Грустные истории о Третьякове и Порошенко

Бывший вице-премьер Николай Томенко рассказал о том, как он «готовил в президенты» Виктора Ющенко и какое место в его жизни занимает Юлия Тимошенко.
О работе нашего правительства я могу рассказать три самые грустные истории. Грустные для страны, а
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Вы уже можете беспристрастно подвести итоги деятельности правительства Юлии Тимошенко, в котором вы работали?

– О работе нашего правительства я могу рассказать три самые грустные истории. Грустные для страны, а не для меня. Первая - бензиновый кризис «имени Третьякова». Этот кризис - на его совести. Когда мы собирали русских нефтетрейдеров, они сказали, что есть некоторые проблемы, но они готовы жить по украинским законам. Когда  цены возвратились на прежние позиции, они пошли к Третьякову, и он убедил президента, что с ними надо договариваться по-другому. Не знаю, как по-другому – это, может, прокурор скажет – но, в конце концов, была создана рабочая группа во главе с Третьяковым, которая установила цены на бензин и фактически переподчинила себе правительство.

Дальше - сахарный кризис «имени семьи Порошенко и сахарного бизнеса», мясной – «имени украинских помещиков, работающих на мясном рынке». Единственная эмоциональная вещь, которую сделала Тимошенко, тем самым допустив ошибку – это когда в нашей борьбе за мясо для народа она постоянно говорила в каких-то абсолютных ценах. Понятно, что в рыночной системе управления руководители страны не должны диктовать цифры. В конце концов, эти три кризиса съели у нас где-то 20% благосостояния народа.

Еще было много политических, экономических и социальных проблем. К примеру, я как вице-премьер должен был заниматься координацией деятельности медиа-пространства. Но нас полностью вытеснили из этой сферы. Сказали, что этим будет заниматься команда президента. Могу вам открыть тайну – до этих пор нигде этого не говорил – все предложения правительства по составу Национального совета по телевидению и радиовещанию, подписанные премьером и вице-премьером, не согласовывались им вообще. То есть в Нацсовет вошли друзья Третьякова, Порошенко или их «подшефные». Я предложил в Совет людей, которые прошли обсуждение на «Телекритике», на медиа-форумах. Это были Тарас Шевченко, Александр Чекмышев и другие достаточно нейтральные политические фигуры и известные персоны в медиасреде.

Почему именно вы стали тем жертвенным агнцем, который был поставлен на кон при отставке правительства Тимошенко?

– Потому что я действительно был самостоятельным политиком в правительстве. Самостоятельным человеком, который имеет свою точку зрения. Моя особенность в том (чем я хорош и плох для украинской власти одновременно), что в этой жизни ни один из больших начальников не может сказать, что он помогал мне делать карьеру. Это я им помогал.

Кому именно вы помогали?

– В 1999 Александру Омельченко помог стать мэром Киева. Он тогда сидел в своем кабинете и не знал, что делать, поскольку президент Леонид Кучма поддержал кандидатуру Григория Суркиса.

Виктору Ющенко помогал становиться лидером блока «Наша Украина». Вообще помогал создавать этот блок – писал первые заявления для Ющенко. То есть я помогал Ющенко стать президентом страны. Не буду называть десятки имен народных депутатов и мэров городов, которым я помогал. Конечно, я их учил как ученый, как эксперт, как аналитик. Не говорю, что они не давали мне взамен ничего, но я был человеком, который пришел самостоятельно в политику и имею привилегию самостоятельно уйти. Поэтому, когда прошел месяц-полтора счастливой жизни в новой стране, я, как человек, который анализирует социологические опросы и делает мониторинг прессы, увидел, что у новой власти начались серьезные проблемы. Тогда я начал публично говорить об ошибках новой власти. Практически через неделю сказал об опасности и незаконности расширенных полномочий секретаря СНБОУ, об опасности должности первого помощника президента (должность занимал Александр Третьяков – «ДЕЛО». Во всем мире роль Кабинета президента сводится к контролю за галстуками и прическами президента, а у нас - к контролю его указов и распоряжений. В итоге я дискутировал с Ющенко по этому вопросу. Я говорил, что если меня будут ставить перед фактом и оттеснять от принятия решений, то я буду вынужден говорить об этом публично. Почему я должен нести ответственность за то, что делается без меня и вообще против правительства?

К примеру, одним из первых указом Ющенко было назначение Владимира Кметика президентом НТКУ. После того, как я публично выступил и сказал, что не понимаю, как принималось решение – Кабмин, премьер и вице-премьер вообще не знали об этом назначении. В результате все было переиграно, и на это место пошел Тарас Стецькив. И  таких решений было много.

Когда-то мы смеялись над Кучмой за то, что он принимает решение, исходя из того, кто последний вышел из его кабинета. Но по многим решениям, которые сегодня принимает президент, это выглядит именно так: кто первый пробежал через его кабинет, кто первый принес ему документы, то решение и подписывается. Например, история с назначением генпрокурора. Такое впечатление, что кто-то пришел и сказал, что самый лучший кандидат – Василий Присяжнюк. А потом появился некто другой, которому удалось убедить президента выбрать Александра Медведько.

Как восприняла Тимошенко ваше желание выступить с заявлением перед телекамерами?

– Я всегда отстаивал хирургические методы. К лечению таблетками отношусь критически. Так и тут. Конфликт зашел уже так далеко, что на последних заседаниях правительства уже не было конструктивных диалогов. На одном из последних заседаний 12 человек от «Нашей Украины» пришли и сказали, что либо они уходят из правительства, либо уходит Тимошенко. Было понятно, что поставлена задача уничтожить Тимошенко как премьера. Причем для этого создавались такие условия, чтобы Тимошенко ушла сама. Я - человек самостоятельный, и всегда сам принимаю решение. Когда увидел, что один из вариантов договоренностей - своеобразный политический бартер, сказал, что в политическую работорговлю не играю. Тогда я и принял решение об отставке, а Тимошенко мне сказала: «Это твое право».

На празднование годовщины революции придете?

– Вчера я встретил ребят из Службы безопасности. Они спрашивают: «Придешь на Майдан?» Я говорю: «Конечно». Они мне: «Ну, вы там осторожнее – у нас уже есть список, кого нельзя  пускать на трибуну. Вы в нем первый». Но это не главное. Я вообще автор концепции, чтобы годовщину революции не праздновать, а отчитываться перед народом. Отчитываться должна новая власть и, прежде всего, лидеры «оранжевой революции» – президент и экс-премьер Тимошенко. И она, кстати, готова это делать.

А Тимошенко получила приглашение на празднование годовщины революции?

– Как стало известно после брифинга главы президентского Секретариата Олега Рыбачука, сценарий празднования революции будет утверждаться президентом. Поэтому, каким именно будет этот официальный сценарий, мы не знаем. Но мы заявляем, что готовы принять участие в этом мероприятии и готовы отчитываться перед народом. Дайте нам, например, час времени, чтобы мы могли рассказать, что мы делали в правительстве и что не сделали – а все остальное время мы будем общаться с людьми просто на улице. Это то, что мы предлагаем. 

Вы сделали заявление о том, что гарантируете победу БЮТ и создание на этой основе коалиционного правительства, и если этого не произойдет, то вы готовы положить депутатский мандат. Вы за свои слова отвечаете?

– Отвечаю. Я не привык возвращаться назад и всегда имел с этим проблемы. Прийти в парламент и оказаться в оппозиции, быть председателем комитета не хочу – я им уже был и, кстати, успешным. Поэтому, если мы приходим и не создаем правительства, в котором я буду работать, то смысла сидеть в парламенте нет. Я найду для себя другую работу.

Какова будет стратегия партии «Реформы и порядок», членом которой вы являетесь на этих выборах?

– Когда обсуждалась стратегия БЮТ и место в нем ПРП, мы пришли к выводу, что БЮТ будет не блоком партий, а блоком личностей. Что касается ПРП, то это - уникальная партия по количеству известных личностей, но, сказать окончательно, что она существует как партия или как команда личностей, мне трудно. Парадокс заключается в том, что она на всех выборах работала на кого-то: в 2002 году – на «Нашу Украину», на президентских выборах – на Виктора Ющенко. Она никогда не занималась собственной раскруткой, поэтому как партия, условно говоря, с 2002 года фактически прекратила свое существование. Но в ней есть авторитетные и популярные люди, и я убежден, что в любой версии абсолютное большинство из них будет в Блоке Тимошенко. Сама процедура создания блока меня сейчас интересует меньше всего – вся партия будет входить или нет. Но те люди, которые интересны или те, которые имеют свою позицию – все будут в Блоке Тимошенко.

У вас есть друзья среди политиков?

– Друзья - это сложная идеологема. Я всегда говорил, что с политиками и женщинами дружить опасно. С ними можно работать, реализовывать проекты. Но дружба может плохо закончиться. Поддерживаю нормальные деловые отношения с большим количеством людей, которые и сегодня во власти. Например, сегодня вечером будем обсуждать с Юрием Луценко (министром внутренних дел – «ДЕЛО»), как сделать так, чтобы не было проблем во время годовщины «оранжевой революции».

Если с женщинами и политиками дружить опасно, то как можно объяснить ваше сотрудничество с Тимошенко?

– Она является исключением. Когда мы обсуждали электорат БЮТ, то обнаружили, что есть социальная группа, которая оказывает Тимошенко меньше всего доверия – это домохозяйки. Они в большинстве своем не готовы голосовать за нее. Она спрашивает: «Почему?» - «Потому что ты - умная и красивая», - объясняю. В Украине существует предубеждение, что женщина не может быть одновременно красивой и умной. Но Тимошенко является одновременно и красивой женщиной, и сильным политиком.

Все очень любят себя хвалить. А есть ли за вами как-нибудь грехи?

– Я уже как-то говорил, что в Афганистане заразился страшной «болезнью» – русским матом. Это очень плохая вещь, и честно говоря, я от этой болезни еще не излечился.  У меня есть еще один очень большой недостаток – как гуманитарий очень плохо разбираюсь в технике и в любых хозяйственных делах. Если меня просят дома что-то сделать, я говорю, что могу рассказать, как это сделать, но сам это сделать не могу. По этой причине я технически «непродвинутый» человек. Но сейчас меня сильно выручает сын - он может проконсультировать меня по поводу компьютерной программы или мобильного телефона. Хотя одна из самых главных моих проблем в жизни – это «проблема с позвоночником»: за 40 лет много раз менялась власть, но я так и не научился под нее прогибаться. 

Биография

ТОМЕНКО НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Родился в 1964 году в селе Малые Каневцы Чернобаевского района Черкасской области.

1983-1985 – проходил службу в Советской армии в Афганистане.

1989 и 1992 - закончил исторический факультет и аспирантуру Киевского государственного университета им. Шевченко. Защитил кандидатскую диссертацию.

1992 - 1995 - заведовал кафедрой политических наук Института государственного управления и самоуправление при Кабинете Министров Украины.

1994 - 1995 и 1997 - доцент, заведующий кафедрой политологии Национального Университета «Киево-Могилянская Академия».

1995 - 1997 – вице-президент фонда «Украинская перспектива».

2000 – 2001 – начальник Главного управления печати и информации Киевской городской государственной администрации.

С 2001 года руководит Институтом политики.

2002 – 2005 – народный депутат Украины, член фракции «Наша Украина», председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам свободы слова и информации.
Во время избирательной президентской кампании 2004 года – доверенное лицо по общенациональному избирательному округу кандидата на пост президента Украины Виктора Ющенко.

С февраля 2005 по сентябрь 2005 – вице-премьер-министр Украины по гуманитарным вопросам. Член партии «Реформы и порядок».