12 июня 2009 в 8:09

Максим Тимченко: Главный энергетик Ахметова

Максим Тимченко, генеральный директор ДТЭК сообщил, что компания рассматривает возможность приобретения энергогенерирующих мощностей в Румынии и Турции

Максим Викторович, как ДТЭК переживает кризис? Каких производственных и финансовых показателей вы ожидаете по итогам текущего года?

Мы стали готовиться к кризису еще в конце прошлого года. Первое, с чего мы начали, — пересмотрели бизнес-план на 2009 год, который готовился для утверждения. Отмечу, что даже по этому, скажем так, пессимистическому сценарию, финансовые показатели компании оставили на уровне 2008 года. В то же время добычу угля и производство электроэнергии планируется уменьшить в результате общего падения потребления в стране и спада в промышленности.

Также мы внесли серьезные изменения в организацию работы компании. Некоторые функции были достаточно жестко централизованы — например, казначейские операции и еженедельное управление инвестиционным бюджетом.

Кроме того, мы провели ряд встреч с трудовыми коллективами предприятий ДТЭК, чтобы объяснить нашим сотрудникам логику некоторых решений руководства. Речь идет в первую очередь о сохранении удельной себестоимости продукции на уровне 2008 года без учета инфляции гривни.

Вы пересматривали бизнес-план компании в текущем году? Будете ли вы это делать?

В I квартале потребности в пересмотре бизнес-плана не было. Ситуация развивалась нормально, и показатели компании были даже лучше, чем мы предусматривали в «пессимистическом» бизнес-плане.

Но наши ожидания, что I квартал будет самым тяжелым, не оправдались. II квартал оказался вовсе провальным. Государство не смогло полностью перестроиться на новый режим управления энергетической отраслью в условиях кризиса.

Пока у нас есть определенный запас прочности по I кварталу. Поэтому показатели ДТЭК в 2009 году не должны значительно отличаться от предусмотренных бизнес-планом. Но если ситуация не изменится, к сожалению, мы будем вынуждены пересмотреть прогноз.

Как изменилось финансирование инвестиционных программ ДТЭК?

Инвестпрограмма не претерпела каких-то резких уменьшений. В прошлом году ее бюджет был 1,7 миллиарда гривен, в этом — 1,3. Все наши стратегические проекты продолжают финансироваться.

Более 50% инвестиций мы направляем на развитие угледобывающего направления. В этом году ДТЭК планирует оборудовать механизированными чешскими комплексами три лавы. Еще в одной лаве будет установлена струговая установка (ее запуск намечен на начало следующего года). Это очень дорогостоящее оборудование, но в будущем оно позволит нарастить объемы добычи угля и снизить его себестоимость.

На генерацию ДТЭК направляет около 30% всех инвестиций. В этом году мы планируем провести второй этап программы реконструкции ТЭС. Им предусматривается переоборудование трех блоков на трех станциях. Два из них уже выведены из эксплуатации. Пока все идет по плану.

Какая на сегодняшний день общая сумма долговых обязательств ДТЭК? Как компания справляется с этой нагрузкой?

В этом году мы четко выполняем все свои обязательства. На 31 декабря 2008 года соотношение чистого долга к показателю EBITDA в нашей компании составило 0,91, что позволяет нам успешно управлять ликвидностью и увеличивать размер кредитного портфеля.

У нас были определенные переговоры по рефинансированию и реструктуризации кредитов. Это были большие суммы, и, в общем-то, банки пошли нам навстречу.

На начало года кредитный портфель компании составлял 490 миллионов долларов при 35 миллионах на свободных кредитных линиях. Думаю, до конца года мы его нарастим. С учетом выплат по кредитам (около 40 миллионов долларов до конца года) и реструктуризации долгов мы планируем привлечь от 100 до 130 миллионов долларов.

А с какими банками ведете переговоры?

Мы делаем ставку в первую очередь на российские и украинские банки, которые понимают политическую и экономическую ситуацию в Украине и готовы взять на себя связанные с этим риски. Параллельно мы общаемся с западными банками, которые по-прежнему не утратили к нам интерес.

Сейчас ДТЭК активно отстаивает возможность экспорта электроэнергии в направлении Венгрии и Беларуси. Зачем это компании сейчас, когда стоимость электроэнергии в Украине выше, чем на внешних рынках? Ведь закупать ее для экспорта дешевле, чем по оптовой рыночной цене (ОРЦ) внутри страны, запрещено.

Если экспортировать электроэнергию в Венгрию и Румынию, то можно говорить о продаже по ОРЦ. Покупатели есть. Но при этом серьезно зарабатывать на экспорте электроэнергии на данный момент, конечно, невозможно.

Стать экспортером электроэнергии — стратегическая задача нашей компании, шаг на пути выхода ДТЭК на европейские рынки. Поэтому мы не фокусируемся на получении краткосрочной прибыли. Для нас намного важнее выстроить системный экспортный бизнес, основанный на мощной производственной базе внутри Украины и партнерских отношениях с европейскими компаниями.

Напомню, что мы являемся одним из ключевых поставщиков углей газовой марки на «Западэнерго» (управляет ТЭС «Бурштынского энергоострова», с которого осуществляется экспорт. — «ДЕЛО»). Поэтому нам важно, чтобы рынок угля развивался, потребление росло.

Если говорить о Беларуси, то, конечно, продавать электроэнергию по ОРЦ на этом рынке сейчас не представляется возможным. Ведь рядом Россия, которая предлагает свою электроэнергию по более низкой стоимости. Поэтому здесь необходимо правильное решение государства: либо не продавать электроэнергию вовсе, либо продавать ее по цене ниже ОРЦ, но выше себестоимости. А найти юридические возможности для экспорта электроэнергии дешевле ОРЦ можно.

Все-таки вопрос согласования экспорта электроэнергии «Востокэнерго» каким-либо образом сдвинулся с места?

К сожалению, понимания чиновников этого вопроса мы до сих пор не нашли. Звучали отговорки, объяснения… Я ответственно заявляю: все схемы экспорта совершенно непрозрачны.

В течение прошедшего года экспорт в направлении Европы фактически монополизировала одна компания с разными названиями (подразумевается Korlea Invest Holding. — «ДЕЛО»). Она использовала экспортные возможности «Бурштынского энергоострова» в полной мере, когда на рынке поставок электроэнергии была конъюнктура. А после того как ситуация с ценами в Европе ухудшилась, эта компания стала неспособна продавать большие объемы электроэнергии, но, как и прежде, контрактовала экспортные возможности «Бурштынского острова». Все это привело к тому, что в апреле объемы экспорта снизились на 84% (по сравнению с апрелем 2008 года. — «ДЕЛО»).

При этом, согласно новым изменениям в закон «Об электроэнергетике», доступ к трансграничной пропускной способности уже через месяц будет предоставляться по итогам аукциона. Складывается такое впечатление, что Минтопэнерго хочет сохранить ныне действующие схемы до последнего дня.

А как вы оцениваете проект порядка проведения аукционов по экспорту электроэнергии, который подготовила Нацкомиссия регулирования электроэнергетики (НКРЭ)?

Этот документ направлен на сохранение текущей ситуации. В проекте говорится, что изменения в закон не являются форс-мажорными обстоятельствами для существующих контрактов (а некоторые из них заключены до 2015 года). К этому документу есть масса других замечаний.

Ваша компания оспаривает в суде постановление НКРЭ о реструктуризации задолженности «Энергорынка» перед компаниями тепловой генерации, поскольку в список  не попали ни «Востокэнерго», ни «Днипроэнерго»….

Мы категорически против этого решения. Постановление НКРЭ нарушает базовый принцип, который заложен в законе «Об электроэнергетике»: оплата электроэнергии должна осуществляться всеми генерирующим компаниям в объеме, пропорциональном выработке электроэнергии.

Логику НКРЭ, почему долги «Энергорынка» не были погашены перед «Востокэнерго», можно объяснить откровенной дискриминацией частного бизнеса. Но в «Днипроэнерго» у государства контрольный пакет акций. Нам объясняют: у компании нет долгов перед «Углем Украины» за поставленную продукцию. Но долгов нет лишь потому, что у «Днипроэнерго» есть долги перед ДТЭК в размере более 500 миллионов гривен. Это те деньги, которые мы заплатили для закупки угля государственных шахт.

Мы оспорили решение НКРЭ в суде, обратились в Антимонопольный комитет. Если этого будет недостаточно, будем апеллировать в органы прокуратуры.

Вы знаете, как решить проблемы государственных шахт, кроме как административным вмешательством?

В долгосрочной перспективе — однозначно путем прихода частного собственника. В среднесрочной —  нужно давать возможность взаимодействия госпредприятий и частного бизнеса в таких формах, как аренда или концессия, с набором инвестиционных и социальных обязательств.

В нынешнем году Кабмин решил выставить на продажу 99 государственных шахт. Какие из этих объектов вам наиболее интересны?

Нам интересны предприятия, которые производят газовые угли. Это касается того же «Добропольеугля», если его выставят на продажу. Кроме того, у нас недостаток углей тощих групп, который мы хотели бы закрыть.

Однако постановление правительства о приватизации 99 шахт не дает ответа на массу вопросов, связанных с их продажей. Например, сегодня на балансе «Добропольеугля» находится около двух десятков котельных, ремонтные и  вспомогательные предприятия. Только на объекты социальной сферы объединение ежегодно тратит около 35-40 миллионов гривен. Постановлением же предлагается продать сами шахты, разорвать все существующие внутрихозяйственные связи. При этом не дается ответ на вопрос, что делать со всеми перечисленными хозяйствующими субъектами. Плюс к этому в проекте приватизационного договора предусматривается масса обязательств инвестора, а у Минуглепрома — только права и полномочия. Поэтому мое мнение: это постановление вряд ли заработало бы, даже если бы президент не приостанавливал его действие.

ДТЭК планирует наращивать свое присутствие на зарубежных рынках угля, особенно после возможного приобретения новых активов в добывающей сфере?

Компания сейчас очень активно работает в этом направлении. Это один из способов решить проблему сбыта продукции в условиях ее переизбытка на внутреннем рынке. Думаю, в ближайшее время мы сможем достичь экспорта в объеме около 100 тысяч тонн угля в месяц. Что касается рынков сбыта — в основном это Восточная Европа, а также Турция.

Планирует ли ДТЭК увеличивать долю в тепловой генерации Украины?

Однозначно да. Думаю, очевидно, что нас интересует «Днипроэнерго»: ДТЭК уже владеет более 47% акций этого предприятия, и совершенно логично, что мы хотим купить контрольный пакет. Касательно участия в приватизации других станций я сегодня не готов сказать. Будем смотреть…

В правительстве зреют планы по продаже как блокирующих, так и контрольных пакетов некоторых облэнерго. Акции каких компаний были бы интересны вам в этом случае?

Прежде всего «Донецкоблэнерго». Мы владеем более 30% этой компании, кроме того, она находится

в регионе присутствия ДТЭК. Нам интересны и другие промышленные области, где есть база потре-бителей, где находятся генерирующие мощности ДТЭК.

Рассматриваете ли вы возможность приобретения активов за рубежом? 

Да. Это также часть нашей стратегии. В частности, имея собственный сырьевой ресурс, мы планируем развивать генерацию вне Украины. Сейчас мы изучаем проекты в Румынии и Турции. Речь идет как о покупке станций, так и об участии в их достройке. Я думаю, уже в этом году станет известно о первых результатах этого процесса.

А зарубежные угледобывающие компании вас интересуют? Кстати, ДТЭК окончательно отказалась от приобретения шахты имени Чиха в России?

Наш базовый рынок — Украина. Российский рынок нам тоже интересен, в первую очередь близлежащие регионы, например Ростовская область. Шахту имени Чиха мы изучили достаточно хорошо. И хочу сказать, что решение о приобретении этого предприятия было не бесспорным с самого начала. После начала экономического кризиса предложенные ценовые параметры перестали соответствовать рынку. Поэтому мы решили отложить реализацию этого проекта. В среднесрочной перспективе угольные активы Ростовской области будут для нас по-прежнему интересны.

В НАК «Энергетическая компания Украины» отмечали, что недавнее собрание акционеров «Днипроэнерго» удалось провести по итогам «непростых, долгих переговоров». На какие уступки пошла ДТЭК, на какие — государство?

Я бы не сказал, что кто-то пошел на какие-то серьезные уступки. Государство, владеющее контрольным пакетом акций, получило большинство в наблюдательном совете. При этом были учтены и наши интересы как крупнейшего миноритарного акционера. ДТЭК также взяла на себя определенные обязательства по инвестициям в «Днипроэнерго» и управлению этим предприятием.

Существует мнение, что проведение собрания акционеров было бы невозможным без политической договоренности на уровне владельцев ДТЭК и правительства...

Переговоры шли исключительно между двумя субъектами — Минтопэнерго и нами. Как активный участник этих переговоров я могу сказать, что обсуждались исключительно вопросы стратегии развития предприятия, а также баланса интересов акционеров. Никакой политической подоплеки я здесь не вижу.

Тимченко Максим Викторович

 12 августа 1975 года — родился в с. Новоселицы (Новгородская область, Россия).
 1997 год — окончил Донецкую государственную академию управления по специальности «Менеджмент в производственной сфере». Продолжил обучение в университете г. Манчестера (University of Manchester), имеет диплом с отличием и степень бакалавра экономики и социальных наук (Bachelor of Arts in Economic and Social Studies). Является членом Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA).
 1998-2002 годы — работа в международной компании PricewaterhouseCoopers, занимал должности от консультанта до старшего аудитора.
 2002-2005 годы — старший менеджер в ЗАО «СКМ».
 С июля 2005 года — генеральный директор ДТЭК.

История ДТЭК

Впервые предприятия ДТЭК объединились в формате Ассоциации в 2002 году. На тот момент в Ассоциацию вошли 15 предприятий, которые представляли собой логическую цепочку от добычи и переработки угля до производства и поставки электроэнергии. Ядро Ассоциации ДТЭК на момент создания составили: энергогенерирующая компания «Востокэнерго», энергопоставляющая компания «Сервис-Инвест» и шахта «Комсомолец Донбасса». В июле 2004 года блок угледобычи и углепереработки пополнился новым крупным участником:
в состав Ассоциации ДТЭК вошла компания ОАО «ГХК «Павлоградуголь». В том же году ДТЭК было публично заявлено о создании управляющей компании — Корпорации ДТЭК. На нее возлагалась функция управления энергетическими активами группы «СКМ» Рината Ахметова.

119 млн. грн.
составила прибыль ДТЭК по итогам 2008 года. В 2007-м этот показатель составлял 1,19 млрд. грн. Валовая прибыль компании в 2008 году увеличилась по сравнению с предыдущим годом на 50,8% и составила 3,04 млрд. грн.

Топ-менеджер о себе

 Доходы
«Мои доходы состоят исключительно из заработной платы и годового бонуса, который предусмотрен в контракте».
 Недвижимость
«Живу между Киевом и Донецком, поэтому есть квартиры как в Донецке, так и в Киеве».
 Автомобиль
«Нравятся японские и немецкие авто. Как правило, езжу на автомобиле марки Lexus, в свободное от работы время — Porsche».
 Одежда
«Одежду покупаю в Лондоне. Предпочитаю костюмы марки Canali. Хочу перейти на новый формат приобретения одежды — шить на заказ, что будет занимать намного меньше времени».
По материалам журнала «ТОП-100»

Читайте также:  

раздел:

По теме:

Ривненские аграрии пустят свеклу на биогаз
Рынки 04 июня 2009 в 8:29

Ривненские аграрии пустят свеклу на биогаз

Ривненская компания «Инсеко», один из крупнейших производителей семян в Украине, намерена построить завод по производству биогаза

Часть Киева может остаться без электричества через неделю
Рынки 11 июня 2009 в 18:10

Часть Киева может остаться без электричества через неделю

Акционерная компания "Киевэнерго" остановила работу одного из двух работающих блоков ТЭЦ-5 из-за критической ситуации с закупкой топочного мазута, которая сложилась на теплоэлектроцентралях компании