Почему в 2022 году стоит ожидать снижения цен на сталь

  • Станислав Зинченко

    директор GMK Center

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Этот год стал рекордно успешным для всех металлургов. Хотя заканчивается он весьма тревожно. В первой половине года ситуация на мировых рынках максимально благоприятствовала поставкам. В некоторых регионах и сегментах наблюдался дефицит. Но даже несмотря на это, отечественные металлурги не смогли нарастить производство стали выше 1,85-1,87 млн т в месяц. Этот уровень мы наблюдали в конце прошлого года и в апреле-августе 2021-го. 

Такой уровень соответствует максимальной загрузке мощностей отечественных предприятий. Когда говорят о суммарных мощностях украинской металлургии, иногда называются цифры до 30 млн т в год и больше. Но, по нашему мнению, и результаты это подтверждают, более 1,9 млн т в месяц отечественные металлурги производить не могут.

Это очень важно для понимания перспектив отечественных предприятий. На максимум они работают недолго, так как ситуация на мировых рынках стали очень изменчивая и тренды не длятся долее полугода. К тому же им приходится регулярно останавливаться на ремонты основного оборудования. Поэтому динамика производства выглядит так: в благоприятные периоды — в 1,9 млн т в месяц, а затем провал на два-три месяца до 1,6 млн т. И подобная ситуация повторяется из года в год. Вопрос только в длительности этих волн, которые сменяют друг друга.

Что повлияло на производство в 2021 году

Осенью 2021 года производство провалилось из-за дефицита кокса. На ш/у "Покровское" в конце июля произошла авария, из-за чего на ряде участков добыча угля была приостановлена. Поставки отечественного угля на коксохимы сократились. Нарастить импортные поставки быстро было невозможно, поэтому появился неожиданный дефицит угля и кокса. 

Энергетический кризис все еще больше осложнил. Дефицит газа, плюс недостаток энергетического угля — и мы получили нехватку коксующегося угля, некоторые марки которого вместе с пылеугольным топливом могут использоваться в качестве угля энергетического. 

С другой стороны, ограничивающим фактором стало и резкое ухудшение спроса на мировом рынке. Прежде всего в Китае — на 25% г/г в сентябре и октябре. Это падение можно назвать катастрофическим. Показатели рынка недвижимости Китая свидетельствуют о снижении инвестиций в этот сектор. А строительство — это, по разным оценкам, от 50% до 70% потребления стали в Китае. 

В результате начало осени для мировых рынков стали оказалось непростым периодом. Подчеркну, что при таком огромном падении спроса Китай не оказал на глобальный рынок настолько же значимого влияния. Предыдущий раз, в 2015 году, сокращение потребления стали в Китае вызвало кризис в мировой отрасли и падение цен на несколько лет.

Сегодня же и потребление, и производство снизились синхронно. Поэтому Китай в большей степени оказал влияние на глобальный рынок через цены на сырье, а именно на железную руду. Все-таки на него приходятся три четверти глобального импорта. 

Вместе с тем энергетический кризис привел к росту цен на энергоносители и электроэнергию. И газ оказывает на цену угля большее влияние, чем Китай. Поэтому пока она держится на высоком уровне. Но развитие ситуации очевидно всем: весной или даже во второй половине зимы цены на газ пойдут вниз, а вместе с ними опустятся и цены на уголь. Уголь сегодня занимает до 50% в переменных расходах производства стали. Поэтому дешевый уголь потянет за собой падение цен на прокат. То есть в 2022 году мы ожидаем снижения цен на сталь — то, чего не дождались в 2021 году.

Факторы неопределённости в 2022 году

Конечно же, факторов риска в 2022 году гораздо больше, чем ожидалось от 2021 года. А соответственно, значительно выше и уровень неопределенности. Что же это за факторы?

Во-первых, непонятно, что будет с Китаем. Его правительство вроде как достигло целей снижения производства по итогам года и ослабило требования к загрузке мощностей. Более того, были даже заявления о том, что правительство продолжит программы стимулирования экономики за счет инфраструктурных программ.

Во-вторых, энергетический кризис вызвал виток инфляции во всех странах мира. Это ведет к тому, что программы стимулирования экономики будут сворачиваться, а именно за счет таких программ и поддерживался столь высокий спрос на сталь в этом году. Что будет без стимулирования? Потребление стали может снизиться. Это если не рассматривать самый страшный сценарий, при котором мир погрузится в стагфляцию, если инфляция с высокими ценами негативно повлияет на спрос и приведет к падению экономики. Против стагфляции у центробанков лекарства нет.

В-третьих, мы видим усиление распространения пандемии, новые штаммы. Необходимость ревакцинации, введение новых ограничений на передвижение. То есть эпидемия продолжит сдерживать экономику и негативно влиять на цепочки поставок, создавая неожиданные узкие места. 

В-четвертых, в Турции происходит резкое обесценивание местной валюты. Причина этому — неоправданно агрессивная политика центробанка, который снижает учетную ставку вместо того, чтобы повышать ее в условиях роста инфляции. Это может подорвать макроэкономическую стабильность в стране и инвестиционный климат. А Турция — важный рынок для украинских металлургов.

Ну и, наконец, риски эскалации военного конфликта с Россией. Все понимают, что может быть, если это реализуется.

Благоприятные факторы 2022 года

Но не все наши ожидания от 2022 года негативные. Есть и положительные моменты. Во-первых, заявлены планы по реанимации "Электростали" в Курахово. По нашим данным, завод может заработать во втором квартале 2022 года. Текущие цены на лом в Украине и на глобальном рынке, а также разница в ценах на электроэнергию в Украине и ЕС создают возможности для более чем успешной работы завода. Можно ожидать, что уже весной завод начнет работу на полную мощность — более 500 тысяч тонн стали в год.

Этому благоприятствует и отмена защитных пошлин на заготовку в Египте. Потенциально туда идет до полумиллиона тонн экспорта заготовки в год. "Электростали" это может помочь.

Высокие цены на нефть и газ приведут к росту инвестиций в эти отрасли, особенно потому, что в последние несколько лет наблюдался определенный уровень недоинвестирования. Это хорошая возможность для производителей труб. 

Кроме того, в Украине планируется реализация крупных госпрограмм в сфере энергосбережения, что затронет и ЖКХ. И это опять-таки возможность для производителей труб. 

В 2021 году мы ожидали, что украинские металлурги произведут 21,5-21,6 млн т стали. По факту получилось 21,4 млн т.

В следующем году неопределенность крайне высока, так как степень влияния перечисленных рисков значительная. Любой из этих факторов способен оказать на отрасль катастрофическое влияние. Однако мы прогнозируем 21,2-21,6 млн т в год. Наш прогноз ближе к оптимистическому. Надеемся, что риски не будут иметь серьезного влияния, а положительные факторы проявят себя.

Фото: Depositphotos