Не ломать через колено, а убеждать

Первый заместитель председателя правления Ощадбанка Андрей Пышный рассказал «ДЕЛУ» о проблемах, с которыми сталкивается консорциум Ощадбанка и Укрэксимбанка, о сложных взаимоотношениях с руководством Проминвестбанка и планах по переводу новых корпоративны
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Руководители некоторых частных финучреждений считают, что Ощадбанк и Укрэксимбанк создали консорциум госбанков для переманивания клиентов конкурентов, пользуясь поддержкой правительства. Что вы cкажете в ответ на такие обвинения?

– Мы давно отмечали, что сотрудничество с Укрэксимбанком будет одним из основных направлений нашей деятельности. Ведь и наблюдательный совет Ощадбанка, и Кабинет Министров — за максимальную гармонизацию наших действий.

Хочу заявить, что все обвинения, которые высказывают разные эксперты и коллеги: якобы Ощадбанк и Укрэксимбанк используют какие-то нерыночные механизмы в своей работе — абсолютно безосновательны. Не может быть и речи о каком-то антиконкурентном сговоре. Государство просто пытается упорядочить процесс управления финучреждениями, которые ему принадлежат.

Не скрою, нам иногда хотелось бы, чтобы государство более очевидно фиксировало свою позицию относительно госбанков. Но вместе с тем мы целиком осознаем обстоятельства, в каких должны работать, — прежде всего, это нормальная конкурентная среда. Ощадбанк и Укрэксимбанк создали консорциум для того, чтобы предоставить потребителям наиболее конкурентные коммерческие предложения. Наша позиция — не ломать через колено, а убеждать.

Считаю, что сегодня мы предлагаем наиболее выгодные условия  обслуживания  госучреждений и тех, кто в них работает.

Наш консорциум позволяет выдать кредит в одни руки на сумму свыше $120 млн. В Ощадбанке максимальный кредитный риск установлен на уровне $30 млн., в Укр-эксимбанке — свыше $80 млн. Немногие из банков могут похвастаться такими возможностями. Поэтому мы и ведем довольно активную работу на рынке, что, к сожалению, иногда воспринимается не совсем адекватно.

Первый кредит в рамках консорциума на $37 млн. предоставлен не госпредприятию, а частной компании «Дилайт» (Донецк) на развитие торгового центра «Глобус». Правильно ли, что госбанки (особенно Ощадный) предоставляют средства частным предприятиям?

– А где сказано, что мы предоставляем услуги только госпредприятиям?  Государственный сектор является приоритетом корпоративного обслуживания, а не ограничением нашей деятельности. Очевидно, что экономика Украины формируется не только за счет государственного сектора, но и частного. Мы работаем на существующем банковском рынке. Зачем вообще надо было проводить приватизацию, чтобы сейчас говорить о том, что госбанки должны работать исключительно на госпредприятия? Чудесно! Мы с этим соглашаемся! Но тогда давайте действительно проведем такой раздел! Убежден, что сторонников такого подхода найдется немного.

«Мы проанализируем, где затронули честь Проминвестбанка»

По-моему, это сейчас и делают. Бывшее руководство «Нафтогаза Украины» стало переводить счета из частного Проминвестбанка (ПИБ) в Укрэксимбанк. Из того же ПИБа забирают на обслуживание в Ощадбанк госпредприятие «Энергорынок». И недовольство руководителя ПИБа Владимира Матвиенко по этому поводу можно понять. Этот банк завязан на счетах именно крупных государственных и частных предприятий. Если продолжать вывод счетов из финучреждения, то это для него, скорее всего, плачевно закончится. А ПИБ — один из ключевых банков в стране.

– Безусловно. И мы, если вспомнить ретроспективу наших взаимоотношений (Ощадбанка и Проминвест-банка. — «ДЕЛО»), предложили именно поэтапный перевод «Энергорынка» на обслуживание в Ощадбанк. Кроме того, с нашей стороны не было агрессивных выпадов в адрес кого-либо из участников диалога (назовем это так).

По отношению же к нам допускались, мягко говоря, некорректные высказывания и действия. Есть несколько судебных исков, поданных ПИБом о защите чести и достоинства. Ощадбанк внимательно изучает позиции оппонента и пытается выяснить, где и чем именно было затронуто честь и достоинство Проминвестбанка. Но когда руководство финучреждения заявляет о том, что принятое государством решение в рамках действующего законодательства послужит причиной негативных последствий для банка, то, по-моему, есть все основания проанализировать эффективность управления рисками в этом учреждении.

В свое время, когда Ощадбанк лишали статуса уполномоченного по обслуживанию предприятий, вопрос о правомочности такого решения никто не обсуждал. Счета в течение двух недель просто перевели в Проминвестбанк, и все. При том, что кредитный портфель остался в Ощадбанке. Ни одного предложения о переводе, о перекредитовании не поступало.

То, что происходит сейчас, называется статус-кво.

– Да нет, мы считаем, что можем предложить оптовому рынку электроэнергии  лучшие условия обслуживания. Более того, мы готовы рефинансировать задолженность перед ПИБом. Но для этого нужно сесть за стол переговоров и начать нормальный деловой разговор. А у нас все наоборот — в суды ходим, разные публикации неприятные о себе читаем…

Это, наверное, связано с пресловутым консерватизмом и непубличностью Владимира Матвиенко…

– Я не буду давать характеристику господину Матвиенко. Хочу сказать о нашей позиции: мы пока наблюдаем за процессом. Но если кто-то думает, что руководство Ощадбанка не готово к реагированию, то он ошибается. Просто мы надеемся, что нормальные партнерские взаимоотношения, здравый смысл возьмут верх, и мы сядем за стол переговоров. Руководство ПИБа настаивает на проведении тендера — нет вопросов. Мы к нему готовы. Потому что проводить тендер будет Кабмин.

В какой стадии находится проект по переводу счетов «Энергорынка»?

– Технически этого не происходит. Но сейчас у меня на столе лежит несколько поручений, направленных на активизацию решения этого вопроса, которые были подготовлены руководством Кабмина и президентом в январе-апреле этого года.

«Нашим стратегическим партнером является «Укрпочта»

Ощадбанк хочет также заполучить на обслуживание «Укрзализныцю»…

– Да. Правда, мы только отправили первое предложение.

А какие еще финучреждения собираются это сделать?

– Я думаю, что за такого клиента, как «Укрзализныця», будут вести борьбу практически все банки первой десятки. И рассчитывать на то, что это предприятие будет обслуживаться только в одном финансовом учреждении, по крайней мере, наивно.

Вы видите еще какие-то банки в консорциуме?

– Мы открыты для работы не только с Укрэксимбанком и готовы принять к себе другие финучреждения. Почему бы нет? Кстати, в свое время Ощадбанк сотрудничал в рамках консорциума по кредитованию предприятий коммунальной сферы Киева с банком «Хрещатик».

Какие еще предприятия могут получить от консорциума предложения по переводу счетов?

– Ощадбанк совместно с Укрэксимбанком имеет эксклюзив на кредитование инвестиционных проектов для внедрения энергосберегающих технологий и изготовления альтернативных видов топлива с компенсацией с использованием ресурса госбюджета. И у нас есть намерения работать не только с оптовым рынком электроэнергии, но и вообще с предприятиями топливно-энергетического комплекса.

Вы собираетесь предложить свои услуги всем предприятиям топливно-энергетического комплекса?

– Да. Но только ними мы не ограничимся. Для нас интересными и привлекательными являются предприятия угледобывающей промышленности. Что касается системных клиентов, у нас есть планы продолжить эффективное сотрудничество с «Укртелекомом». С этим клиентом у нас сложились неплохие партнерские отношения, и мы сейчас отрабатываем возможные перспективы дальнейшей совместной работы. «Укрпочта» — это вообще один из наших стратегических партнеров.

То есть можно ожидать, что в ближайшее время эти предприятия и учреждения согласятся частично передать свои счета Ощадбанку?

– Некоторые уже перевели. С таким предприятием, как «Энергоатом», мы работаем с 2000 года. Оно было с нами в трудные времена. И когда ему нужна была помощь, мы пошли на некоторые лояльные по отношению к клиенту условия, вошли в его положение. Также работаем с Пенсионным фондом с 2002 года, с «Укрпочтой» и  со многими другими.

«Президент заинтересован в объединении потенциалов двух госбанков»

А как создавался консорциум? Кто был инициатором — руководство Ощадбанка или Укрэксимбанка?

– Я не могу утверждать, кто именно. Но когда председатель Ощадбанка озвучивал перед правлением основные направления работы, он четко определил, что тесное сотрудничество с Укрэксимбанком — одно из основных. Поэтому его поручением было выполнение этой задачи. Я отвечаю за это направление и регулярно докладываю о ходе нашего сотрудничества  председателю банка.

На уровне первых руководителей банков также ведется активное общение. А вообще создание консорциума — процесс эволюционный, со своими закономерными трудностями, и  трудно отследить, кто же был инициатором. Первый этап нашего сотрудничества с Укр-эксимбанком начался в 2003-2004 годах. Мы тогда приняли решение об объединении сети наших банкоматов. Сейчас этот процесс приобрел особую актуальность. Я убежден, что вопрос об инициаторе консорциума не имеет значения.

Может, им был Виктор Ющенко?

– Полагаю, что президент  как человек опытный в банковской сфере  заинтересован в том, чтобы у государства был мощный финансовый инструмент. А это наиболее ярко выражается именно в объединении потенциалов двух госбанков.

Укрэксимбанк традиционно довольно активно и успешно  работает с корпоративными клиентами. Кроме того, он является маркетмейкером на рынке внешних заимствований. Мы считаем, что в Укрэксимбанке на высоком уровне реализованы информационные технологии. Сейчас это является одним из наших приоритетов.

Ощадбанк же традиционно работает с физическими лицами. Также мы доказали свою состоятельность  в обслуживании системообразующих клиентов.

В процессе общения с сотрудниками Укрэксимбанка у меня сложилось впечатление, что консорциум  является своеобразной обузой для него.

– Могу сказать сразу, что такого ощущения на уровне первых руководителей наших учреждений, правлений нет. Возможно, оно есть у среднего звена менеджмента. Кстати, посмотрите статистику. У нас, к примеру, немногим более 540 банкоматов, в Укрэксимбанке, по-моему, — чуть более 260. Да и первый консорциумный кредит предложил именно Ощадбанк.

Мы понимаем, что и внутренних, и внешних факторов, мешающих нормальной работе, будет предостаточно. Они всегда есть. Иногда в подразделениях банка просто не понимают, почему нужно каким-то образом идти на интеграцию, говорят: «Мы сами сможем эти проекты эффективно реализовать». Это мнения отдельных специалистов. Потому что, помимо повседневной работы, добавились еще функции по сотрудничеству с Укрэксимбанком/Ощадбанком. Но ведь существуют и стратегические задачи, которые выходят за границы сегодняшнего рабочего дня. И синергетический эффект от их совместного  решения может быть значительно большим.

Основное внимание в консорциуме уделяется именно корпоративным клиентам? Это выдача кредитов в первую очередь?

– Да. Хотя кредитование — только одна из составляющих нашей работы.

Какие требования должно выполнить лицо, которое хочет получить кредит у консорциума?

– Прежде всего, клиент обязан предложить понятный и экономически эффективный бизнес-план. Заемщик должен согласиться на адекватную стоимость кредита, предоставить обеспечение, которое соответствует коэффициенту покрытия. Первый наш клиент — компания «Дилайт» — эти условия выполнила. Банк намерен выдавать кредиты не тем, кто их может взять, а тем, кто их в состоянии гарантированно вернуть.

Кто же следующий заемщик?

– Сейчас в завершающей стадии находится один большой проект. Однако не хочу говорить о нем преждевременно. Скажу лишь, что он будет довольно заметным. Кредитные комитеты обоих банков уже приняли соответствующие решения. Идет процедура окончательного оформления соглашения о займе (пока верстался номер стали известны получатель кредита и параметры займа. Подробнее чит. на стр. 13 — «Дело»).

И какова же его сумма?

– Значительная. Без согласования с коллегами из Укрэксимбанка я об этом не хотел бы говорить.

А проект этот связан…

– Со строительством.

Есть ли еще проекты?

– Да, их около десятка, они находятся на разных стадиях. От некоторых мы отказываемся.

По каким причинам?

– Неудачный бизнес-план, сомнительная платежеспособность, недостаточная ликвидность обеспечения и т.д. Есть еще один немаловажный фактор — непрозрачность заемщика.

«Ощадбанк» возродит практику долгосрочных сбережений

В прошлом году руководство Ощадбанка заключило соглашение о сотрудничестве с DeutscheBank. Однако финансовых ресурсов вы от них еще не получали.

– Соглашение этого и не предусматривало.

А зачем оно тогда заключалось?

– Это соглашение предполагало техническую помощь и сотрудничество между двумя банковскими учреждениями. Одним из направлений этой технической помощи является разработка возможных вариантов компенсации потерянных сбережений вкладчикам Сбербанка СССР. На сегодняшний день такая работа ведется. Сейчас мы стараемся сформировать более-менее окончательный вариант для рассмотрения в Министерстве финансов и Кабмине.

Еще одним направлением работы Ощадбанка является перевод зарплат сотрудников госучреждений на ваши платежные карты. Последним ведомством, в котором вы внедрили подобный проект, стала Служба безопасности. Кто следующий?

– Мы собираемся предложить корпоративный пакет по обслуживанию зарплатного проекта сотрудникам Пенсионного фонда.

В прошлом году произошло приятное событие для Ощадбанка: правительство и Нацбанк отменили ограничения на ряд видов деятельности, в частности, на кредитование корпоративных клиентов. Остались ли у руководства НБУ еще какие-то претензии к вам?

– Говорить о том, что это претензии, я не могу. Существуют отдельные замечания общего характера. Например, Ощадбанк, как и вся банковская система, ощущает проблему, связанную с большой долей краткосрочных денежных ресурсов в структуре пассивов. Поэтому мы намереваемся активизироваться на рынке долгосрочных сбережений.

Будут ли использоваться другие инструменты для привлечения денежных средств? Планируете ли вы облигационные выпуски?

– Это вполне возможно. Как я уже говорил, мы будем возрождать практику долгосрочных сбережений. Плюс у нас есть намерение возродить нормальную практику внутренних государственных заимствований среди физических лиц.

В свое время один высокопоставленный чиновник Минфина предложил предоставить право уполномоченного на размещение облигаций внутреннего государственного займа только одному финучреждению. Это мог бы быть Ощадбанк…

– Если нам будет дано такое поручение, мы его выполним. И не хуже, чем другие. Тем более что с подобной задачей мы уже успешно справлялись. Это как раз тот продукт, который мы можем предложить даже в самых отдаленных населенных пунктах страны.