Политика 07 июня, 12:06

Встреча Байдена и Путина 16 июня: чего будет пытаться добиться каждая из сторон

Станет ли предстоящий саммит США-РФ 16 июня 2021 года таким же прорывным, как и встреча Рейгана и Горбачева в 1985 году?

Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости
Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости

Предстоящая встреча президента США Джозефа Байдена и президента РФ Владимира Путина 16 июня в Женеве (Швейцария) вот уже несколько месяцев будоражит умы и сознание с того самого момента, когда она была предложена американским президентом своему российскому коллеге в телефонном разговоре 13 апреля. 

Несмотря на мрачные прогнозы низких ожиданий ее результативности, большая часть аналитиков соглашается, что встреча несет определенную знаковость и будет, скорее, тестированием готовности двух стран к последующему конструктивному сотрудничеству. Что следует держать в фокусе внимания и почему встреча Байден-Путин – 2021 кардинально отличается от встречи Трамп-Путин — 2018?

Подпишитесь на канал DELO.UA

Акцент 1: Низкие ожидания на входе

С момента вступления Байдена в должность президента США не ожидалось, что двусторонние отношения США и России пройдут через очередную "тотальную перезагрузку". Этому мешало печальное наследие попытки перезагрузить отношения при администрации Барака Обамы в 2009 году, которая претерпела фиаско. Джо Байден (вице-президент в команде Обамы того времени) очень хорошо помнит, как ожидание быстро сменилось разочарованием, и Обама потерял интерес к контактам с президентом РФ. Поэтому в свою новую должность в январе 2021 года Джо Байден уже входил без особых иллюзий.

6 месяцев текущего года только подтвердили печальные прогнозы, что скорых улучшений ждать не следует. Серия американских санкций, взаимная высылка дипломатов, отзыв российского посла из США "для консультаций" и встречный отзыв посла США в Вашингтон, включение друг друга в список "недружественных стран", рост взаимных претензий… Все это создает далеко не радужную атмосферу для предстоящей встречи. 

По оценкам российской стороны, современные отношения США и России находятся в самой низшей точке со времен окончания "холодной войны". "Понижение отношений — не наш выбор", – говорят русские. Наименьший общий знаменатель ожиданий сторон от встречи — достичь "рабочего раппорта". Но и по поводу последнего есть обоснованные сомнения.

Акцент 2: Восприятие важности встречи

В кремлевской школе переговоров при анализе позиций сторон используется такой параметр, как "нужда" или "перемотивация". Имеется в виду банальный вопрос: кому эти переговоры нужнее? Почему это важно? Тот, кому нужнее, более уязвим в переговорах, поскольку ему надо договориться, и он будет готов идти на уступки. 

В случае переговоров Байден-Путин по всем внешним признакам можно сказать, что Байдену эта встреча нужнее: он инициировал переговоры, он говорит о важности получить стабильность и предсказуемость в отношениях с Россией. Российская сторона умышленно в публичной плоскости занимает позицию "второго игрока": она тянет паузу, допускает возможность срыва переговоров ввиду неготовности сторон, не проявляет чрезмерной экзальтации от самого факта встречи. Тем самым Россия стремится показать, что для нее эти переговоры не так уж важны, а значит, уступать она ничего не будет.

Скрытые мотивы того, почему и Байден, и Путин стремятся к переговорам, более интересны. Для Байдена это возможность продемонстрировать готовность "идти на вызов" и закрепить лидирующую роль США в "усмирении международных забияк". Однако главный драйвер желания Байдена встретиться — не допустить сближения и координированной игры России и Китая. Эту тактику американцы уже успешно применяли в 70-е годы прошлого века. Они рассчитывают на ее эффективность и сейчас. 

Для Путина успешная встреча может принести закрепление статуса "великой сверхдержавы", которая говорит с США на равных. Этот имидж важно создать, особенно в преддверии сентябрьских выборов в Госдуму РФ. Неспроста российская сторона именно так маркирует встречу: "мы открыты к взаимоуважительному и равному диалогу". 

Акцент 3: Созданные ожидания 

Несмотря на заданный пессимизм, на эту встречу в Европе смотрят с большой надеждой. Довольно часто в кулуарных дискуссионных форматах европейские политики говорят о необходимости американского лидерства в вопросах трансатлантической безопасности. Саммит США-РФ замыкает тройку саммитов, после лондонского G7 (11-13 июня 2021 года) и брюссельского НАТО (14 июня 2021 года), в котором примет участие Байден. 

Ожидается, что по ряду вопросов коллективной безопасности и стратегической стабильности президент США будет на встрече с Путиным говорить не только от своего имени, а еще и как уполномоченный переговорщик "Западного мира". Именно поэтому цена ставок для Джо Байдена высока. Отсутствие сколь-нибудь значимых договоренностей с РФ в этих вопросах может существенно ударить по политическому реноме американского президента. К тому же есть еще другие вопросы, которые очень беспокоят европейское семейство: Иранская ядерная программа, Ливия, Сирия, Ближний Восток. И здесь Джо Байден тоже должен оказаться на высоте. 

Акцент 4: Персональная химия 

Ее нет. От слова "совсем". И это не вдруг возникшее состояние после известного ответа президента США журналисту АВС News 17 марта про "президента-убийцу". История предыдущих личных контактов Джо Байдена  и Владимира Путина также скупа на уважение. Чего только стоит известная фраза "я смотрю в ваши глаза, и я не думаю, что у вас есть душа", сказанная вице-президентом США Джо Байденом премьер-министру Владимиру Путину в Кремле в далеком 2011 году. 

78-летний Байден взрощен на идеологии противостояния "холодной войны". 68-летний Путин — детище системы КГБ. Могут ли эти два лидера в столь почтенном возрасте изменить рамки своего восприятия на более гибкие? Более вероятно, что нет. Стереотипы, установки, профессиональная деформация и институциональная память предыдущих контактов будут отягощающим фоном встречи.  

Акцент 5: Диспаритет взаимных претензий

Чем ближе встреча, тем больше накал претензий. В сложной двусторонней повестке переговоров вопросов конфронтации накопилось гораздо больше, чем тех, по которым можно договориться. Этот негативный фон только усиливается. По словам заместителя министра иностранных дел РФ Рябкова, "американцы должны принять тот факт, что ряд сигналов из Москвы будет для них некомфортным, в том числе и в ближайшие дни". 

Намерения Джо Байдена указывать во время встречи на недопустимость хакерских атак со стороны России, критиковать состояние прав и свобод в РФ на примере ситуации с Алексеем Навальным, осуждать российское руководство за злонамеренные агрессивные действия в странах Восточной Европы, требовать немедленного вывода российских войск из Украины и так далее могут приветствоваться. Только такие позиционные претензии вряд ли заставят РФ изменить линию своего поведения, которая считает, что успешно держит под контролем ситуацию по этим вопросам.

В свою очередь российская сторона готовится парировать контраргументами, апеллируя к сомнительной демократичности подавления протестов у Капитолия 6 января этого года, вмешательству во внутренние дела Беларуси (вспомним так называемую "попытку государственного переворота" в Беларуси с участием американских граждан), несоблюдению — по мнению россиян — договора СНВ-3 со стороны США и так далее.

Все это указывает на высокие риски того, что на встрече стороны будут больше высказывать претензии и заданные позиции, чем искать решения по открытым вопросам. А их число к моменту саммита только продолжает расти. 

Акцент 6: Наращивание повестки

Судя по количеству тем, которые требуют неотложного обсуждения Байденом и Путиным, их встреча должна длиться, как минимум, неделю. При этом согласованной повестки переговоров пока еще нет. Это и не удивительно, учитывая, какие вопросы стороны предпочитают делать приоритетными. 

Исходя из ранее сделанных заявлений можем предположить, что для США это вмешательство РФ в выборы, другие хакерские атаки со стороны РФ (ситуация с Microsoft, JBS Foods, Colonial Pipeline), пакет договоров о стратегической стабильности, Иран, Китай, Ближний Восток, Северный поток-2, Арктика, давление на Украину, Беларусь, ситуации с демократическими правами и свободами в РФ и так далее. 

Россия больше склонна строить разговор в блоковых рамках переговоров об условиях и перспективах двусторонних отношений, о вопросах стратегической стабильности, актуальных международных вопросов (пандемия COVID-19, изменение климата), о регулировании региональных конфликтов (Ливия, Сирия, Ближний Восток, Нагорный Карабах, Беларусь, Украина). 

Что будет согласовано и насколько глубоко сможет обсуждаться на встрече — вопрос открытый. Известный трюк с наращиванием вопросов повестки дня (делая их актуальными перед предстоящей встречей) позволяет автоматически снижать время для обсуждения каждого из них, выстраивать разную приоритетность и, соответственно, формировать широкое поле для обмена по ним. Следует признать, что весна 2021 года выдалась богатой на такие события. Все ли из них произошли стихийно или что-то было сделано намеренно для искусственного наращивания повестки?    

Акцент 7: Романтический символизм 

Пожалуй, самым трогательным моментом предстоящих переговоров можно считать выбор места встречи. Просматривается явная аналогия с первой судьбоносной встречей президента США Рональда Рейгана и генерального секретаря СССР Михаила Горбачева 19-20 ноября 1985 года в Женеве, которая положила начало разрядке и разоружению. 

Что схожего? Встрече предшествовал крайне низкий уровень доверия и ожиданий прорыва. Рейган был знаменит своим высказыванием об СССР как об "империи зла" и "центра зла в современном мире". Он рассматривал предстоящую личную встречу с Горбачевым как "миссию мира" и возможность установить персональный человеческий контакт для последующего доверительного общения. 

В чем отличие? На встрече Рейган обратился к Горбачеву со словами "США и СССР — две самые великие державы на планете, две супердержавы. Только они могут начать Третью мировую войну, но и только они могут обеспечить мир на земле". Вряд ли Путин услышит такие слова от Джо Байдена. К тому же после встречи в 1985 году было принято совместное заявление США и СССР, в котором стороны "подтвердили важность продолжающегося диалога, отражающего их большое желание искать взаимопонимание по существующим проблемам". Мы знаем, что пока о совместном заявлении после встречи Байдена и Путина речи не идет. 

Станет ли предстоящий саммит США — РФ 16 июня 2021 года таким же прорывным, как и встреча Рейгана и Горбачева в 1985 году? Явных предпосылок для оптимизма нет. Но наличие вопросов, по которым стороны могут договориться (ослабление взаимных дипломатических санкций, Иранская ядерная сделка, стратегическая стабильность, климат и так далее) может создать прагматические предпосылки для более доверительного обсуждения полярных позиций в будущем.  

Загрузка...
Новое видео
"Стендап в Украине сейчас на хайпе": основательницы Business Stand Up Agency
Загрузка...