина Наливайченко.

Ниже приводим статью Николая Обихода (текст публикуется без редакционных изменений):


Ликбез для Председателя
Не ставя под сомнение компетентность экс-председателя СБУ Валентина Наливайченко, учитывая его дипломатическое прошлое, в такой специфической отрасли как международное право, есть все основания усомниться в глубине его познаний в области уголовного и уголовно-процессуального права.

Эти сомнения рождены последними весьма оригинальными заявлениями Наливайченко по поводу отравления Виктора Ющенко.

8 декабря с.г. многие СМИ посвятили свои страницы последней новости от В.Наливайченко. Агентство УНИАН сообщило, что «…Справу про отруєння екс-президента України Віктора ЮЩЕНКА слід передавати до суду. Таку думку висловив Голова Політради «Нашої України» Валентин НАЛИВАЙЧЕНКО в інтерв’ю газеті «Financial Times»…» (8.12.10, УНІАН).

В чем же суть поднятых им вопросов и есть ли на них ответ? Обратимся к настольной библии юристов - Уголовно-процессуальному кодексу Украины (далее УПК), который нужно не только чтить, но и читать - даже большим руководителям правоохранительных органов и политикам.

Первое. Валентин Наливайченко считает необходимым уже сейчас закончить следствие, сформулировав обвинительное заключение по уголовному делу об отравлении Виктора Ющенко, и передать это дело в суд.

Позволяет ли это закон?
Ст.212 УПК гласит, что перед направлением дела в суд досудебное следствие заканчивается составлением обвинительного заключения.

Согласно ст.232 УПК прокурор, после получения от следователя дела с обвинительным заключением и соответствующей его проверки, утверждает это заключение (естественно, если согласен с ним) и направляет дело в суд.
Что такое обвинительное заключение, основания для спешного составления которого уже сегодня видит В.Наливайченко?

Статья 223 УПК устанавливает, что следователь составляет его после окончания следствия и указывает: установленные следствием обстоятельства дела, место, время, способ, мотивы и последствия преступления, совершенного каждым из обвиняемых, а также доказательства, которые собраны в деле; показания каждого из обвиняемых по сути предъявленного обвинения, доводы его в свою защиту и результаты их проверки; наличие обстоятельств, которые отягчают и смягчают его наказание. Здесь же приводятся сведения о личности каждого из обвиняемых, кратко излагается суть предъявленного обвинения с указанием статьи уголовного закона, которая предусматривает данное преступление.

Перед составлением заключения следователь признает собранные доказательства достаточными для его составления, объявляет обвиняемому об окончании следствия, разъясняет права и знакомит с материалами дела.
Таким образом, закон однозначно предусматривает возможность окончания досудебного следствия по уголовному делу с составлением обвинительного заключения и направление этого дела в суд только в том случае, если по делу имеются обвиняемый или обвиняемые.

Возникает вопрос – а есть ли по делу об отравлении обвиняемые? На это однозначно ответил Генпрокурор Медведько – нет. Так, 20 апреля с.г. он заявил «Комсомольской правде в Украине»: "…У нас нет данных, кто именно отравил. Это еще предстоит выяснить. Версии самые разнообразные, их нужно проверить…". 17 июня этого года Медведько снова заявил, что не знает, когда будет раскрыто отравление Ющенко: "Сложно сказать, какой будет результат этого расследования ... будет ли оно раскрыто, я не знаю" («РБК-Украина»).

Буквально вчера – 13 декабря 2010 года об этом заявила и бывший руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры Украины Г.Климович на вопрос «Газеты по-киевски» о том, можно ли дело Ющенко отправлять в суд, ведь сам он на этом настаивает: «…Конечно, нет. Дело направляется в суд только тогда, когда есть конкретные обвиняемые, то есть лица, которым предъявлено обвинение. Таковых сейчас, насколько я знаю, нет…».

Более того, в ходе расследования отравления Виктора Ющенко до сих не возбуждено даже уголовное дело против какого-либо конкретного Иванова - потому что, как гласит ст.97 УПК Украины («Порядок возбуждения уголовного дела»), уголовное дело возбуждается против конкретного лица лишь в том случае, «…если на момент возбуждения дела установлено лицо, совершившее преступление…».

Не имеется же их по той причине, что следствие вместе с возглавляемой Наливайченко СБУ не установило преступников и не привлекло их в качестве обвиняемых или хотя бы подозреваемых. Несмотря на то, что «…та слідча група, яка працювала – у ній були дуже жорсткі слідчі, вони працювали з нами дуже жорстко – приписами, вказівками. І СБУ, і міліція зробили для них дуже багато оперативної роботи, вивчили тисячі людей, тисячі найдрібніших інформацій щодо причетності-непричетності», - сказав В.Наливайченко…» (8.12.10, УНІАН).

К сожалению, «приписами і вказівками», какими бы жесткими они ни были, результаты работы не заменишь. А эти результаты – отсутствуют.

Так, последние данные о достижениях следствия по делу об отравлении Ющенко озвучены на днях - 10 декабря этого года в интервью газете «Сегодня» новым Генпрокурором В.Пшонкой, который сообщил прессе, что следствие делает шаги вперед «…для установления истины, выяснения всех обстоятельств – было ли отравление, и если да, кто виновен…».

То есть, следствие на сегодняшний день еще не разобралось, было ли вообще такое преступление как умышленное отравление Ющенко, не говоря уже о том, чтобы установить конкретных злоумышленников и уже сегодня решать вопрос о предании суду конкретных людей.

Так кого же из физических лиц, будь то наши сограждане или иностранные злодеи, Наливайченко собрался в спешном порядке направить в суд вместе с делом об отравлении Ющенко? О каком окончании следствия и направлении дела в суд может идти речь при таком состоянии следствия?

Может ли сегодня следователь ГПУ указать в обвинительном заключении, которого требует Наливайченко, сведения, обязательные для окончания следствия в соответствии с законом –о личности обвиняемых, обстоятельствах совершения преступления, о времени, месте, способе и, что самое главное, о доказательствах совершения этими обвиняемыми преступления? Прокуроры отвечают – не может.

Но может, прав Наливайченко? Почему бы не предъявить обвинение участникам сентябрьского в 2004 году ужина с Виктором Ющенко, не арестовать их и не отправить вместе с делом в суд? А если кто-то из них находится за рубежом, то почему бы не передать дело по его обвинению, как это предусмотрено международными конвенциями, для уголовного преследования в суд другого государства?

Вот здесь-то и нужно вспомнить требования нашей многострадальной Конституции: «…Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины…» (ст.19).

В отличие от Наливайченко прокуроры знают следующее положение закона : «…Никто не может быть привлечен как обвиняемый иначе чем на основаниях и в порядке, установленных законом…» (ст.5 УПК Украины).
Собака зарыта в очень кратком и простом требовании закона – в данном случае ст.131 Уголовно-процессуального кодекса Украины, которая так и называется «Привлечение как обвиняемого»: «…При наличии достаточных доказательств, которые указывают на совершение преступления определенным лицом, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении этого лица как обвиняемого…».

Мало кто сомневается в направленности мысли и решительности недавнего руководителя следственной группы Генпрокуратуры Украины Галины Климович предъявить обвинение любому участнику сентябрьского ужина 2004 года в отравлении Виктора Ющенко при наличии доказательств совершения ими преступления. Да и любому другому причастному к отравлению лицу, невзирая на зацикленность так называемой «легенды украинского следствия» на определенных версиях.

Загвоздка в том, что доказательств для этого Галина Ивановна не наработала - бездарно растратив столь ценное для следствия время на бесполезные вызовы футболистов и вальяжные допросы чуть ли не поголовно населения Украины.
Статья 62 Конституции Украины гласит, что: «Обвинение не может основываться… на предположениях». Похоже, что В.Наливайченко не знает эту краткую формулу, вечным гвоздем сидящую в мозгу каждого профессионального следователя, прокурора и судьи.

Ведь любой здравомыслящий следователь и прокурор по этому делу, прекрасно зная по роду своей профессии Уголовный кодекс, никогда не рискнет перешагнуть через этот рубикон, за которым начинается должностное преступление против правосудия и мрачная перспектива оказаться с противоположной стороны следственного стола.
Так, законом установлен жесткий ограничитель для недобросовестных правоохранителей, своего рода дамоклов меч, неумолимо висящий над головой каждого потенциального нарушителя – статья 372 Уголовного кодекса Украины «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», предусматривающая лишение свободы на срок до 10 лет за такое преступление.

Поэтому все публично посылаемые в интересах Ющенко Валентином Наливайченко мессиджи, фактически направленные на стимуляцию предъявления обвинений и направления в суд дела против людей, доказательства вины в отношении которых отсутствуют, столкнувшись с реальной действительностью и здравым смыслом, напоминают восточную притчу: сколько ни повторяй – халва, во рту слаще не станет.

Второе. «Правова система України має не зволікати, а передавати справу до суду. Навіть якщо не вистачає чиїхось свідчень – то суддя буде приймати рішення, але факт отруєння має бути встановлений судом і раз і назавжди зняти будь-які політичні сумніви» - підкреслив він (Наливайченко)» (8.12.10, УНІАН).

Не может быть и речи о направлении незавершенных следствием дел, грубо говоря - без доказательств, в суд исходя из чьей-либо прихоти, даже из благих побуждений.

Процедура направления дел в суд четко регламентирована уголовно-процессуальным законодательством и заявления В.Наливайченко говорят если не о дилетантстве бывшего руководителя правоохранительного органа специального назначения в этой отрасли права, то уж наверняка о политической ангажированности его как руководителя партии, представляющей интересы Ющенко.

Напомним, что задачей уголовного производства является установление объективной истины по делу и принятие на этой основе законного, справедливого решения. Единственный способ установления истины согласно закону: «…всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела…» (ст.22 УПК Украины). Поэтому, если не хватает доказательств, нужно их искать, а не обращаться в суд, не имея их на руках, что чревато беззаконием и произволом в разных формах проявления.

Не прав Наливайченко, когда считает, что нет помех для рассмотрения дела в суде и принятия решения судьей.
На самом деле у следствия отсутствует необходимый для суда элемент - сами обвиняемые как физические лица с конкретными именами и фамилиями. По очень и очень уважительной причине – следствием до сих пор не установлены конкретные люди, для предъявления которым обвинения имелись бы достаточные доказательства. Более того, такие удоказательства не добыты.

Сомнительно, что В.Наливайченко, всего лишь несколько месяцев назад ушедший с поста руководителя спецслужбы, оперативно сопровождавшей расследование этого дела, не знает этих реалий и настоящего состояния следствия по делу об отравлении.

Что касается того, что суд в настоящее время якобы должен установить факт отравления Ющенко, то при отсутствии в деле обвиняемых, а значит в суде – подсудимых, это является нонсенсом, поскольку ст.275 УПК Украины («Пределы судебного рассмотрения») четко устанавливает: «…Рассмотрение дела проводится только в отношении подсудимых и только в пределах предъявленного им обвинения…».

Проще говоря – нет подсудимых, нет и судебного процесса в уголовном суде.

Если же Наливайченко полагает, что следствие должно предъявить в настоящее время обвинение в отравлении Ющенко каким-то якобы известным ему лицам и затем направить дело по их обвинению в суд, то такой сценарий несостоятелен. Это вытекает из прямых оценок «достижений» по делу ГПУ, СБУ и прочих ведомств руководителями ГПУ. А также и основным персонажем в расследовании – Г.Климович, не нарушившей в этом закон, что делает ей честь – видимо, сказался иммунитет, приобретенный за годы следственной работы.

Третье. «Крім того, на думку В.НАЛИВАЙЧЕНКА, у суді мають визначити, хто головні підозрювані і причетні до отруєння…» (8.12.2010, УНІАН).

Подозреваемый как субъект уголовного процесса фигурирует в нем лишь в стадии досудебного расследования (при дознании и досудебном следствии). Это четко регламентировано Уголовно-процессуальным кодексом Украины, а именно ст.43-1 «Подозреваемый»: «Подозреваемым признается: 1) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; 2) лицо, к которому применена мера пресечения до вынесения постановления о привлечении его как обвиняемого…».

То есть, в нашем случае это должен сделать следователь, в производстве которого находится дело об отравлении Ющенко. Он же, процессуально превратив подозреваемого в обвиняемого путем предъявления ему обвинения, создаст предпосылки для последующего законного направления уголовного дела в суд.

А суд согласно закону при рассмотрении дела после завершения в установленном порядке досудебного следствия должен решать совсем иные вопросы, в число которых не входит определение подозреваемых лиц. Основной из этих вопросов – «виновен ли подсудимый в совершении этого преступления» (ст.324 УПК).

Четвертое. «В.НАЛИВАЙЧЕНКО вважає незрозумілим, чому була замінена слідча група у справі. «Є питання до керівництва ГПУ – чому була замінена слідча група?...» (8.12.10, УНіАН).
    Вполне разумна и справедлива позиция Генпрокурора А.Медведько: расследование, которым занимается Климович, - не личное дело, а следствие – не частная лавочка, никаких тайн от надзирающего прокурора у следователя быть не должно, к тому же Климович уже не один год занимается этим делом, но пока конкретного результата нет («Коммерсант-Украина», 15.04.10).

Подтвердил это недавно и его преемник В.Пшонка, заявив 10 декабря с.г. газете «Сегодня», что группа Климович, вольно или невольно, в какой-то степени подыгрывала определенным политикам и политическим силам. Упускались важные моменты и внимание переключалось на малозначимые детали. Над ее действиями не было надлежащего прокурорского надзора.

Некоторые откровения Климович в СМИ еще раньше свидетельствовали о тревожных симптомах. Так, в передаче «Закрытая зона» она заявила: «…У меня не просто список, у меня колоссальный архив материалов на очень многих высокопоставленных чиновников…». Летом 2009 года в одном из блиц-интервью говорливая следовательница слегка попугала публику, сообщив, что информация из дела об отравлении Ющенко может превратить нескольких кандидатов в президенты Украины в политических трупов.

Собирание компромата на чиновников уж никак не сообразуется с основной и единственной задачей следственной группы – раскрытием преступления по порученному уголовному делу.

Галина Климович переборщила в своем стремлении быть бесконтрольной, что в корне противоречит требованию закона, возлагающего надзор за соблюдением законов при проведении досудебного следствия на прокурора. Прокурор, конечно же, должен вовремя упреждать и пресекать ростки бонапартизма у неуравновешенных, амбициозных людей, получающих полномочия и власть следователя над людьми, во избежание вреда интересам правосудия.

Пятое: В целом, анализируя высказывания Наливайченко, невольно приходишь к выводу, что это вынужденное озвучивание далеких от права и законности сентенций из-за солидарности с нынешним лидером партии «Наша Украина» и бывшим его работодателем – Виктором Ющенко:

«…В 2007 году, думаю, я допустил одну из самых больших ошибок (когда не добился передачи дела в суд) (ЛIГАБізнесінформ). …Что касается отравления Виктора Ющенко, то в 2007 году я принципиально был убежден, что именно тогда у следственной группы было достаточно материалов, чтобы направить дело в суд… Для подведения итогов тогда были и правовые предпосылки, и воля руководителя СБУ, но не хватило решительности у руководителей Секретариата Президента….» (5.03.10, сайт СБУ).

Сказанное Наливайченко так же далеко от реальных фактов и от закона и права, как и само следствие от реального окончания расследования:

Во-первых, как обстоят дела с правовыми предпосылками и достаточностью материалов (читай – доказательств) для направления дела в суд – смотри выше.

Во-вторых, Валентин Александрович забыл, что не Секретариат Президента и не председатель СБУ решает вопрос о направлении уголовных дел в суд. Это функция прокурора, который при решении вопроса о направлении дела в суд руководствуется требованиями закона и не нуждается в наличии воли руководителей СБУ и Секретариата Президента.

Настойчивость и решительность последних в этом вопросе, при отсутствии законных оснований для направления дела в суд, для прокурора должны весить не больше, чем мнение племенного совета африканских зулусов об особенностях нашего налогового кодекса.

Если это не так – тогда какое же правовое государство строила «оранжевая» власть и что же тогда проповедует один из руководителей партии, считающей себя демократической?

«…Были все основания и для предоставления международных следственных поручений относительно выдачи главного подозреваемого, который находился на территории другого государства» (5.03.10, сайт СБУ).

В деле не было и до сих пор нет подозреваемых. Об этом прямо говорят Г.Климович – дело «фактовое», А.Медведько и В.Пшонка. Последний, в частности, на вопрос корреспондента газеты «Сегодня» по поводу бывшего зампредседателя СБУ Сацюка, которого в «оранжевый» период упорно пытались назначить на роль главного отравителя, ответил, что у следственных органов нет оснований его задерживать.

И последнее. В мае 2010 года Наливайченко заявил об отравителях Виктора Ющенко: «Это банда людей, которая имела отношение к спецслужбам, доступ к специальным отравляющим веществам, к очень большим деньгам». На вопрос, известны ли имена участников этой «банды», экс-глава СБУ ответил: «Безусловно» (?!) (ЛІГАБізнесінформ).

Плохо, когда желаемое выдается за действительное. Не к лицу бывшему руководителю СБУ, а этот статус обязывает быть очень корректным в информировании нашего доверчивого общества, публично распространять неподтвержденные фантазии, не приводя никаких доказательств сказанному – очевидно, за неимением таковых.

По логике вещей теперь следует ожидать от Генеральной прокуратуры официального реагирования на распространение дезинформации со стороны одного из нынешних руководителей бывшей партии власти. Ведь фактически выдвинуто обвинение в укрывательстве преступления и преступников главному надзорному органу страны, его руководителям и следственной группе, возглавляемой долгие годы Галиной Климович, а теперь ее преемниками.

Николай Обиход, заслуженный юрист Украины

раздел:

По теме:

Прокуратуру Днепропетровской области возглавила прокурор из Донбасса
Политика 09 декабря 2010 в 18:02

Прокуратуру Днепропетровской области возглавила прокурор из Донбасса

Прокурором Днепропетровской области назначили Наталию Марчук, которая до этого работала зампрокурора Донецкой области. Сегодня прокурором Киевской области был назначен Михаил Витязь, который тоже работал в прокуратуре Донецкой области

Пшонка: В ГПУ заведено 49 уголовных дел на представителей нынешней власти
Политика 10 декабря 2010 в 13:16

Пшонка: В ГПУ заведено 49 уголовных дел на представителей нынешней власти

Генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка заявляет, что в Главном следственном управлении ГПУ сейчас находится 49 уголовных дел по незаконным действиям представителей нынешней власти