30 января 2016 в 16:34

У Украины сейчас есть просто сумасшедшая историческая возможность — Андрей Аксельрод

О том, насколько важно "і чужому научатись, й свого не цуратись" рассказал Андрей Аксельрод, один из основателей стартапа Smartling — компании, которая влияет на весь мир

У Украины сейчас есть просто сумасшедшая историческая возможность — Андрей Аксельрод

Андрей Аксельрод родился в Днепропетровске и до 18 лет прожил в Украине. Затем родители предложили продолжить учебу за рубежом и он переехал в Нью-Йорк, где и прожил последние 20 лет. Увлекшись программированием еще на родине, за океаном он продолжил оттачивать свои навыки. Поработав в ряде компаний, шесть лет назад Андрей Аксельрод вместе с Джеком Вельди, своим бывшим коллегой из Runtime, выпили на Манхеттене кофе и основали компанию стоимостью $250 млн. Smartling, которую сторонние наблюдатели называют лидером на рынке управления переводами (Language Management), предоставляет услуги по переводу программного обеспечения и содержания сайтов на множество языков мира. Среди клиентов компании — British Airways, Spotify, GoPro, Pinterest, Foursquare, SurveyMonkey и многие другие.

Кем Вы себя больше чувствуете — американцем или украинцем?

Я скажу так: ни тем, ни другим. Как я люблю говорить, английский я еще не выучил, а русский я уже забыл.

Скромность, конечно, украшает, но после знакомства с Вашей компанией Smartling складывается впечатление, что Вы знаете уже не один и не два языка, а больше…

Язык языком, но на самом деле принадлежность к культуре создается на основе многих разных мелочей и опыта, который человек получает течение жизни. Из моего примера — я до 18 лет жил в Украине и в этот период особо не путешествовал по миру. После 18 лет уже долгое время я живу в США. У меня не было всех тех маленьких культурных вещей, которые люди получают, живя здесь. И это чувствуется в разговорах.

Но в обеих странах я прожил достаточно времени, чтобы полностью понять и осознать, как люди живут. Я себя больше считаю человеком мира. Мне на самом деле все равно где жить и я не думаю, что в какой-либо точке мира мне было бы некомфортно.

беседовал Мыкола Олиярнык

Что из полученного опыта в двух странах Вам помогает либо мешает в работе?

У всего есть свои позитивные и негативные стороны. Из положительного — у меня была возможность посмотреть на мир более объемно, с разных точек зрения.

Из США мир видится по-другому, чем из Украины.

И вот эта возможность наблюдать мир с разных сторон очень помогает, потому что я могу посмотреть с разных углов на одни и те же вещи и это очень интересный опыт.

Можете привести примеры?

Мне очень хочется, чтобы у моих детей была возможность пожить не в одной стране. Может, в Украине, где-то в Европе. Чтобы они развились многосторонне и посмотрели мир с разных сторон. Мне кажется, когда они станут взрослее, то им было бы полезно не просто прийти и устроиться в мою компанию, а поработать в таких местах, как "Макдональдс". Посмотреть и понять, что жизнь бывает разной.

Из отрицательных вещей — когда я начал здесь работать, очень чувствовалась другая культура, которую я поначалу не совсем понимал. У меня абсолютно не было круга общения. Если бы я остался в Украине, то этой проблемы бы не существовало. Люди, с которыми учился в школе, друзья, знакомые родителей — все это помогает строить карьеру.

Так что, Ваш совет детям — как можно больше путешествовать и знакомиться?

Конечно, обязательно. Мы сейчас пытаемся с ними ездить по миру и показываем разные страны. Но это, конечно, отличается от того, чтобы приехать и пожить в какой-то стране.

Андрей Аксельрод

В Украине уже были?

Конечно, в Украине мы были уже много раз.

И какие у них отзывы? Какими впечатлениями они делились с Вами?

У них в Украине бабушки-дедушки. Они это очень любят, это раз. Второе — мы стараемся поддерживать у них и язык, и культуру, это очень помогает, когда мы их отправляли на пару месяцев к бабушкам, дедушкам летом. Они были полностью погружены в язык, в окружение, и намного улучшалось знание русского языка, когда они возвращались. И я считаю, что это очень важно поддерживать в них — и культуру, откуда у них корни, и обязательно знание не только английского.

Они познают мир на английском, и, несмотря на то, что дома мы с ними общаемся только на русском, дети отдельно занимаются еще и русским языком. Два языка я считаю необходимым минимумом для любого ребенка.

Насколько многонациональна Ваша компания?

У нас бизнес очень связан со всем миром, мы сотрудничаем с переводчиками, которые живут по всему миру. Но даже если не брать во внимание переводчиков, у нас в штате порядка 150 человек, разговаривающих на 18 языках. То есть у нас получилась многоязычная команда.

Как бы Вы оценили украинский вклад в успех Smartling?

Вклад, конечно, огромный. Когда мы основали компанию, то сразу же начали работать с программистами в Украине, начиная от разработки концепта и до полноценного продукта. Без украинской команды мы, конечно же, не смогли бы быть там, где находимся сейчас.

У украинских программистов очень высокое качество работы, очень хорошая подготовка. Я хорошо понимаю менталитет людей, как народ мыслит и чем живет. Мне намного проще работать с украинцами, чем, например, с индусами.

В отношении Украины я вообще настроен очень позитивно. Одна из особенностей IT-индустрии в Украине — практически полное отсутствие внутреннего рынка. С одной стороны, это плохо. Но с другой стороны — очень хорошо, ведь эта огромная армия программистов уже долгое время работает с компаниями со всего мира. И за счет этого украинская IT-индустрия очень приближена к стандартам, по которым работают в США. Это очень положительный момент.

Если мы посмотрим на Россию, то там сложилось все иначе. В этой стране достаточно большой внутренний рынок и люди, работающие на него, а потом пытающиеся выйти на внешний, не понимают всех нюансов. Это выражается иногда в смешных мелочах: ты с кем-то договариваешься о встрече — надо послать по электронной почте приглашение в календаре, чтобы оно отразилось у обоих людей. Если у меня чего-то нет в календаре — то встречи не будет, я просто о ней не вспомню. В Украине IT-специалисты понимают это само собой, а вот в России — нет такого элемента культуры.

Второй момент — хорошее образование, во многом оставшееся на высоком уровне еще со времен бывшего СССР. И третий момент — я вижу огромное количество энергии, которое тратится на выживание в условиях коррупции. Я бы сказал, что 90% энергии идет не на то, чтобы развивать бизнес, а чтобы просто выжить в сложившихся в условиях.

А теперь представьте: у нас меняется законодательство, правительство и бизнесу оказывается всяческая поддержка. И вот эти 90% энергии высвобождаются и направляются в бизнес. Вы представляете, куда Украина могла бы прийти?

Слабо, но это было бы круто.

Это будет фантастически. К такому результату трудно прийти, но если это произойдет, то Украина станет одной из сильнейших стран в Европе. В Европе много проблем, которые достаточно сильно давят на экономику. Мы видим, что происходит в Европе в последнее время и с беженцами, и с политической корректностью. У Украины сейчас есть просто сумасшедшая историческая возможность, которая бывает только раз в жизни.

Из маленькой компании Smartling выросла в глобальный бизнес. Можно пафосный вопрос: насколько Ваше детище оказывает влияние на мир?

Бизнес глобальный и это нормально. Я считаю, что чем дальше мы идем, тем меньше становится мир, потому что улучшаются средства нашей коммуникации. Еще 20 лет назад, когда я звонил в Украину, то минута стоила безумно дорого — $2. Сейчас абсолютно другой мир, чем он был 20 лет назад. Мир становится меньше — это во-первых.

Во-вторых, я предпочитаю думать не о том, чтобы внести свой вклад в развитие мира, а о том, какое влияние мы оказываем на других людей. И чем больше мы позитивно влияем на людей вокруг нас, тем в конечном итоге будет большим вклад в историю. Он создается из большого количества маленького влияния на большое количество разных людей. Это как взмах крыла бабочки.

Например?

Когда мы задумали открыть еще один офис — в Днепропетровске уже работали наши программисты — я начал смотреть на Львов, Одессу. Киев вообще не приходил в голову в качестве "кандидата". У нас работает девушка из Украины, Катя Каменева, которая перед переездом в США у себя в Foursquare (геолокационная социальная сеть — ред.) поставила опцию уведомлений, когда кто-то из ее знакомых отметится в каком-то месте или заведении, расположенном неподалеку. Как-то раз она пришла и сообщила, что отлучится на встречу со своей знакомой из Киева. Я человек любопытный и спросил: "А кто это? Чем она занимается?" Оказалось — рекрутер. Тогда я попросил пригласить ее к нам в офис, подумав, что во время общения можно будет получить какую-то полезную информацию.

Когда наша сотрудница привела к нам в офис свою знакомую, то этим человеком оказалась Вика Придатко. В Украине ее признали рекрутером №1 в отрасли IT. И во время разговора она спросила: "Почему бы тебе не открыть офис в Киеве? Мы тебе найдем правильных ребят в команду…" Раньше мы были не знакомы, но мне очень понравилось, как она рассказывала о своей работе, у нее горели глаза, когда она об этом говорила.

Уже после встречи, когда я начал понимать, кто такая Вика Придатко, то подумал: "Почему бы и не Киев?" Есть еще предыстория знакомства Кати и Вики… Вика пыталась у нас "схантить" Катю несколько лет назад, но мы очень постарались ее удержать. С тех пор они знакомы. И в конце концов их встреча в Нью-Йорке привела к тому, что Smartling открыла свой офис в Киеве.

Как пример я могу привести Smartling, где сейчас работает порядка 150 человек. Я считаю, что мы активно и позитивно повлияли на достаточно большое количество людей тем, что организовали компанию и дали им интересную работу. На самом деле в случае Smartling речь может идти не только о 150 сотрудниках. Своим бизнесом мы затрагиваем тысячи людей, с которыми работаем. У нас создается эко-система внутри нашей компании, куда приходят клиенты, подключаются наши переводчики и все вместе сотрудничают внутри нашей эко-системы. Вот это есть наш вклад в историю.

Беседовал Мыкола Олиярнык

Интервью подготовлено в рамках проекта "Украина — миру" при партнерстве компании Nemiroff.

автор:
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Мы создаем все более зрелые продукты — сооснователь Paymentwall Владимир Ковалев
Украина миру 16 декабря 2015 в 17:47

Мы создаем все более зрелые продукты — сооснователь Paymentwall Владимир Ковалев

Владимир Ковалев, сооснователь и технический директор глобальной платформы по приему онлайн-платежей Paymentwall, о
развитии IT-рынка и важности упрощения ведения бизнеса в Украине

Скоро ми навчимося лагодити організм людини ще до того, як він зіпсується, — Юрій Мончак
Украина миру 10 ноября 2015 в 21:22

Скоро ми навчимося лагодити організм людини ще до того, як він зіпсується, — Юрій Мончак

Юрій Мончак, професор, науковий директор Центру молекулярної патології Університету Маꥳлла (Монреаль, Канада) про особливості розвитку української ідентичності в "чужій" країні