Зачем театру Гарик Корогодский и появится ли опера в Малой опере — режиссер Тихон Тихомиров

  • Тихомиров Тихон

    режиссер, продюсер

Тихон Тихомиров (официальное имя Игорь Тихомиров), и.о директора-художественного руководителя Малой оперы, о том, как будет восстанавливать театр и будет ли там звучать опера, что творится у его коллег и зачем ему понадобилось ставить спектакль по книге миллионера Гарика Корогодского
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Тихон, в последние два года произошел всплеск интереса к театру зрителя, на премьеры билетов не достать. Меняется что-то реально в театральной системе? С чего надо начинать театральную реформу, чтобы театры избавились от вечной финансовой нищеты и там появились современные проекты?

Тут нужно рассматривать две ситуации. Одна — государственный театр, другая — антрепризный, независимый по определению.

А меценатский?

Меценатство очень локально. Такой человек должен сам быть творческим. Вот как найти того, у кого есть творческая составляющая?

Ко мне сегодня приехал прикольный человек из Винницы, который позвонил и сказал: "Знаешь, мы занимаемся бумажной посудой, уже разрослись, стали большими. В Виннице и в Киеве у нас несколько филиалов. И у нас в торговом центре за стойкой администратора есть пустая стена. Хотим ее декорировать. Давай мы будем там театральные афиши вешать о разных проектах. А вы нам будете давать билеты в театр — четыре штуки в месяц. К нам очень много народу ходит, будут видеть, а мы имиджево поднимемся".

Это тот самый случай, когда человек правильно мыслит. И не важно, что он сейчас не дает миллион долларов на какой-то проект, важно, что он движется в этом направлении. Но как ты угадаешь, кто способен стать меценатом по-настоящему. Тут только случай.

Режиссер и продюсер Тихон Тихомиров

Чиновники от культуры заговорили о театральной реформе, а в самих государственных театрах что-то меняется?

Как по мне, они какими были художественно, такими и остались. В конце ХХ — начале ХХI в театрах был набор удач у начинающих тогда режиссеров. Дмитрий Лазорко (его "Войцек" в Молодом театре, эксперименты по Достоевскому в театре на Левому берегу — delo.ua). Дмитрий Богомазов с "Двенадцатой ночью", а до этого в 1996-м у него первый спектакль был — "Чарівниця" (по пьесе "Безталанна" Карпенко-Карого — delo.ua). Богомазов за него получил "Пектораль", а когда его во Львов привезли, люди уходили из зала. Они принять этого не могли: "А де ж воно ...".

Были интересные вещи. Благодаря Эдуарду Митницкому, который подтягивал в Левый берег живых молодых режиссеров, у которых был потенциал. Благодаря появлению в театре Франко интересных режиссеров.

Но они театр и государственную театральную систему не меняли. И она до сих пор такая. Нет заоблачных потрясающих успехов. Есть удачные спектакли, успех которых основывается на личностях. Но таких — единицы.

А нереально быстрый взлет Дикого театра как объясните?

Молодое поколение интересное. Если говорить о Диком театре — это безусловно, живой взгляд на театр. Но они антрепризные, а это уже другая история.

Возвращаясь к государственным театрам… Согласитесь, что многие сумели воспользоваться ситуацией, когда к ним пошел зритель.

Они все правильно делают на хорошем среднем уровне. Сейчас они оказались востребованными. Это как когда плечо вправили, сустав встал на место и вот оно — заработало. Но им надо быть смелее в ценовой политике. А они этого пока этого не понимают, не чувствуют, опасаются. Они же на объемах существуют. У них по 40 спектаклей в месяц. Зрителей много. Поэтому существуют адекватно.

Думают: а куда он, зритель, денется, куда ему еще идти?

Может быть, именно поэтому и единичны художественные успехи.

Я ждал момента, пока сорвет крышу и я скажу — ладно, я буду нищим, но займусь театром.

Но ведь появляются интересные антрепризы...

Да, антреприза начинает развиваться, и хочется, чтобы она развивалась активней. Не хватает продюсерского таланта Славы Жилы, продюсерского и художественного понимания Ярославы Кравченко, моих каких-то антрепризных попыток — пока этого не хватает. Нужно еще кого-то.

А Влад Троицкий?

Если бы Троицкий в этом направлении работал и занимался зрителем, тогда, может быть, и тут была волна. Но у него совершенно другая ситуация, он нашел свое направление и вряд ли захочет куда-то еще двигаться. Он для меня отдельно существующая единица, крайне интересная.

"Золотые ворота" со Стасом Жирковым? На того же "Сталкера" на площадке Молодого билеты разлетались мгновенно.

Но они малютки. Как-то говорили с продюсером Сергеем Лавренюком о "Золотых воротах". Он считает, что если спектакль популярен, если, например, на "Сталкер" люди хотят идти и не могут взять билет, то рискуй, арендуй площадку и дай зрителю то, что он хочет. Проверь себя на большем объеме. Не понимаю, почему нет. Сейчас у людей в театральной среде очень много сил. Это надо использовать.

Помню при Черновецком в Киеве была попытка "чистки" театров, находящихся на балансе города, делили на какие-то категории — этим даем столько-то, этим столько-то, а этим — вообще не даем. Потом все затихло. А может и правда есть мертвые театры, которые проще закрыть, чем реанимировать?

Проблема не в количестве государственных театров, и не в том, что они забирают много денег. Я считаю, что, напротив, театров у нас мало. Всегда говорят, что денег нет, но при этом умудряются красть. Хотя ситуация сейчас меняется: в театры идут государственные деньги. И деньги от инвесторов — как в "Театр на Подоле", например. Инвестиция не государственная, но при этом город включился.

Вам, как и.о. директора-худрука Малой оперы, театра муниципального, удается продвигать его к жизни? Ведь место отличное, само здание — о таком только мечтать. Когда уже услышим здесь оперу? Или пока не до оперы?

На конец года мы умудрились отдать долги перед "Киевэнерго", сейчас закрыли долги перед водоканалом — все это годами копилось. И сейчас серьезно разговариваем со столичными властями о реконструкции. Да, площадка классная, только стены какие, когого размера и каких лет, да они просто вопиют: спасите нас, дайте нам жить дальше, и мы многое сможем дать вам.

А это реально в ситуации дотационного государственного театра? Ведь в социуме сформировалось мнение, что от руководства гостеатров ждать нечего, так как они плохие менеджеры: им деньги зарабатывать не надо, а дотации они используют неэффективно?

В ответ хочу привести в пример Андрея Белоуса — очень талантливого руководителя театра (руководит Молодым театром — delo.ua). Его театр зарабатывает деньги, потому что объемы большие: спектакли идут, практически, каждый день. И заработанные деньги остаются в театре. У него, прошу прощения, от туалетов до пространства за кулисами наведен порядок. В тот туалет было страшно заходить в свое время. Когда приходит хозяин, становится комфортно, уютно, и деньги реализуются правильно. Хозяйственность нужна, нельзя тырить бабло, ну нельзя.

Как директор-худрук может реализоваться? Сделать так, чтобы в театре стало, как дома — это раз. А второе, реализоваться творчески, как руководитель направления.

А какой вы видите свою творческую реализацию?

Хочу, наконец, начать репетировать оперу. Коля Третьяк будет ее выпускать, будем совместно с ним ставить — сейчас ищем варианты. Скорее всего это будет Моцарт, какая-то камерная оперная история. Будем искать новое звучание. И здесь я понимаю, что я могу. А получив деньги на спектакль, я получу отдачу не только имиджево, но и финансово. Появится мой зритель. И может быть, если достаточно таланта, это станет интересно большому количеству зрителей. Тогда это будет мощным прорывом.

И вы сможете сами назначать цену билетов?

До цены билетов еще не добрался. Мы только-только запускаемся. У меня сейчас даже труппы нет. Деньги на постановки надеюсь выделит департамент культуры Киева.

В Малой опере: участники проекта "Как потратить миллион, которого нет". Фото с facebook.com/tihon.tikhomirov

А на ремонт дадут? Иначе зрители замерзнут зимой без отопления? Что столичные чиновники говорят?

Сейчас мы говорим с ними о "поточном ремонте" — нам нужно справиться с крышей, и да, восстановить батареи. Департамент культуры сам очень активно развивает тему с реконструкцией. Они хотят это сделать — и это для меня хороший знак.

Но самое главное, я хочу найти деньги на свои титульные художественные проекты, которые Малую оперу сделают именно тем театром, к которому стремлюсь.

Вы просчитали формулу, которая не сможет не сработать? Или это будет эксперимент с неизвестным результатом?

Безусловно, какие-то вещи мы заложили, которые не могут не сработать.

Откуда такая уверенность?

С 2000-го года я был ивент-менеджером, у меня было свое ивент-агенство. И параллельно я умудрялся ставить спектакли. Так тянулось 15 лет. В какой-то момент я понял, что невозможно, занимаясь ивентами, ставить спектакли и развиваться в этом направлении. Но ивенты — это кусок хлеба, надо же что-то кушать. Поэтому я ждал момента, пока сорвет крышу и я скажу — ладно, я буду нищим, но займусь театром.

Когда сорвало? И что придумали, чтобы избежать нищеты? Проект с миллионером Гариком Корогодским по его книге?

Когда ушли москвичи с рынка, я сказал своему сопродюсеру Сереже Букшину, что хочу в театр. Что вижу антрепризную перспективу. Что готов делать недорогие билеты, ставить что-то маленькое и по чуть-чуть зарабатывать, чтоб на хлеб хватало. И искать свой путь. А Сергей — он очень четко считающий человек — говорит: так нельзя, если антреприза, то нужно брать звезд. Я отвечаю: так не хочу, мне нужны свои в доску, молодняк. И тогда он предлагает: "Ладно, смотри, есть книжка Гарика Корогодского "Как потратить миллион, которого нет".

Гарика я знаю как потрясающего рассказчика, словоблуда, который анекдотами просто сыплет.

Гарик Корогодский перед спектаклем "Как потратить миллион, которого нет" в театре оперетты.

Были с ним знакомы?

В 2008 году в Шотландии делал ему день рождение. На этом проекте мы и познакомились: сошлись на каких-то вещах. Тогда мой партнер меня кинул, а с Гариком поссорился — в общем, мы сошлись душа в душу. Гарик потом надавал мне кучу работы.

А про Гарика как писателя и его книгу что-то знали?

Что книжка очень продвинутая. Гарик — один из ведущих блогеров с 25 тысячами подписчиков. Кстати, пока мы ставили спектакль, у него стало 80 тысяч подписчиков, и думаю, их число будет расти.

Просто было адаптировать книгу Гарика для театрального действа?

Когда прочитал книгу, увидел, что автор описывает события, а его герои говорят по малюсенькой реплике на страницу, поэтому надо писать пьесу. Задача стояла сделать так, чтобы описания событий превратились в диалоги персонажей и при этом это была интерпретация именно книги Гарика. Это оказалось крайне интересно.

И сколько времени заняло?

Думал, что лупану за пару месяцев, а потратил пять.

Корогодский вашу идею одобрил?

Когда принес пьесу Гарику, он говорит: денег не дам. А я: "И не надо, я уже подтянул людей совершенно бесплатно". Это актеры, которые говорили мне: что ты сидишь, давай театр. А когда я от него уходил, он спросил: "Ты серьезно? Это может быть?" Я говорю: "Это будет. Я уже репетирую. Ты прости, что приехал к тебе через два месяца после начала репетиций".

Видела Гарика в роли уборщицы в спектакле — зал рукоплескал. А с постановочным процессом его знакомили?

Знакомил его с участниками, приглашал на показы локальных сцен. Ему интересно было, потому что когда-то я его выдернул совершенно бесплатно в свою короткометражку — был такой опыт, тогда мне хотелось разобраться, что это за пластика такая — кино.

Сцена из спектакля "Как потратить миллион, которого нет". Гарик Корогодский в роли уборщицы, Дмитрий Вивчарюк в роли Гарика Корогодского.

Как прошла премьера?

Билеты были дорогие непомерно, но зрители все равно пришли. Был полный зал. Мы даже не были готовы к такому, были сырые: тогда еще не было роли для Гарика, у Вертинского была только одна сцена в первом действии. Уже позже мы придумали сцену с монологом и репетицию похорон бабушки, потому что понимали, что нужно раскачать не только в сторону комедии, но и лирических вещей. Я планировал постепенно спектакль улучшать-улучшать-улучшать.

Думаю, что платил артистам за премьерный спектакль столько, сколько никто не платит в Киеве. На сцене было 24 человека. Сценография достаточно богатая. Не экономили на том, что необходимо было художественно. Два костюма ежика специально пошили. Их нигде не было, этих ежиков, а тем более двух ))). Это по мелочи, конечно. А по крупному — ту штуковину, которая крутится на сцене, делали на заводе Антонова. Технологически она такая, что полторы тонны выдерживает, то есть туда можно поставить человек 20 и она будет крутиться.

Что будет с этим проектом дальше?

Будет жить. Это большой антрепризный проект.

Алексей Вертинский в спектакле "Как потратить миллион, которого нет"

Где будете играть? В театре оперетты в Киеве, где и играли?

Возможно. Но они меня пугали, что только понедельники остались, но мы не из пугливых.

Финансовые результаты каковы: заработали или нет?

Сейчас выдохнем, расплатимся со всеми окончательно, посмотрим, может что-то и заработали. Главное машину не продавать.

Деньги на проект — это были частные инвестиции?

Безусловно какие-то деньки были, но, в первую очередь, мы рассчитывали на продажу премьерных билетов.

Чтобы делать проекты такого уровня, с какого бюджета имеет смысл начинать заводиться?

Если по-честному, чтобы не переживать хватит ли денег, думаю, где-то от миллиона гривен. Но если делать все, как у Серебрянникова, то хотя бы 50-60 тысяч американских денег — наверное, так.

Где самые большие риски в таком проекте?

Если брать антрепризу, то любой, кто в это ввязывается, рискует деньгами, однозначно.

На масштабный театральный проект нужно, чтобы не переживать хватит ли денег, где-то от миллиона гривен. Но если делать все, как у Серебрянникова, то хотя бы 50-60 тысяч американских денег

За аренду площадки предоплата?

Конечно, 50% предоплаты, а перед спектаклем отдаем оставшиеся 50. Риски везде, если ты собираешься отдавать деньги. А я отдаю. Хотя у меня есть несколько человек, которые до сих пор мне должны тысячи долларов по ивентам. Я так не могу. Это репутация, разве что ты планируешь потом сбежать из страны. Мне так не интересно, интересно дальше работать с людьми.

Малая опера будет ориентироваться на узкую аудиторию? Если верить статистике, во всем мире любителей оперы 1%. Или хотите заинтересовать массы?

Малая опера — это такое место, куда будут подтягиваться люди. Ко мне часто приходят творческие люди поговорить на этот счет: а можно ли у вас играть, а давайте совместно что-то делать, у вас тут как, у вас тут что. И многие мне нравятся, потому что вижу в них творческий потенциал и понимаю, что за ними придут зрители, которые будут приходить сюда снова и снова и на другие проекты. Так может образоваться тусовка — свой зритель, назовем это так.

Но мое желание, хоть я и режиссер драматического театра, все-таки продвинуться в сторону оперы. Я, когда первый раз увидел на видео "Пиковую даму" Михалкова-Кончаловского, подумал тогда: "О! Вот же как круто! Вот они и живут, и поют". До этого сколько опер я не смотрел — поют все время и не живут.

Музыка не обязательно должна быть такой, как ее придумал Моцарт. Не обязательно должен быть оркестр

Но в Малом театре с масштабной оперой не развернешься: сценическое пространство камерное и, опять же, оркестровой ямы нет...

Да, невозможно играть большим составом на сцене: я еле втискиваю сюда 12-14 человек. Потому нужно искать варианты. Когда я проходил конкурс на эту должность, я говорил с одним мужчиной-экспертом из конкурсной комиссии...

А он голосовал за вас или против?

Против. Конкурс я как бы выиграл, но мне не хватило одного голоса, чтоб стать директором-худруком, поэтому, я сейчас исполняющий обязанности. Но буду подаваться на очередной этап конкурса.

Так вот, тот человек — композитор, профи — мне говорит: а как же вы Моцарта будете ставить, как же оркестр? Я отвечаю: "Вы сейчас меня крамоле предадите, но музыка не обязательно должна быть такой, как ее придумал Моцарт. Не обязательно должен быть оркестр. Музыка может быть диджейской, музыка может быть рок-музыкой".

Наверное, когда делали ивенты, каких только опытов с музыкой не устраивали?

Как-то был ивент, когда мы взяли для исполнения хита группы (которая заказала этот ивент, чтобы презентовать свой клип), оркестр, который играет на похоронах и свадьбах. Это было потрясающе. Там такая вейцовщина пошла. Эти мужики такое сифонили…

Ярко. Но там шоу было в приоритете. А опера в Малой опере — другая история. Или нет? Кого ищите в труппу?

Нужны оперные или другие исполнители, которые не закостенели, которые понимают, что может быть по-разному. Есть талантливейшие люди, голоса очень интересные тембрально, но в классической опере им просто не хватает мощности. А здесь они могут реализоваться на сто процентов.

В Малой опере пространство небольшое, но акустика, наверное, одна из лучших в стране. Когда заполняется зал, звук становится ровным и идеальным. Нереальное пространство. Однозначно это будет оперная площадка. Но это будет арт-опера. Будем работать не только с классическими произведениями и открыты для разных креативных предложений.

Беседовала Елена Гладских