Украина миру 29 июля 2016 в 15:00

В Украине больше возможностей создать сложный продукт, чем в Силиконовой долине

Денис Жаданов, вице-президент по маркетингу Readdle, о секрете успеха на западных рынках, изменениях ИТ-ландшафта Украины и причинах не переезжать в Силиконовую долину

В Украине больше возможностей создать сложный продукт, чем в Силиконовой долине
Фото hub.kyivstar.ua

Приложение ReaddleDocs для iPhone появилось практически одновременно с App Store. Каково это — быть первопроходцем?

О, это очень классная история. Еще до появления App Store и iPhone мой брат (Игорь Жаданов, CEO и сооснователь Readdle — прим. ред.) с друзьями думал над тем, чтобы создать что-то для mobile. И вот в 2007 году Стив Джобс презентует первый iPhone. Мы были одними из первых в Украине, кто его получил, и сразу поняли, что за этим устройством — будущее. Но на том девайсе, который стоил тогда $650, было просто невозможно просматривать документы и читать книги. В результате ребята сделали сервис под названием Readdle, который позволял читать документы — загружать их на cloud storage и через браузер Safari читать даже офлайн. То есть, по сути, мы сделали прототип Dropbox, хотя еще сами не понимали этого.

У Игоря были связи с Apple благодаря предыдущему месту работы — в одной из немногих украинских продуктовых компаний "CS-Одесса". И после того как мы показали сервис Apple, он им очень понравился и они разместили маленькую ссылку на нас на своем сайте. За какой-то совсем небольшой промежуток времени у нашего сервиса появилось 60 тыс. пользователей.

Потом вдруг раздается звонок из штаб-квартиры Apple: "Ребята, у нас App Store запускается. У вас есть 8 недель, делайте приложение, вы должны быть с первого дня на App Store". Это были, наверное, самые бессонные 8 недель для ребят, потому что даже Игорь и Саша (Александр Тягульский, сооснователь Readdle — прим. ред.) кодили поочередно. Но мы успели буквально в последний час подать приложение на рассмотрение Apple, создали ReaddleDocs и с первого дня были на App Store. В то время наш файл-менеджер стоил $15.

В то время у Readdle был план развития, видение, что будет дальше?

Ничего не было. Было желание сделать классный сервис для людей и настроение "а давай сделаем" — и сделали. Тогда мы не думали ни про бизнес-модель, ни про прибыль, ни про то, как будем привлекать пользователей, как будем продвигать. В итоге хотя сервис и стал популярным, с него мы заработали всего ничего.

В то время команда была большая?

Над проектом работало четверо — мой брат Игорь Жаданов и его одногруппники Андриан Буданцов, Дима Процеров и Александр Тягульский. Я тогда еще учился в университете и решил, в отличие от Джобса и Цукерберга, не бросать учебу и закончить университет и получить магистра в Англии. Но уже тогда помогал ребятам с маркетингом.

Когда появилась необходимость расширить штат?

Первого человека мы наняли в конце 2008 года. Он сделал Scanner Pro и в итоге сейчас является одним из наших ведущих разработчиков.

Сколько сейчас людей работает в компании?

Сейчас в компании 90 человек.

А сколько пользователей?

Более 50 млн загрузок и 8 млн активных пользователей в месяц. Основные рынки это США, Европа и Япония — по сути, самые платежеспособные пользователи.

Через какие этапы развития прошла компания?

Первое приложение ReaddleDocs в 2008 году — куча багов, все сложно, денег немного.

Потом в 2009 году о нас пишет Уолт Моссберг из Wall Street Journal, друг Стива Джобса и ветеран журналистики, которого уважает весь мир. После этой статьи число скачиваний ReaddleDocs выросло на 800%. Мы думаем: "О, мы богатые, заработали $500!". Сняли квартиру в "хрущевке", нанимаем первого сотрудника и начинаем работу над Scanner Pro.

Scanner Pro мы выпустили в 2009 году, и он становится нашим хитом, ведь он превращает железку с названием iPhone 3GS, где была уже нормальная камера, в сканер. На рынке в то время уже было 3-4 подобных продукта, но мы сделали Scanner Pro очень классным, быстрым, и он на два года становится бизнес-продуктом №1 в 25 странах мира (по загрузкам в App Store).

В 2010 году мы выпустили Terra Browser для iPad — первый браузер со вкладками. За неделю он становится приложением №1на iPad, миллион скачиваний за неделю. Но Apple через пару недель его убивает, объясняя тем, что мы используем незадокументированный API. А через некоторое время выкатывает Safari со вкладками и всем остальным.

Потом у нас был очень интересный проект Shakespear App — это наше первое приложение, которое перевалило планку в 1 млн пользователей. Когда Apple начала делать фичер книги на App Store, это было одно из первых приложений, которое попало в подборку Apple.

Потом появился iPad, и мы поняли, что есть большая необходимость в приложении, которое будет работать с PDF форматом — так был создан PDF Expert, который является нашим лидером по прибыли. Это было первое приложение, которое позволяло заполнять формы на iPad и iPhone, удобно аннотировать документы и подписывать их. Тогда еще даже Adobe не сделал приложение для iOS.

В 2013 году к нам пришло осознание того, что нынешняя бизнес-модель платных приложений потихоньку умирает (об этом можно написать отдельную статью), и мы решили создавать более масштабные сервисы, которые могут решить проблему миллионов людей и изменить то, как они работают. Именно так родилась имея сделать Spark — наш знаменитый e-mail-клиент, который позволяет сортировать почту и приоритизировать ее и многое другое. Spark стал одним из лучших e-mail-клиентов в App Store и получил награду "Лучшее за 2015".

А провальные проекты были?

Да, около семи. Не все ведь гладко бывает!

У нас были три абсолютно провальные попытки делать игры. Почтовый клиент не вышел в свет после того, как мы его почти девять месяцев разрабатывали в 2012 году. В 2012 или 2013 году мы с партнерами думали делать социальную игру — она тоже даже не вышла. Мы делали клиент для Basecamp, который тоже не стал популярным. Видите, насколько важен правильный тайминг. Эти провалы научили нас и тому, что мы должны фокусироваться, должны быть лучшими в чем-то одном. С тех пор мы сфокусировались на продуктивности и стали одними из лучших в этой сфере. Моя цель вообще сделать так, что когда говорят слова "личная продуктивность или эффективность" — у людей возникала бы ассоциация с нашими продуктами.

Вы создали много ниш, но теперь туда активно заходят крупные ИТ-компании, например Adobe и Microsoft. Ощущаете конкуренцию с их стороны?

Когда вышел бесплатный Adobe Reader для iPad, наши друзья написали нам порядка 20 e-mail: "Oh my God, guys, you"re dead!" — думали что все, наш бизнес сейчас накроется. Что произошло? Продажи нашего платного PDF Expert выросли на 40%. Почему? Потому что для Adobe приложение на iOS — это просто необходимость для них и одно из многих направлений огромной компании. Мы же умеем находить реальные проблемы людей и решать их с помощью классного продукта и хорошей технологии. Поэтому конкуренция — это всегда здорово: победит сильнейший и быстрейший, а пользователь получит наилучший продукт и проголосует за него деньгами.

Как, по вашему мнению, изменился ИТ-ландшафт Украины за последние 9 лет?

Украина все еще аутсорсинговая страна, и даже сейчас сложно находить ребят с продуктовым мышлением. Как менялся ландшафт? Начало проявляться все больше инкубаторов, хотя с этим Украина и опоздала года на три. Выросло новое поколение ребят, которые ходят создавать продукты для людей, а не просто брать заказы. И это очень здорово — я вижу очень положительные изменения в нашей индустрии и лично готов помогать становлению продуктовых компаний в Украине.

Насколько сложнее быть стартапером в Украине по сравнению с Силиконовой долиной?

В Долине у тебя в разы больше доступа к нужным людям. С ними относительно легко познакомиться, спросить совета, поделиться мнением. Вот например, нужен кто-то из Apple — сел в машину, час — и ты у них. Аналогичная ситуация с инвесторами — поднимать большие раунды там проще, опять же, из-за доступа к людям. Но необходимо помнить, что доступ появляется лишь тогда, когда человек и его компания что-то из себя представляют.

Однако в Украине есть больше возможностей создать более сложный продукт. Если в вас инвестировали $1 млн, то в США вам его хватит лишь на год команды из 4 человек. За тот же миллион в Украине можно собрать команду из 20-30 человек и сделать куда больше.

Почему вы остались в Одессе?

В Долине очень много вещей, которые тебя расфокусируют. Кроме того, у нас ниже стоимость жилья, кадров, жизни в целом — по сути, у нас есть чуть больше прав на ошибку. Плюс мы любим Одессу, и создавая тут рабочие места и потрясающие продукты, помогаем городу и стране. Более того, я очень много езжу в США, Европу и Азию, что позволяет оставаться в тренде со всей индустрией и фокусироваться уже по возвращении.

Многие отмечают, что в Долине есть определенная предвзятость к стартапам из стран бывшего СССР.

Между нами и американцами — культурная пропасть. Еще одна проблема — языковой барьер: в Долине очень важно, как ты говоришь и как себя презентуешь. К сожалению, мы не умеем себя продавать, а американцев питчингу в школе учат. Но несмотря на это, ребят всегда оценивают по тому, что они построили и чего добились, так что важнее всего — это построить бизнес и потрясающий продукт, в который влюбятся миллионы людей.

Денис Жаданов проекта 29-30 сентября выступит на Business Wisdom Summit в Киеве, пообщается с участниками мероприятия и ответит на их вопросы.

Воспользуйтесь возможностью, регистрируйтесь на саммит по специальным ценам до 01 сентября.

автор:
Павел Красномовец
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

У Украины сейчас есть просто сумасшедшая историческая возможность — Андрей Аксельрод
Украина миру 30 января 2016 в 16:34

У Украины сейчас есть просто сумасшедшая историческая возможность — Андрей Аксельрод

О том, насколько важно "і чужому научатись, й свого не цуратись" рассказал Андрей Аксельрод, один из основателей стартапа Smartling — компании, которая влияет на весь мир

Мы лишаем путешественников "боли" — Андрей Буренок, TRIPMYDREAM
Украина миру 20 марта 2016 в 11:20

Мы лишаем путешественников "боли" — Андрей Буренок, TRIPMYDREAM

Украинский стартап TRIPMYDREAM, основанный Андреем Буренком и Тарасом Полищуком, признан лучшим travel-стартапом мира на конкурсе Seedstars Summit 2016 и получит до $500 тыс. инвестиций