Украина миру 05 января 2016 в 13:00

Мы стремительно движемся в "цифровой мир", который нужно защищать — Юрий Фрайман

На мировой арене об Украине заявили не только деятели науки или искусства, но и предприниматели

Мы стремительно движемся в "цифровой мир", который нужно защищать — Юрий Фрайман

Юрий Фрайман, бывший одессит и американский бизнесмен, был одним из тех, кто в 2012 году, предположительно за $30 млн, продал украинскую ИТ-компанию Viewdle интернет-гиганту Google. В интервью для проекта "Украина — миру" Юрий Фрайман рассказал об отличиях между американским и украинским подходом к ведению бизнеса, перспективах отечественного высокотехнологичного сектора и своих новых проектах в сфере информационной безопасности.

Вы уехали из Украины в школьном возрасте в 1972 году и как бизнесмен сформировались уже за океаном. Какие различия Вы можете отметить в подходе к ведению дел между предпринимателями США и Украины?

Конечно же, есть разница между украинскими и американскими бизнесменами. Потому что предприниматели в США прошли определенную психологическую школу, как нужно смотреть на бизнес.

Американские бизнесмены понимают, что вклад в ИТ-компании может принести прибыль только через 3-5 лет.

Это уже индустриальный опыт, поэтому их психологический подход к инвестированию отличается от украинского.

Американцы накопили огромный опыт, потому что начали намного раньше и изучили свое дело намного глубже. Почему люди ищут специалистов, которые уже имеют некий опыт? Потому что они уже наступали на грабли, уже прошли свои взлеты и падения. Вот поэтому в США подыскивают людей с соответствующей бизнес-основой.

То же самое можно сказать и об инвестициях американцев. Соответствующая платформа уже есть, можно ознакомиться с предыдущим накопленным опытом и с тем, как это все работает сегодня. В Украине компании, занимающиеся инвестициями, только начинают.

Вам помогает то, что как бизнесмен вы сформировались уже в США?

Конечно, нет лучшей страны, чем Америка. Я родился в Украине, но я благодарен моим родителям за их смелость, за то, что они решились в такие ранние годы уехать в незнакомую страну и начать все сначала.

Америка не сразу стала такой успешной и красивой. Она прошла через глубокие преобразования, и изменения происходят каждый год. Но основание для того, чтобы встать на ноги, в США намного лучше: здесь очень много свободы и равноправия. Например, человек, который зарабатывает $20 в час, имеет точно такие же права при выборе школы, как и тот, который получает $100 тыс. Для людей, у которых нет мамы и папы миллионеров, но которые стремятся чего-то добиться, такие условия намного упрощают задачу.

 Фрайман Юрий

Но у вас были успешные проекты и в Украине?

Первые мои проекты были чисто американские. Потому что я начал их очень рано, в 90-е годы прошлого столетия. В то время о бизнесе в Украине, России или еще какой-то стране бывшего Советского Союза даже думать не приходилось. Но в 2004-2005 годах я побывал в Москве, Питере и Киеве и встретил потрясающие команды ребят, очень умных и трудолюбивых, которые были сосредоточены на решении не каких-то узких задач, а занимались глобальными проектами. Честно, я был потрясен этим.

В те времена доступ к таким ребятам был очень легким. В Америке найти кандидата наук в какой-то отрасли трудно, потому что нужно соперничать за него с другими большими компаниями. А в прошлом десятилетии в Украине был единственный соперник — аутсорсинг. Намного проще было договариваться: или ты работаешь на аутсорсинг, или вот тебе уникальный проект, которым ты можешь заняться и стать лидером в этой отрасли.

Вы имеете в виду разработки в области компьютерного зрения, которыми занималась Viewdle и которую выкупила Google?

Viewdle, конечно же, один из успешных примеров. Юрий Мусатенко и Егор Анчишкин (сооснователи компании — прим. ред.) произвели на меня огромное впечатление. Я понял, что с ними можно строить венчурную компанию в Украине. Но, конечно, Украина в 2005 году и сегодня — это чуть-чуть разные вещи.

Что именно изменилось?

Очень много ребят уехало на Запад. Все самые лучшие — уехали. В Калифорнию, Бостон, Нью-Йорк, Австралию, Германию, Швецию. Осталась кучка, и я не знаю, где их искать. И если сегодня спросить любого американца: "Ты вложишь деньги в Украину?", ответ будет: "Нет".

Настолько испорчен имидж страны?

Достаточно послушать выступление Джо Байдена (вице-президент США, выступал в Верховной Раде 7 декабря 2015 года, больше всего внимания уделил проблемам коррупции в Украине — прим. ред.). Поэтому я считаю, что сегодня в Украине нет платформы для успешных проектов. Я скажу честно: в 2005-2006 годах были потрясающие возможности. Я тогда познакомился с многими ребятами, которые сегодня работают на Qualcomm, Facebook, Google, Intel. Но сейчас они трудятся в успешных компаниях здесь и живут в Калифорнии.

Значит, сейчас у вас пауза в инвестировании в Украину? Есть надежда, что в Украине не всегда будет настолько плохо?

Да, сейчас пауза. Это хорошо видно на примере нашей компании Frayman Group, которая занимается автоматизацией бизнес-процессов. Я продал ее в 2014 году, но, стоит отметить, даже при всех сложностях, которые происходят в Украине, новые владельцы консолидировали все в Украине. Потому что-то они поняли — такую команду, которая есть в Frayman Group, не очень просто сколотить еще где-либо. И даже если удастся собрать, то очень много времени потребуется для обучения Western Way of Doing Business. Это отношение к работе, подход к бизнесу, понятие, как работать с западными клиентами. У нас это заняло очень много времени (компания была основана в 2007 году — прим. ред.), поэтому у меня есть все основания утверждать, что команда Frayman Group — золотая.

Какими критериями вы руководствуетесь, выбирая, в какие направления и проекты инвестировать?

Оценка — это комбинация нескольких вещей. Первое, это когда компания смотрит на что-то с точки зрения своего бизнеса и определяет, что ей нужна технология, которая есть у другой компании. Сначала нужно задать вопрос: мы можем купить или разработать своими силами? И найдем ли мы достаточно знающих людей, если решим делать все сами? Второй вопрос: сколько времени нам потребуется на собственную разработку и сколько мы можем потерять за это время?

Поэтому оценка зависит не от того, сколько компания зарабатывает, а от того, насколько и как быстро тебе нужна эта технология и кто еще из конкурентов на нее смотрит.

Можете привести примеры из своего опыта?

Возьмем самую первую компанию, Legal Key Technology. Она была куплена у нас, потому что мы имели очень глубокую экспертизу в юридической сфере. Новые владельцы решили переплатить в два-три раза, потому что у них не было столь глубокой экспертизы и они теряли бизнес. Им не столько была нужна технология, как команда специалистов.

Над чем трудитесь сейчас?

На сегодня у меня два стартапа одновременно. Первый, Zenedge, занимается разработками в сфере информационной безопасности. Второй, Cujo, занимается обеспечением защиты в жилищах. Вот мы покупаем замки для дверей, чтобы никто не вошел без разрешения в наши дома. Но в то же время никто толком не знает, насколько безопасны домашние Wi-Fi-роутеры или другие беспроводные устройства. Люди покупают Wi-Fi-подключаемые гаджеты, камеры, холодильники, плиты. Проблема в том, что все они не защищены. А компания Cujo за $9 в месяц сможет обеспечить вам безопасность и гарантировать, что никто не проберется к вам в дом "электронным" способом. Первые приборы мы будем рассылать с 15 марта 2016 года, пока у нас около 10 тыс. предзаказов.

А что предлагает ваш другой стартап, Zenedge?

Суть сервиса вкратце такова. Есть компании, которые продают firewall. Для многих пользователей проблема состоит в том, что нужно купить коробку и нанять людей, чтобы тебе установили и настроили это программное обеспечение. Потом нужно платить за поддержку этого firewall.

В то же время специалистов, которые могут сконфигурировать сложный софт, становится все меньше. Мир сегодня опасается хакеров, и мы не успеваем выпустить новых людей, которые имеют глубокие знания по cyber security. Поэтому Zenedge за небольшую месячную подписку предлагает настройку и поддержку для клиентов, и им уже не надо ни о чем беспокоиться в вопросе информационной безопасности.

Судя по направленности ваших двух текущих стартапов, вы видите перспективу в отрасли "интернета вещей"?

Мы только начинаем понимать, как меняется наш цифровой мир. Хоть и незаметно, но с большой скоростью мы переходим в digital world. Люди, выпускающие часы, камеру или холодильник с Wi-Fi, не знают, что такое безопасность. Но я считаю, что люди должны защищать себя и в этом направлении.

Если раньше ты покупал защиту в большой коробке и тебе нужно было два-три инженера, которые сидели каждый день что-то там писали, то сегодня можно сделать проще. Если я приду к президенту компании и скажу: "смотри, тебе это сегодня обходится, например, в $100 тыс. в год, а я смогу решить задачу за $20 тыс. в год", какой руководитель не потратит хотя бы 10 минут времени, чтобы выслушать мое предложение?

Какой из Ваших проектов Вы считаете наиболее социально значимым?

Я считаю, что самым "звонким" был Viewdle. Эта технология сегодня эффективно используется в Google. А это дорого стоит.

У Вас много реализованных успешных проектов, вы состоятельный человек. Почему Вы продолжаете работать? Ведь Вы давно могли бы удалиться "на покой".

Ну, ты работаешь потому, что это тебя стимулирует. Я получаю море удовольствия от сотрудничества с молодыми людьми. Они придумывают вещи, которые не под силу большим компаниям. Не потому что не могут это сделать, а потому, что большие компании сегодня настолько забюрократизированы и двигаются настолько медленно, что это предоставляет нам очень большое поле деятельности.

Мне это нравится. Кто-то любит летать на самолетах, а мне нравится строить компании, работать с людьми, что-то новое выдвигать. И, конечно, быть лидером в своем секторе.

Беседовал Мыкола Олиярнык

Интервью подготовлено в рамках проекта "Украина — миру" при партнерстве компании Nemiroff.

автор:
Юрий Фрайман
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Богдан Гаврилишин: Україну зможуть трансформувати тільки молоді — патріотичні та освічені
Украина миру 28 ноября 2015 в 16:44

Богдан Гаврилишин: Україну зможуть трансформувати тільки молоді — патріотичні та освічені

Єкономіст Богдан Гаврилишин про те, чи реально трансформувати Україну, кому це під силу і яку роль у цьому готуються зіграти учасники фінансованої ним програми "Молодь змінить Україну"

Андрій Кириленко: ми маємо показати світові, що Україна — це не лише дурні уряди
Украина миру 26 декабря 2015 в 10:00

Андрій Кириленко: ми маємо показати світові, що Україна — це не лише дурні уряди

Андрій Кириленко, визнаний на Заході професор-економіст українського походження, розповів про ставлення до України за кордоном та особливості стосунків країни з МВФ