11 мая 2015 в 12:22

Новый Шелковый путь — масштабный энергетический проект Китая

Китайский проект нового Шелкового пути станет попыткой создать свой маршрут транспортировки энергоносителей и проложить защищенные информационные каналы из Китая в обход США

В конце марта нынешнего года Китай официально представил план действий по реализации инициативы нового Шелкового пути. Это глобальный проект, призванный объединить в "экономический пояс" ряд государств на основе общей системы регуляции транспортных и торговых потоков и связанной инфраструктуры. Экономист, профессор Киевской школы экономики Михайло Сальников поделился с Delo.UA размышлениями о том, зачем Китаю на самом деле понадобился новый Шелковый путь, в каком виде возможна реализация этого проекта в ближайшей перспективе и какое место в этой инициативе может занять Россия и Украина.

Что такое инициатива нового Шелкового пути Китая и есть ли в ней экономический смысл?

Если отталкиваться от цифр, себестоимость перевозки одной тонны груза по морю во много раз ниже, чем себестоимость перевозки одной тонны груза по земле. На этом, на самом деле, можно закончить.

Один километр на корабле по морю и тот же километр по земле требуют различное количество топлива. Но на земле надо сначала проложить рельсы, в которые потом придется инвестировать буквально каждый год ради поддержания инфраструктуры. Кроме рельсов, необходимо строить промежуточные станции для техобслуживания, ведь поезда имеют естественное свойство ломаться. Даже если говорить о Китае и железнодорожной секции, которая пойдет по его территории, Шелковый путь не сможет идти через Тибет — это закрытая зона, которую Китай не готов открывать в ближайшем будущем, тем более для иностранцев. Ведь если мы говорим о транзитах грузов, речь идет о перевозке в две стороны.

Если говорить о том, что Китаю придется с нуля строить суперсовременный хайвэй или железную дорогу и по дороге добавить ряд автозаправок или промежуточных станций, проект потребует невероятных инвестиций. В результате перевозка одной тонны груза станет буквально золотой. Тем не менее, есть случаи, при которых перевозить по земле целесообразнее, чем по морю. Речь идет об энергоносителях — в частности, о нефти и, особенно, о газе.

Вопрос энергоносителей стоит для Китая сейчас достаточно остро, поскольку индустриальная модернизация и экологические проблемы заставляют страну постепенно отказываться от угля в пользу нефти и газа.

В теории транспортировка энергоносителей танкерами по морю является более экономически эффективной, чем использование трубопроводов. Но в случае Китая есть три важных фактора. Во-первых, порты Китая перегружены отгрузкой экспорта. В случае роста поставок импортных энергоносителей в порты страны Китай столкнется с необходимостью стремительно нарастить мощности существующих портов либо же строить новые. Во-вторых, многие потенциальные поставщики нефти и газа, в частности страны Центральной Азии, выхода к морю не имеют, поэтому отгрузка энергоносителей из этих стран возможна лишь из ближневосточных портов. А это фантастический сценарий, поскольку страны ОПЕК не заинтересованы в таком ходе событий. В-третьих, Китай заинтересован в развитии депрессивных внутренних регионов страны. Если основные потоки энергоносителей будут направлены в прибрежную зону, разрыв между береговым Китаем и внутренними регионами усугубится. Трубопроводы смогут дать новый толчок в экономическом развитии внутреннего Китая.

Таким образом, Китаю придется строить нефте- и газопроводы.

Но сейчас, в рамках инициативы Шелкового пути, речь, скорее всего, пойдет о том, насколько Китаю интересно и выгодно выйти со своими трубопроводами на Ближний Восток и в Центральную Азию. Это Шелковый путь, который не доходит до Турции, но останавливается в районе Кувейта, Ирака и Туркменистана. Оттуда можно построить небольшую врезку с выходом на Турцию или Азербайджан (в случае с Туркменистаном), то есть на Набукко, который идет через Кавказ, Турцию и на Европу. Вот таким и может быть своеобразный новый Шелковый путь Китая.

То есть, речь идет исключительно о транспортировке энергоносителей?

Не только. Необходимо вспомнить также об информационных потоках — оптическом волокне и обмене данными. Сейчас практически все информационные потоки проходят либо по спутникам, либо по волоконной оптике под Тихим океаном в Америку, а потом через Атлантику в Европу. С большой долей вероятности информация между Китаем и Европой будет проходить через американские сервера. Разумеется, существуют волоконно-оптические кабеля, ведущие по дну Индийского океана через Красное море и Суэцкий канал в Европу. Тем не менее, серия шести аварий 2008 года, когда морские суда и подводные лодки повредили связь между Ближним Востоком и Европой, оголила проблемы прямой информационной связи между Европой и Азией и показала ограниченность емкости каналов связи, пролегающих на дне Индийского океана.

Учитывая, что Китай пытается стать второй мировой державой (после ЕС и США), ему необходимо завязать на себя часть информационных потоков. Безусловно, Китай будет заинтересован наладить надежную и безопасную коммуникацию с Европой и Ближним Востоком в обход США. Технически это возможно и сейчас, но кабелей слишком мало, они уязвимы перед авариями или банальными актами саботажа, у них ограниченная пропускная способность. Когда у Китая есть прямая надежная (в том числе многократно продублированная) фиброоптика в Европу или на Ближний Восток, значит, что на него работают более защищенные каналы, и информационные потоки оказываются в большей безопасности.

Кроме того, вслед за нефте- и газопроводами, проложенными из Китая в Центральную Азию и на Ближний Восток, последует автодорожная и железнодорожная инфраструктура, но эти транспортные потоки стоит рассматривать лишь в комплексе. Они органически дополняют друг друга и, что важно, проходят через внутренний Китай, которому, как уже говорилось, нужен экономический толчок.

Западная пресса не раз писала о том, что Китай присматривается к месторождениям энергоносителей в Таджикистане. Какова роль Центральной Азии в новой китайской экономической инициативе?

В реализации нового Шелкового пути существует одна большая проблема. Она касается географического пояса, который не позволяет Китаю выйти на Ближний Восток. Афганистан, Пакистан, Туркменистан и Иран фактически блокируют целый территориальный сегмент. Если Китаю придется идти в обход, он отправится через зону влияния России — Таджикистан, Узбекистан и Казахстан, но это, в свою очередь, создает риск активизации самой России. На самом деле, Китай сейчас ведет против России бескровную войну путем постепенного мягкого поглощения ее экономических и геополитических активов.

Если говорить о варианте, который Китай может реализовать сейчас и который будет наименее подвержен геополитическим рискам, то путь должен проходить через Среднюю Азию, а не через Афганистан, Иран и так далее. Ведь через пояс, который включает Афганистан, Иран и Туркменистан, дальнобойщику проехать при желании можно, однако велики шансы, что вернется он оттуда без головы. Туркменистан, например, — одна из самых закрытых стран мира наряду с Северной Кореей и Бутаном. Потому, когда я увидел карту нового Шелкового пути через Туркменистан, а потом и через Иран, крайне удивился. С моей точки зрения, более логичен маршрут Кыргызстан — Узбекистан — Казахстан — Азербайджан, а потом выход на Турцию.

вариант китайского Шелкового пути

Как по этому пути пройдет транспорт энергоресурсов и информационных потоков?

Общее направление пройдет с востока на запад. Но в зависимости от того, что перевозят по этому Шелковому пути, в рамках проекта маршруты могут отличаться. Если говорить об информационной безопасности, часть той же фиброоптики могут провести из Китая через Индию или ЮВА и вывести морем в ОАЭ. Таким образом фиброоптика обогнет напряженную зону Афганистана, Пакистана или зону влияния России. Если говорить о нефти и газе, транспортный путь выгодно провести близко к территории России, чтобы она тоже могла врезаться в трубопровод. На самом деле, если у меня есть трубопровод и к нему можно подсоединить только Ближний Восток, это значит, что он будет формировать цены на нефть. Но если к нему подключена Россия, Азербайджан, а также Туркменистан, значит я легко могу манипулировать поставщиками нефти и таким образом сбивать цену. Если говорить исключительно про нефть, маршрут, который проходит через Туркменистан и Азербайджан, выглядит очень правильно. Таким образом можно выйти из Китая в Таджикистан, где есть неразработанная нефть, потом зайти в Туркменистан, где нефти меньше, чем газа, но тоже хватает, потом выйти на Азербайджан, где тоже хватает нефти, а после — на Ближний Восток. А параллельно вполне возможно построить обходной путь через Узбекистан и Кыргызстан.

Для чего?

Представьте, Таджикистан или Туркменистан приходят к выводу, что Китай начал покупать слишком много азербайджанской нефти, ведя транзит через их территорию. Под предлогом потери выручки эти страны предлагают поднять стоимость транзита. Если у Китая есть в распоряжении обходной путь через Узбекистан и Кыргызстан, у китайцев появляется сильный контраргумент в диалоге с Туркменистаном или Таджикистаном.

Было бы в целом логично, чтобы нефтяные маршруты проходили через транзитеров, которые не имеют своей нефти. Узбекистану все равно, пропускать через свою территорию туркменскую нефть или азербайджанскую. А вот Туркменистану не все равно. Таким образом, в финале самым выгодным для нового китайского Шелкового пути остается маршрут для транзита нефти, который идет через зону, где нефти нет, — например Кыргызстан и Узбекистан.

Как отреагируют на эту инициативу США?

Китай зависит от США. Но и США зависят от Китая. И не только в торгово-экономическом плане. США зависят от Китая финансово. Китай — один из крупнейших держателей американских облигаций. По большому счету, Китай по своему финансовому состоянию может серьезно играть с курсом доллара на международных рынках. Это не вопрос повышения и понижения курса — это вопрос нестабильности. Любая нестабильность негативно влияет на финансовые рынки. Кроме того Китай искусственно держит свою валюту недооцененной. И США страшно недовольны по этому поводу. Впрочем, если Китай ревальвирует свою валюту, вряд ли американские компании, которые держат свои активы в Китае, будут очень счастливы. Это приведет к лоббированию интересов Китая в США руками американских корпораций. На самом деле у Китая много рычагов влияния на США, чтобы те не вмешивались в китайские дела.

Какая роль России в этом Шелковом пути?

Она сделает врезку в нефте- и газопроводы и будет просто подкармливать Китай. То есть, своей нефтью и газом через этот путь она сможет кормить всех участников проекта. На самом деле, благодаря этому она сможет немного отвоевать у Туркменистана казахский и узбекский рынок. Но в целом она также сможет получить от этого свои бонусы. Кроме того, сейчас Россия теряет международные рынки сбыта нефти и газа, ей нужны новые рынки. Новый китайский шелковый путь, вернее его энергетическая составляющая, может быть отличной альтернативой для России с точки зрения диверсификации ее каналов сбыта.

Украину Шелковый путь затронет?

Не думаю, что в рамках инициативы Шелкового пути есть смысл говорить о существенном росте товарооборота по земле. Не может стать дешевле транспортировать товары по земле, а не по морю. По земле дешевле транспортировать только в том случае, если речь идет о ресурсах, месторождения которых слишком удалены от моря, например золота в Таджикистане, — чтобы довезти оттуда товар до ближайшего моря (еще и через территорию нестабильного Афганистана) нужно потратить денег больше, чем довезти до конечного потребителя.

Если же представить, что Китай все-таки протянет трубопроводы на Ближний Восток, вся Европа тоже выйдет на Ближний Восток через эти трубопроводы, просто построив через Турцию врезку. Таким образом, нефть и газ на европейском рынке начнут дешеветь. Здесь уже можно будет говорить о реверсных поставках нефти и газа, которые, в свою очередь, могут затронуть Украину. Я не думаю, что будут построены совершенно новые трубопроводы, которые зайдут на территорию Украины, но существующие нефтепроводы можно будет запустить в реверсном режиме, чтобы из Турции через центральную Европу нефть и газ шли в Украину. Может ли это быть реализовано без нового Шелкового пути? Да, если Азербайджан и Турция реализуют свой проект нефтепровода, чтобы построить ответвление в Саудовскую Аравию, Ирак и Кувейт. Другой вопрос, пустит ли Азербайджан в свое детище ближневосточную нефть. Вот это уже весьма сомнительно.

автор:
раздел:
теги:

По теме:

Китай намерен возродить "Шелковый путь" за $40 млрд
Экономика 09 ноября 2014 в 10:00

Китай намерен возродить "Шелковый путь" за $40 млрд

КНР анонсировала масштабный инвестиционный проект, который призван создать инфраструктуру транспортных связей в Азии

Новый "Шелковый путь" может пройти мимо России через Украину
Общество 11 ноября 2014 в 14:56

Новый "Шелковый путь" может пройти мимо России через Украину

Транспортный коридор доставки китайских товаров морем и сушей в Европу пройдет странами Средней Азии, через Иран, Турцию, а дальше в Европу и через территорию Украины — в Россию