Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Среди акционеров Concorde Capital только ее менеджеры

  • Игорь Мазепа

    гендиректор инвестиционной компании Concorde Capital

  • Лев Парцхаладзе

    замминистра регионального развития Украины

Игорь Мазепа, генеральный директор инвестиционной компании Concorde Capital, в интервью «Делу» рассказал, на чем зарабатывает его компания и опроверг информацию о смене акционеров Concorde Capital во время кризиса

О партнерах и собственниках

В конце 2010 года в одной из своих колонок в ИнвестГазете вы упомянули о своих новых партнерах из швейцарского банка Julius Baer. Сразу же возникла ассоциация с компанией Dragon Capital, миноритарным пакетом акций которой владеет Goldman Sachs… Julius Baer стал совладельцем Concorde Capital?

Нет. Знаете, в русском языке слово партнер «смешалось» со словом акционер. Но это совсем не значит, что партнеры Concorde Capital обязательно являются акционерами компании. У нас сотни партнеров по всему миру, с которыми мы просто сотрудничаем.

Если говорить конкретно о Julius Baer, то это крупнейший в Швейцарии банк, специализирующийся на private banking, а у Concorde Capital достаточно клиентов, которым такие услуги могут быть интересны.

Раз уж мы заговорили об акционерах Concorde Capital. По рынку давно циркулирует информация, что во время кризиса 2008-2009 годов компания сменила структуру собственников. Мол, сейчас Concorde Capital контролирует одна из украинских финансово-промышленных групп…

Кого нам в собственники только не записывали, и Коломойского, и Ахметова, из последнего – с Пинчуком…

Популярно объясняю: никаких обязательств или опционов ни перед кем у меня нет, кроме своих коллег, которые также являются акционерами Concorde Capital. Это очень узкий круг людей, все они менеджеры нашей компании – это я, Виталий Струков и еще несколько ключевых фигур Concorde Capital.

О пережитом

Concorde Capital довольно сложно переживал финансовый кризис. В компании за последние 2-2,5 года произошло много изменений. Чем отличается нынешний Concorde от образца середины 2008 года?

В принципе, поменялся не только Concorde, поменялся весь рынок и мы вместе с ним. Что касается нашей компании, то, во-первых, существенно выросла наша способность привлекать деньги для украинских компаний через IPO. 

Второй момент. Мы начали активно работать на рынке облигаций. Это то, на чем в 2009 году неплохо заработали многие инвесткомпании, и мы в том числе. Для нас облигационные продукты, будь то первичный или вторичный рынок, сейчас в списке приоритетов.

В-третьих, компания стала более структурированной, мы начали аккуратнее относиться к своим издержкам. При этом нам удалось сохранить основных людей в департаменте аналитики, продаж, в трейдинге, в инвестиционном банкинге.

В-четвертых, Concorde Capital полностью отказался от розницы. До середины 2008 года у компании была разветвленная сеть местных офисов – по всей стране у нас их было одиннадцать. Мы от них отказались. И сделали это преднамеренно.

Опять же преднамеренно мы пока-что не идем в он-лайн трейдинг, который стал популярным среди наших коллег буквально в последние 2 года – на сегодня в Украине уже насчитывается около 35 он-лайн брокеров (компаний, которые предоставляют услуги интернет-трейдинга частным инвесторам – «Дело»)…

Странно получается. Украинская биржа (УБ) активно развивает направление интернет-трейдинга, но ваша компания в этом не участвует. И это при том, что вы к УБ имеете непосредственное отношение, являясь председателем биржевого совета этой биржи. Могли бы, так сказать, на своем примере показать, насколько это сейчас востребовано…

Я четко разделяю эти две позиции. На бирже я работаю над развитием инфраструктуры украинского фондового рынка, а в компании Concorde Capital – над тем, чтобы заработать денег и добавить стоимости ее акционерам.

Так вот, по критерию прибыльности, он-лайн брокеридж на данный момент еще не стал для нас интересным. В Украине еще не сформировался достаточный уровень инвестиционной культуры, нет критической массы интернет-трейдеров для того, чтобы идти в бизнес он-лайн торговли.

Возможно, мы зайдем в этот бизнес, но немного позже и только выиграем от такой тактики. Наверное, тогда мы переплатим за вход. Но наши единоразовые издержки по построению такого бизнеса в будущем будут в разы меньше совокупных затрат компаний, которые вошли в рынок он-лайн брокериджа в начале его развития.

О доходах компании

Если говорить о структуре доходов Concorde Capital. На чем зарабатывала компания в 2010-м?

Половину дохода принес инвестиционный банкинг, половину – трейдинг. В принципе, это нормальная, «живая» модель. Небольшую часть в копилку добавили доходы от управления активами – с приобретением компании «Пиоглобал Украина», с операционными усовершенствованиями внутри компании Concorde Asset Management мы существенно сократили наши издержки. Поэтому определенный доход появился и там.

Можете более детально рассказать, за счет чего формировался доход в инвестиционном банкинге?

В первую очередь – это сделки по слияниям-поглощениям (M&A). Во-вторых – организация IPO. В-третьих, – сделки по реструктуризации долгов. И совсем немного принесли консультационные услуги по вопросам, которые касаются сбалансированности структуры капитала компаний.

M&A и IPO в 2010 году сгенерировали по 40% дохода от инвестиционно-банковского бизнеса.

А в трейдинге на чем зарабатывали?

Около 80% – это доход от торговли акциями. Хотя, еще в 2009 году было наоборот. Основную часть дохода от торговли ценными бумагами приносили облигации.

Что касается проектов, которые Concorde Capital запускал в конце 2008-начале 2009 года, к примеру, бартерная биржа B2B… Что с этим непрофильным бизнесом Concorde Capital?

Кроме B2B было еще несколько подобных бизнесов. Среди них – проекты по выкупу плохих долгов (коллекторские компании), была бетонная компания, страховщик и еще ряд инвестиций. Это проекты, в которые были вложены средства Private Equity Fund, которым управляет Concorde Capital и наши партнеры.

В этом фонде были и собственные средства Concorde Capital?

Да. Все эти инвестиции, кроме, разве что, B2B, существенно добавили в стоимости. Они уже вышли на самоокупаемость. Думаю, в 2011 году мы будем выходить из некоторых из этих проектов. Так как наша главная мотивация – это не операционный доход, который они приносят, это доход от продажи наших долей в этом бизнесе.

Прибыль, я так понимаю, они приносят небольшую, поскольку в структуре доходов вы их даже не упомянули…

Да, но я бы сказал, что это нереализованная прибыль, которая принесет существенный возврат в будущем, при продаже этих проектов.

Беседовал Александр РУБАН