Мнения 25 февраля 2010 в 7:27

Тигипко: Окружение Януковича меня не утопит

Потенциальный премьер-министр Сергей Тигипко рассказал «ДЕЛУ» о том, кто в ближайшем будущем примкнет к его команде, и о том, что повлечет за собой возможный приход в политику совладельца группы «Приват» Игоря Коломойского

Сергей Леонидович, когда вы в последний раз виделись с  Януковичем?

После второго тура мы дважды встречались. Это было около двух недель назад.

По чьей инициативе проходила встреча?

Первый раз по моей инициативе - я его поздравлял с полученным на выборах результатом. Мы говорили о перспективах: о том, что делать с парламентом, с экономикой. О каких-либо кадровых назначениях речь не шла. Позиция Януковича состояла в том, что нужно сначала вступить в должность президента, а потом уже назначать людей. И я с этим согласен.

тигипкоВы говорите о том, что  ваши шансы стать премьер-министром приравниваются к 5%... Что  должно случиться, чтобы ваши шансы приравнялись к 100%?

Все зависит от Виктора Януковича. Я сознательно отдал инициативу в его руки, не делал каких-либо шагов к премьерству, не вел переговоров и с фракцией «НУ - НС», являющейся ключевой в процессе создания большинства. Хотя мог бы. Но это было бы нечестно по отношению к Януковичу. Ведь как победитель он должен начать с чистого листа и самостоятельно принять решение.

Вы говорите о том, что все сейчас зависит от Януковича. А от других политиков, соревнующихся с вами за пост премьера, разве ничего не зависит? Например, от Николая Азарова, Бориса Колесникова, Арсения Яценюка и пр.?

Я уверен, что от них практически ничего не зависит. Если Янукович примет решение по кандидатуре премьера, он его проведет. А если не захочет, то сделает так, чтобы того или иного кандидата «прокатили» при голосовании в парламенте, или пойдет на другие варианты.

Какую роль в решении Януковича может сыграть фактор 2004-го, когда вы ретировались из штаба Виктора Януковича в самый последний момент?

Я не ретировался, а публично ушел, собрав пресс-конференцию. У нас с Виктором Януковичем абсолютно нормальные отношения, и вы не слышали ни от меня, ни от него претензий по 2004 году.

Я понимаю, что есть определенное давление окружения Януковича на ситуацию, которая складывается после выборов. Думаю, что там переживают по поводу кандидатов на пост премьера, и небезосновательно. У «регионалов» есть большое желание провести своего человека на пост премьера, и это логично.

То  есть вы чувствуете, что окружение  нового президента топит  вас?

Окружение Януковича меня утопить не может. Я знаю, что премьерство, которое, возможно, у меня было бы, — это слабое премьерство. Если заходить на эту должность, то уже фундаментально — со своей фракцией, которая войдет в большинство. И, если при определенных обстоятельствах власть уходит от выполнения задекларированной программы, тогда фракция выходит из коалиции. Должна быть жесткая конструкция с возможностью идти на ряд компромиссов. Я прекрасно понимаю, что мне было бы не совсем комфортно работать премьером при нынешних условиях, поскольку конструкция выстраивается рыхлая. Поэтому идеальный вариант для страны — досрочные парламентские выборы. Ведь мы пробуем сейчас из парламента образца старого периода слепить новый. Это плохо. Впереди — много необходимых непопулярных решений, которые должен принять парламент. А он к этому не готов.

А какие непопулярные реформы?

Нужно поднимать цены на газ для населения.  Необходимо переходить от всеобщей системы льгот к адресной социальной поддержке. Придется ограничивать размер  максимальных пенсий и поднимать пенсионный возраст по некоторым льготным категориям. Думаю, не уйти и от пересмотра в сторону увеличения тарифов на железнодорожные перевозки, особенно пассажирские. Это все будет вызывать серьезные вопросы в обществе. Но стоит один раз «переболеть», и мы получим фундамент, на котором можно построить реальную экономику.

Кроме того, вижу ряд решений, позволяющих включить резервы — начиная от проведения прозрачных тендеров и заканчивая отменой НДС. Благодаря скрытым резервам можно сохранить существующий уровень социальной поддержки.

Что вы делаете, чтобы  приблизить досрочные  парламентские выборы?

Ничего. Все — в  руках Януковича. Пусть пройдут сто дней его правления — там видно будет. То же и с премьерством: процесс не форсирую. Я встречался с народными депутатами от «НУ — НС». На все предложения отвечал одно: идите к новому президенту и спросите, хочет ли он видеть Тигипко премьер-министром. Да, я могу разработать программу, с которой депутатам будет не стыдно поехать в любой регион Украины. Я могу побороть ту же коррупцию, могу пообещать депутатские места. Но — не всем подряд.

Кому же?

Прежде всего тем, кто не запятнал себя.

Такие есть?

Есть. Их много. К примеру, вы много знаете грязи за Тарасом Чорноволом или за Виктором Шемчуком?

Сколько депутатов парламента на вас ориентируются?

Если бы я, проводя переговоры, давал какие-то обещания или обсуждал преференции, тогда я смог бы их подсчитать.

Но вы же сказали, что будете создавать  внефракционную группу…

Это другая история. Пусть создастся новое большинство, я обращусь к 3-4 депутатам с предложением войти во внефракционную группу, которая будет служить мощной информационной площадкой.

Кроме Чорновола и Шемчука, кто туда войдет?

Я пока не называю ни Чорновола, ни Шемчука, ни других депутатов.

К ним может примкнуть Александр Третьяков, который уже заявлял  о своей благосклонности  к вам?

Я думаю, что сейчас многие депутаты захотят лично инициировать много чего. Но решения буду принимать я и моя партия («Сильная Украина». — «ДЕЛО»). Пока я никаких фамилий не называю.

Вы  говорили, что могли  бы повлиять на «НУ — НС»  по поводу возможной  коалиции с Партией регионов. Какова ваша позиция по отставке нынешнего премьера Юлии Тимошенко? Будете влиять на «НУ — НС»?

Нет. Если, скажем, мне предложат премьерство, то я должен буду сначала побеспокоиться о том, чтобы мой предшественник ушел в отставку. Наверняка этим придется заниматься.

На  каком этапе вы прекратили переговоры с Тимошенко?

Мы с ней последний раз встречались сразу после второго тура по инициативе самой Юлии Владимировны. Так же, как и с Виктором Януковичем, обсуждали политические перспективы.  

Как вы думаете, у  нее не осталось перспектив быть во власти?

Она будет эффективно работать в оппозиции.

Она предлагала вам примкнуть к ее оппозиционной  деятельности?

Я не буду обсуждать эти закрытые темы без ее согласия.

С кем из окружения Януковича вы наиболее плотно работаете?

Я напрямую общался  с Виктором Януковичем. Из его окружения за последнее время встречался только с Ринатом Ахметовым, и то по вопросу деятельности его фонда «Развитие Украины».

Говорят, что группа Дмитрия Фирташа в Партии регионов на начальных этапах была очень заинтересована в вашем премьерстве. Как сейчас они  относятся к этой перспективе?

Извините, но я об этом ничего не знаю. Давно не виделся ни с Сергеем Левочкиным, ни с Юрием Бойко, ни с Дмитрием Фирташем. С Левочкиным разговаривал месяц назад. Но разговоров о лоббировании себя на роль премьера не вел ни с кем.

Почему  у вас не получилось совместного политического проекта с Социалистической партией?

Мы проводили переговоры, но у нас обнаружились серьезные расхождения  по некоторым вопросам. К тому же такой альянс едва ли способствовал бы успеху на выборах и плохо отразился бы на рейтингах.

Социалисты обвиняли вас в том, что вы использовали их местные партийные ячейки…

Нет, такого не было. Это абсурд. Я строил свою кампанию не по партийному принципу и сам руководил ею. Привлекал хороших организаторов, политтехнологов, единомышленников. Среди них представителей от партии Александра Мороза не было.

К вашим соратникам причисляют замглавы Секретариата президента Александра Шлапака  и и.о. министра финансов Игоря Уманского. Вы будете привлекать их в свою политсилу?

Я с ними работал в разное время, когда был в правительстве и Нацбанке.

Кто они для вас сейчас?

Мы периодически общаемся, можем сверить свои позиции по финансовому и экономическому секторам страны, но к «Сильной Украине» они отношения не имеют. Александр Шлапак четко в свое время сказал, что не будет играть ни в какую другую политику, кроме политики Ющенко. Он пробыл с ним до конца. Игорь Уманский поглощен борьбой с финансовым кризисом. Поэтому сегодня я их не подтягиваю к себе.

А в будущем будете их привлекать?

Вполне возможно.

В качестве кого?

Это способные люди. По Игорю Уманскому мне трудно пока говорить, а вот Александр Шлапак может эффективно заниматься политикой, государственным строительством. Он имеет хорошую подготовку для этого.

Назовите свою первую пятерку на будущих парламентских  выборах?

А когда они будут, эти выборы? Вот настанет этот день, тогда поговорим о пятерке. Пятерка должна соответствовать условиям и времени. Если выборы будут через 2,5 года, многое может к тому времени измениться, в том числе и в моей команде.

Будете ли участвовать в  выборах мэра Киева?

Не исключаю и этой возможности. Влиять на ситуацию в стране можно как с позиции президента, чего у меня не получилось в этот раз, так и с позиции премьер-министра, что скорее всего, также не случится. Мэр Киева —  мощная должность, потому что появится возможность показать на примере одного региона, как ты можешь работать и какие реформы проводить. И это не будет мешать мне оставаться общенациональным лидером. То, что в Киеве нужно менять власть — это однозначно.

Игорь Коломойский как-то помогал вам материально во время проведения избирательной кампании?

Ни один человек меня не спонсировал. Только некоторые  люди в регионах помогали с техникой или офисами. А все остальное я сам финансировал.

Но с этим бизнесменом вы поддерживаете отношения?

Недавно виделись — около трех недель назад.

Коломойский на прошлой неделе подал иск в  Конституционный  Суд по поводу законности проведения выборов депутатов всех уровней  на пропорциональной основе. Это говорит о том, что он готовится идти в  публичную политику. Вы видите Коломойского в политике?

Мажоритарные  выборы считаю не самым  лучшим вариантом  для страны. Ни к чему, кроме коррупции в политике, они не приведут. Депутаты, избранные по этой модели, переходили из фракции во фракцию и каждый раз неплохо зарабатывали на этом. Весь мир выстраивает работу в политике через партии, к этому нужно стремиться и нам. Если нужно усилить связь между депутатами и избирателями, следует отменить закрытые списки. А на местном уровне привязать открытые списки к округам, чтобы была персонификация и усиление партийной конкуренции. «Мажоритарка» приведет на местных выборах к власти средний бизнес, а в Верховной Раде вызовет объединение олигархов.

А Коломойский в  политике — это  хорошо или плохо?

На персоналии не перехожу. Но считаю, что крупный бизнес в политике — это плохо. Кто бы там ни был. Впрочем, это проблема не бизнеса, а страны, поскольку не были созданы условия, при которых бизнесмены занимались бы своим делом, а не шли в политику.

Но  вы ведь тоже бизнесмен  в политике?

Да, но это разные вещи. Во всем мире миллиардер может  стать политиком. Стать публичным  никому не запрещается. А вот теневое влияние, скупка депутатов, закрытое финансирование партий — вещи, далекие от публичной политики.

То  есть Коломойский  — не публичный политик, а вы публичный?

Я — точно публичный. У меня есть партия, которую  я возглавляю.         

От  бизнеса отошли?

Да. Управляющая компания полностью курирует мой бизнес. Другое дело, что раз в месяц я могу потребовать отчет. Ведь акционер все равно следит за бизнесом. Но оперативно на бизнес не влияю.

Ваша избирательная кампания была одной из наиболее динамичных. С кем работали?

Моими выборами не занимались PR-компании. Со мной работали двое молодых политтехнологов из России. Однако многие вещи, скажу откровенно, корректировал лично.

Можете  привести пример?

Мне, в частности, предлагали немного «люмпенизировать»  кампанию. Предлагали говорить более популистские вещи, советовали ориентироваться на юго-восток. Я отказался, и ориентировался на объединение страны. 


Сергей Леонидович Тигипко

Родился 13 февраля 1960 года в селе Драгонешты Лазовского района Молдавской ССР.

 В 1982 году окончил Днепропетровский металлургический институт по специальности «инженер-металлург».

 С 1984 года — заместитель директора Днепропетровского механико-металлургического техникума.

 С 1989 года — первый секретарь Днепропетровского обкома ЛКСМУ.

 С 1991 года — заместитель председателя правления коммерческого банка «Дніпро».

 С 1992 года — председатель правления ПриватБанка.

 С 1997 года — вице-премьер-министр по вопросам экономики.

 С 1999 года — министр экономики.

 С 2000 года — народный депутат.

 С 2002 года — глава Нацбанка.

 С 2005 года — председатель правления финансово-промышленной группы ТАС.

 С 2007 года — председатель правления ВАТ «Сведбанк».

 В 2008 году — советник Тимошенко  и сопредседатель Совета инвесторов при Кабинете Министров.

 В 2010 году — баллотировался на выборах президента Украины.


$900 млн. —  именно во столько эксперты оценили состояние Сергея Тигипко


Тигипко создал блок

В ноябре 2009 года Сергей Тигипко возглавил партию «Сильная Украина», созданную на основе партии «Трудовая Украина». Недавно в Киеве состоялся межпартийный съезд, в котором участвовали партии «Сильная Украина» и «Информационная Украина». Одним из решений съезда стало создание избирательного блока Сергея Тигипко «Сильная Украина».

Загрузка...
Новое видео
Чи потрібен вам касовий апарат? РРО для підприємців в 2021 році — Ірина Нараєвська
Загрузка...