Уроки грузинского

Ник Пиацца о том, почему грузины меньше страдают от последствий кризиса и какие истины нужно усвоить украинскому бизнесу
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

на прошлой неделе вернулся из очередной поездки в Грузию. Не хочу прослыть критиканом, однако мне стало абсолютно очевидным то, что Украина существенно отстает от Грузии в преодолении кризиса. А больше всего печально осознавать то, что у Украины по сравнению с Грузией намного меньше шансов выйти из кризиса с более выгодной позицией, чем та, которая была у страны до его начала.

За последние полтора месяца я практически убедился в том, что грузинский парламент научился реагировать на проблемы и достаточно эффективно их решать. Может, благодаря молодости и энергичности его команды? Новому грузинскому премьер-министру всего 34 года. К сожалению, украинский политикум, формально также не из древних, продолжает играть в бюрократические игры и до сих пор не решил ряд ключевых для развития страны вопросов или возвел их в ранг «святых». К примеру, вопрос приватизации земли. К слову, грузинские коллеги его решили много раньше – инвесторы имеют возможность получить участок земли при условии трудоустройства определенного количества людей и создания заводов по переработке сельхозпродукции.

И все же я меньше всего хотел бы прослыть пессимистом или скептиком. Однако слишком много разочаровывающих событий происходит в украинской политике сегодня. Если два года назад это было конкуренцией в относительно богатые времена, то сейчас, когда критично необходимо продемонстрировать политическое лидерство и интеграцию, продолжение конкуренции удручает. Более всего удручает продолжение эксплуатации постсоветских принципов и установок. Когда в Грузии была война, их Центральный банк сумел удержать отток средств из банковской системы, заявив о гарантировании сохранности всех депозитов. И все коммерческие банки работали на взаимную поддержку, потому что все понимали: если хоть один банк «утонет», это может разрушить всю систему. Банк Грузии, к примеру, положил определенную сумму денег на счета своего конкурента. Это полная противоположность тому, что происходит в Украине: Нацбанк заявил, что депозиты заморожены, и тем самым запустил панику.

Сейчас НБУ скупает гривню, выпуская на рынок доллар, который сразу же после этого скупается и выводится в оффшоры. И стоит ли удивляться тому, что в одночасье такое большое количество инвесторов поступили аналогично и покинули этот рынок. По причине схожей валютной политики у России не меньшие проблемы. Грузинская же валюта оставалась относительно стабильной практически на протяжении всех кризисных месяцев.
Глядя на пример Грузии, хочется утверждать, что Украина сегодня очень нуждается в изменениях на законодательном уровне. И, очевидно, наиболее необходимым сейчас является урегулирование валютного вопроса – населению страны и зарубежным инвесторам важно почувствовать себя более уверенно.

Помимо упомянутых аспектов, меня искренне впечатлило и то, насколько далеко Грузия пошла в урегулировании вопроса вывода денег своих граждан за границу и их обратного ввода. Грузины могут вложить свои деньги в любые активы за пределами своей экономики. Это весьма важный момент в кризисное время. И вот почему. Кризис, очевидно, будет сворачиваться по тому же маршруту, по которому он разворачивался: сначала США, далее рынки Европы, Азии, а уж потом дело дойдет и до небольших рынков Восточной Европы и СНГ. О сценарии сворачивания кризиса я говорю потому, что считаю действия правительства США, которые оно предпринимает в данной непростой ситуации, верными.

Ирония заключается в том, что украинцы не смогут воспользоваться более ранним сворачиванием кризиса на других рынках, поскольку из-за законодательных ограничений они по-сути не имеют и не будут иметь доступа к зарубежным рынкам ценных бумаг. Вот, скажем, если бы я сейчас что-либо покупал, то это были бы, к примеру, корпоративные евробонды, в том числе украинские, поскольку в данный момент это один из наиболее надежных и прибыльных инструментов. Возьмем, например, евробонды «Мироновского хлебопродукта», банка «Форум», или того же Банка Грузии: при краткосрочном приобретении – к сентябрю – они принесут 40% доходов. Неплохо, не правда ли? Однако украинцы не могут этого сделать, в отличие от наших грузинских клиентов, у которых нет запрета на операции с ценными бумагами за рубежом и которые сейчас очень интересуются бумагами Wall Mart, Citibank и др.
Конечно, в Украине наработаны схемы работы в таком неблагоприятном законодательном поле: как минимум все инвестбанки имеют оффшорные структуры. Потому что сюда, как поется в песне про отель «Калифорния», ты всегда можешь вложить свои деньги, но ты вряд ли их когда-либо вернешь.

И напоследок. Чтобы поднять общую тональность своего рассказа, добавлю, что действительно сложно воспринимать нынешнюю ситуацию позитивно. Однако я продолжаю верить в то, что именно она открывает нам новые возможности. Смена лидеров практически в любом виде спорта происходит в самые сложные моменты соревнования.

Ник Пиацца,
генеральный директор Galt & Taggart Securities