"Государственный" банкир

Пост председателя правления Укрэксимбанка Виктор Капустин занимает уже более полугода — срок, который требует подведения первых итогов. Результатами своей работы и планами банка на ближайшие шесть месяцев Виктор Владимирович поделился с "Инвестгазетой"
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Пост председателя правления Укрэксимбанка Виктор Капустин занимает уже более полугода — срок, который требует подведения первых итогов. Результатами своей работы и планами банка на ближайшие шесть месяцев Виктор Владимирович поделился с "Инвестгазетой"

Законодательные инициативы и приватизация госбанков

— Виктор Владимирович, 18 июля этого года, отвечая на вопросы журналистов, вы заявили, что в августе руководство Укр-эксимбанка выйдет с инициативой внесения изменений в Закон Украины "О банках и банковской деятельности", которые, в частности, касаются уменьшения доли государства в госбанках со 100 до 50% + 1 акция или 75% + 1 акция. Уже в сентябре вы планировали данный законопроект внести в Верховную Раду. Насколько осуществились ваши планы, и на каком этапе находится данный процесс?

— Этот законопроект внесен в Верховную Раду. Я просил Комитет по финансам и банковской деятельности, чтобы они поставили данный вопрос на повестку на заседание Комитета и рассмотрели его до конца текущей сессии. Нам пообещали это сделать. Не уверен, что на этой же сессии законопроект будет вынесен в зал, поскольку бюджетный процесс, скорее всего, будет тяжелым. Я надеюсь, что комитет рассмотрит законопроект на этой сессии, а в зал мы его вынесем до конца следующей — максимум в конце января — в начале февраля, по крайней мере, чтобы до выборов он был принят.

— Какой пакет акций предлагается оставить за государством?

— 75% + 1 акция.

— Возможно, этот вопрос "удобнее" было бы решать уже с новой Верховной Радой, ведь в процессе предвыборной кампании может быть много спекуляций по данному вопросу — каждый депутат будет создавать себе имидж…

— Может быть и так, но, честно говоря, мы принимали решение исходя из целесообразности, а не из того, какие спекуляции вокруг этого будут происходить. Поэтому как по мне, чем быстрее мы примем законопроект, тем лучше — это дает возможность для маневра. Следующая Верховная Рада соберется только в мае — за полтора месяца до каникул. В этот период будут рассматриваться вопросы первоочередной важности. Таким образом, мы отодвигаем принятие данных изменений на осень следующего года. Поэтому целесообразнее было бы рассмотреть его сейчас и принять до выборов.

Я думаю, что есть шансы в этом отношении, мы будем стараться продвигать законопроект.

— Планирует ли Укрэксимбанк сразу же после принятия подобных изменений выставлять свои акции на продажу?

— Нет.

— А через какое время это произойдет?

— Трудно сказать... Когда цены будут самые высокие. Всегда лучше иметь выбор, чем его не иметь. Сейчас у нас нет никаких вариантов капитализации, кроме средств из бюджета и собственной прибыли. В случае принятия этих изменений у нас появится возможность выйти на рынок в наиболее благоприятный момент для банка и для государства, разместить почти 25% акций и тем самым максимально капитализировать банк. Именно в этом цель. Речь не идет о том, чтобы сразу же продавать акции… Я и не тороплю продвижение законопроекта. Он достаточно спокойно проходит.

— Поступают ли предложения о продаже Укрэксимбанка? Если да, то с какими ценовыми предложениями приходят потенциальные покупатели?

— Обращения были только общего характера.

— Какие банки проявляют интерес к покупке "Укрэксима"?

— Это несколько крупнейших западных банков, в основном европейских. Я бы сейчас не хотел их называть.

— Почему правительство не идет на продажу госбанков сейчас, когда на банковском рынке хорошая ценовая конъюнктура?

— Мне кажется, нельзя говорить о том, что сейчас чрезвычайно благоприятное время для продажи банков. Тот факт, что "Аваль" был продан за такую цену, еще не означает, что за другие банки заплатят столько же. По УкрСиббанку сумма сделки еще не известна — до конца о цене еще не договорились. Что касается Укрсоцбанка, насколько я знаю, переговоры находятся в самом разгаре. И говорить о том, что что-то будет сделано до конца года, очень преждевременно. Поэтому я не уверен, что сейчас конъюнктура рынка наилучшая.

Кроме того, важным вопросом является капитализация банка. Укрэксимбанк наращивает капитал в основном за счет своей прибыли. К сожалению, практически никаких дополнительных вливаний со стороны главного и единственного акционера банка — правительства, у нас нет. Сейчас мы с правительством ведем очень интенсивный диалог в связи с возможным увеличением капитала банка за счет бюджета следующего года. Если, условно говоря, мы возьмем цифру в 500 млн. грн., которую можно "положить в капитал", приплюсуем нашу прибыль — около 150-180 млн. грн. и дополнительно на половину этой суммы возьмем субординированный долг, то сможем увеличить свой капитал где-то на миллиард гривен. То есть свои вложения в экономику мы сможем увеличить как минимум на 7 млрд. грн. Такими цифрами я стараюсь аргументировать обсуждаемую ситуацию с правительством. Соответственно, и цена банка на рынке будет совершенно другой. Поэтому я считаю, что продавать сейчас акции банка нецелесообразно.

— Заложены ли в бюджете на 2006 год средства на увеличение капитала Укрэксимбанка?

— В проекте бюджета, который рассматривался 20 октября, такая статья есть. Правда, не в основной части, а в приложении 3 и с пометкой "Учтено частично". Но мы надеемся, что здравый смысл возобладает. Кроме того, очень многие изменения в бюджете будут вноситься между первым и вторым чтениями.

— И вы вышли с такой инициативой…

— Да, мы вышли с такой инициативой, мы написали письмо премьер-министру, он дал соответствующие указания Министерству экономики и Минфину рассмотреть предложения на этот счет.

— О какой сумме идет речь?

— Мы говорили о 500 млн. грн.

"Госпредприятия"

— Какую часть финансовых потоков НАК "Нафтогаз" (в процентном соотношении) планируется перевести на обслуживание в Укрэксимбанк до конца года?

— Во-первых, мы уже практически полностью исчерпали наш лимит на кредитование "Нафтогаза". К сожалению, здесь нас тоже сдерживает капитал. Что касается части, которая к нам перейдет, — это сложно подсчитать, поскольку в основном речь идет о сотрудничестве с дочерними предприятиями. С некоторыми из них мы уже практически завершаем переговоры. Например, "Укртранснафта" и некоторые другие.

— О какой конкретно части "Нафтогаза" идет речь?

— Я думаю, что до конца года к нам на обслуживание перейдет 15-20%.

— А до конца 2006 года?

— Сейчас трудно сказать. Возможны разные варианты развития событий. Для нас — чем больше, тем лучше. Но мы тоже прекрасно понимаем, что должны удовлетворять требования клиента…

— Много уже выдали "Нафтогазу"?

— Мы можем выдать в одни руки около 45 млн., не более. Такую сумму и выдали, хотя им нужно намного больше.

— Какие предприятия Минтранса на сегодня обслуживаются в вашем банке? Какие планируется перевести?

— Сейчас речь идет о портах, именно с ними на данный момент ведутся основные переговоры. Конечно, изменения в Минтрансе немного затянули этот процесс. Надеемся, что к нам на обслуживание перейдут большинство портов.

— А что планируется по железным дорогам?

— Сначала мы будем договариваться насчет портов. Правда, есть некоторые опасения, которые заключаются в том, что иногда присутствуют неформальные контакты между предприятиями и банками. А мы как государственный банк не идем на такие вещи. Не хотим вступать в корпоративные конфликты, нам это совершенно не нужно. Клиентская база у нас отличная, она постоянно растет, поэтому у нас нет необходимости "налегать" на упомянутые контакты.

— В какие сроки будут завершены переговоры по портам?

— С каждым портом это происходит отдельно. С кем-то переговоры уже закончились, с кем-то — нет. Как я уже говорил, у разных портов по-разному складываются отношения с банками… Не всегда основную роль при выборе банка играют объективные показатели работы. Иногда решающими являются другие факторы. Я думаю, что в течение трех-четырех месяцев мы эти переговоры завершим.

— Какими новыми крупными клиентами, кроме вышеперечисленных, может "похвастаться" Укрэксимбанк за время вашего пребывания на посту председателя правления банка?

— Это энергетические компании и Мин- транс. "Энергоатом" у нас обслуживается практически в полном объеме. Сейчас с нами активно контактирует "Криворожсталь" — они искали банки, с которыми могли бы работать.

— И Укрэксимбанк был одним из них?

— Да. Мы предоставили свои предложения, и они, судя по всему, оказались удачными.

— Ну а при смене собственника?

— Будем смотреть, кто там победит. Но я думаю, что в любом случае наши предложения будут неплохими. Поэтому у нас активно идет работа с "Криворожсталью". Помимо того, мы активно работаем с группой ИСД.

"Конкуренция и сотрудничество"

— Не планируется ли координация усилий между двумя госбанками — "Укрэксимом" и Ощадбанком — или даже их объединение?

— Вероятно, в ближайшие пять-десять дней подпишем с ними соглашение о сотрудничестве, которое будет заключаться в том, что мы готовы вместе участвовать в организации синдицированных займов, намерены совместно обслуживать целый ряд государственных предприятий энергорынка, "Укртелеком". Вдвоем нам было бы намного проще это делать, учитывая разветвленную сеть Ощадбанка и возможности Укрэксимбанка по привлечению крупных кредитов. К слову, по энергорынку определенные переговоры проходят с министром энергетики.

— Чем еще, кроме филиальной сети, для "Укрэксима" интересен "Ощад"?

— Я думаю, что важным является и то, что с подписанием такого соглашения мы ликвидируем конкуренцию между банками. Мы достаточно точно определяем, кто чем будет заниматься, пользуемся преимуществами каждого банка.

— В этом году Укрэксимбанк только через механизм еврооблигационных займов уже привлек $350 млн. Куда конкретно будут направляться эти средства?

— Поскольку деньги достаточно "длинные", мы, как правило, направляем их на долгосрочные кредиты в совершенно разные объекты. Кроме того, я надеюсь, что после создания авиационной корпорации мы возобновим переговоры относительно кредитования авиационных предприятий под строительство АН-148. Это тоже "долгий" кредит на 8-10 лет, и мы хотели бы туда войти. В случае увеличения капитала банка на сумму, о которой я говорил выше, мы могли бы предоставить $80-100 млн., что в свою очередь освободило бы бюджет от излишних затрат. К тому же наши деньги расходовались бы более эффективно, чем бюджетные.

— Планирует ли банк к концу года дополнительно привлекать средства из-за рубежа? Если да, то с использованием каких инструментов?

— До конца этого года — нет. Возможно, в первом полугодии или даже в первом квартале следующего года мы опять выйдем на рынок внешних заимствований. Но и это во многом будет зависеть от капитализации.

— Сейчас в процессе завершения находятся как минимум 3-4 сделки по продаже иностранцам банков первой десятки. За счет чего вы собираетесь конкурировать, например, с Societe General или Raiffeisen ?

— Мы совершенно не боимся конкуренции. Наши клиенты отличаются завидным постоянством. Очень редко и очень мало клиентов от нас уходит. Поэтому, когда стало известно о заключении сделки по "Авалю", никто из наших клиентов в этом отношении "волнения" не проявил. Я надеюсь, их устраивает наше обслуживание.

— Но ведь клиентскую базу нужно наращивать, привлекать новых клиентов. Что для этого будет делать банк?

— Будем повышать эффективность наших кредитов, стараться уменьшить нашу затратную часть, оптимизировать процессы принятия решений, кадровою политику — будем создавать в максимальной степени эффективный банк. У нас создана группа по реорганизации внутренней структуры банка, по созданию подразделений, которые должны вывести нас на новые рыночные рубежи. Поэтому нам нечего бояться, наоборот, конкуренция — это очень хорошо. Я уверен, что мы будем не только в первой пятерке банков, но и улучшим свои показатели, поднимемся в рейтинге.