ТОП100 27 декабря 2019 в 14:00

Единорог изобилия: Андрей Колодюк, AVentures Capital о украинских единорогах

Андрей Колодюк — один из тех, кто занимался стартапами, когда это еще не было мейнстримом.

Единорог изобилия: Андрей Колодюк, AVentures Capital о украинских единорогах Единорог изобилия: Андрей Колодюк, AVentures Capital о украинских единорогах
Андрей Колодюк, основатель и управляющий партнер венчурного фонда AVentures Capital

Свою первую компанию украинец открыл в далеком 1994 в Нью-Йорке. Сейчас у него за плечами с десяток успешных бизнесов в сфере информационных технологий и телекоммуникаций с общим доходом в $1 млрд.

В 2010 году он основал DivanTV, один из первых сервисов потокового ОТТ. Сейчас Divan.TV вещает в 200 странах.

В 2012 году предприниматель создал венчурный фонд AVentures Capital, ориентированный на инвестирование в IT и веб-проекты на ранних стадиях.

На сегодняшний день в портфель AVentures Capital входит ряд технологичных компаний, в том числе такие известные каждому украинцу компании, как Petcube и Ciklum. В последнюю также впервые в Украине инвестировал The Ukrainian Redevelopment Fund LP Джорджа Сороса.

Украинское поле экспериментов

Я как человек, занимающийся венчурным финансированием с 2001 года, отслеживал мировое развитие этого рынка и отдельных стран. Ответ на вопрос, где место Украины в технологической сфере, лежит в двух плоскостях.

В ежегодном отчете ассоциации Invest Europe по венчурным инвестициям есть некий бенчмарк, показывающий развитие этой отрасли в той или иной стране. Этим бенчмарком являются юникорны (единороги. — Ред.) — компании, капитализация которых превысила $1 млрд. Так вот, в Европе за все время мониторинга появилось около 30 таких компаний. В Украине уже сейчас есть три юникорна (GitLab и Grammarly. — Ред.), а всего, я уверен, будет семь. И это при том, что такие "миллиардные" компании строятся 10-15 лет. Именно появление такого количества юникорнов за столь короткое время и определит место Украины.

3% ВВП страны занимают IT-разработки и являются вторым экспортным продуктом в Украине

При оценке места Украины в этой сфере следует обязательно учесть, что у нас эта индустрия очень молодая и существует за счет частных денег. У нас нет госзаказов от военно-промышленного комплекса, на которых в свое время выросла вся технологическая отрасль в США, в том числе и Силиконовая долина. Она ведь появилась не только потому, что так захотели выпускники Стэнфорда. Была достаточная поддержка со стороны государства после Второй мировой войны.

Украина, наверно, единственная страна в мире, которая построила IT-отрасль сугубо на частные инвестиции. В украинские проекты уже вложились 80 иностранных фондов. IT-разработки сегодня являются вторым экспортным продуктом в Украине и занимают 3% в ВВП страны, а если считать с телекомом, то около 7-8%.

То есть, если коротко ответить на ваш вопрос "Где наше место на этом высокотехнологическом рынке?", то сейчас мы находимся примерно там, где Израиль в 2008-2010 годах. Причем если бы мы ранее сделали определенные шаги, то мы могли бы находиться там, где Израиль сегодня.

Ненька бренда

У Украины проблема с брендингом. Миллионы людей пользуются украинскими программами, например, Grammarly, MacPaw или Riddle, но не отождествляют эти продукты с Украиной. Обычно Украину связывают с компаниями-аутсорсерами, такими как Ciklum или Luxoft. Кстати, 20 из 100 крупнейших мировых аутсорсеров находятся не в Индии и Китае, а в Украине! Именно поэтому Украину знают в мире благодаря нашим аутсорсинговым сервисам, но не продуктам.

Украина, наверное, единственная страна в мире, которая построила IT-отрасль сугубо на частные инвестиции. В украинские проекты уже вложились 80 иностранных фондов. То есть, если коротко ответить на вопрос "Где наше место на этом высокотехнологическом рынке?", то сейчас мы находимся примерно там, где Израиль в 2008-2010-Х. Причем если бы мы ранее сделали определенные шаги, то мы могли бы находиться там, где Израиль сегодня

Почему такой разрыв? Есть причина. Основные ньюсмейкеры никогда не доносили миру успехи украинских компаний. Ни один украинский президент или премьер-министр ни разу не был в Силиконовой долине и не рассказывал там об украинских продуктах. Так в свое время сделал, к примеру, президент Эстонии, рассказавший о программе Skype, которую придумали в его стране. По моей инициативе президент и премьер-министр приглашены в Кремниевую долину, надеюсь, они примут приглашение.

Есть большой шанс, что Украину перестанут ассоциировать с Чернобылем и коррупцией, а будут воспринимать как страну, которая строит свою технологическую отрасль. Это удалось Израилю и, возможно, удастся нам.

Сonnecting people

Наш фонд работает в нише, которая называется people-бизнес. Мы инвестируем не в проекты, а в людей. И самые большие риски для меня не внешние, а внутренние. Один из них — отношения между партнерами. Даже если один из партнеров выходит из бизнеса — это риск. Как понять, что с головой у людей, которые строят этот бизнес? Тут очень много внутренних рисков.

Сама технология — это только 20% успеха, остальные 80% — умение построить бизнес. У вас может быть хороший продукт, но не настроенный бизнес. И тогда вопрос: в кого мы инвестируем? Мы инвестируем в людей, которые могут на технологии создать бизнес, то есть выпустить продукт, построить продажи, убедиться, что компания растет, а самим продуктом пользуются. Продукт, компания и даже рынок могут меняться, но умение построить бизнес должно быть неизменным.

Грамотный подход

Вы думаете, что Grammarly придумали первыми свой продукт? Нет. Но они делают это лучше других, поэтому стали лучшими в сегменте. Рынок людей, которые хотят грамотно писать, оказался достаточным для того, чтобы проект стал хитом. Тем более, что до того, как пришли инвесторы, у них уже был свой продукт, были свои продажи, рост и динамика.

В нашем мире есть такое понятие, как hockey stick — клюшка. Так называется резкий, экспоненциальный взлет продаж. Это обычно происходит на пятом-восьмом году жизни проекта, и инвестору важно вкладывать перед таким взлетом. В момент инвестиций динамика роста должна быть не меньше 20-30% в месяц, иначе взлета может и не быть. Так получилось с Google и Facebook, когда они перестали быть только американскими компаниями и вышли на планетарный масштаб. Grammarly вначале был тоже канадским, потом американским, а теперь вышел на мировой уровень.

Кредит доверия

Перед принятием решения об инвестировании мы около года общаемся с ребятами. Это наш подход. В Рetcube мы инвестировали очень рано, после того как на Kickstarter за 42 дня от 1758 пользователей собрали больше $250 тыс. предзаказов. Тогда это стало крупнейшей суммой, собранной стартапом из Украины.

Мы поняли, что этот проект не только их видение, а на него есть реальный спрос. Понятно, что это еще ничего не гарантировало.

Но одно дело, когда ты говоришь "мой продукт точно будет продаваться", и совсем другое, когда ты видишь 50 тыс. будущих покупателей, которые уже сбросились на будущий продукт. И мы решили рискнуть: дали первые $500 тыс., чтобы ребята смогли сделать продукт, начали строить компанию и открыли продажи.

Они строили, по сути, продукт новой категории, а это огромный риск, когда вы идете не за кем-то. Но у нас было понимание команды. Это основная причина, почему мы вложились в проект. Неудачи есть и будут у всех. Но есть еще желание людей, понимание своей ниши, и мы это увидели.

В чем суть помощи венчурного инвестора?

Инвестор не строит бизнес вместо предпринимателя. Инвестор помогает предпринимателю построить бизнес. Помогает разными способами — рекомендация­ми, контактами, рекрутингом и привлечением других инвесторов.

Как вы думаете, когда украинские проекты приезжают в США, то им там от аэропорта стелют ковровую дорожку? Нет. Нужно искать местных, которые помогли бы во многих вопросах. И мы помогаем в этом.

У нас есть своя компетенция, мы можем помочь в составлении финансовых моделей, разобраться с цифрами. Тем более что я сам предприниматель и сейчас строю компанию в Нью-Йорке, то есть "играющий тренер". Наш опыт и контакты помогают предпринимателю быстрее пройти определенные стадии развития.

Мы делаем все, чтобы те, в кого мы инвестировали, сосредоточились на самом главном — продукте и продажах. Остальное — это разговоры.

Каким будет будущее окно возможностей? Биотехнологии?

Нет, не только биотехнологии. Есть несколько вещей. Антиэйджинг — это технологии против старения. И понятно почему: население быстро стареет, особенно в развитых странах, и на этой индустрии выстраиваются сегодня новые продукты в биотехнологическом секторе.

Бессмертие — это другое. Это лонжевити, то есть продление возраста человека. А это основывается на недавнем открытии исследователей Стэнфордского университета, которые научились редактировать человеческий эмбрион. Они разработали метод, позволяющий удлинить так называемые человеческие теломеры, которые являются конечными участками хромосом. Суть простая: чем моложе человек, тем длиннее его теломеры, со временем они укорачиваются — и человек стареет.

Вы помните Human Genome Project? Люди научились редактировать собственный геном. Идея в том, чтобы иметь возможность идентифицировать участки ДНК и менять их. Вот в этом революция. Человек — это операционная система, и, отредактировав ее, можно избежать ряда болезней.

Почему расцвет биотехнологий наступит именно сейчас? Когда в 2001 году я основал AVentures, мы поехали в Силиконовую долину с учеными и разработчиками из Украины, в том числе и в биотехнологическом секторе. Местные инвесторы сказали, что биотехнологии — это сотни миллионов долларов, а еще и очень зарегулированная вещь: сначала вы десять лет проводите исследования, и только после этого вам дадут возможность производить продукт в биотехнологии. Но сейчас стартаповская культура (суть которой в том, чтобы быстро сделать прототип и протестировать его на клиентах) проникла и в биотехнологии. То есть многие биотехнологические вещи можно будет сделать проще и быстрее.

Искусственный интеллект — это разумно?

Еще одним трендом станет искусственный интеллект. За него борются все — от торговых сетей до правительств. Где же тут Украина? В этом году американская компания Amazon купила компанию Ring более чем за $1 млрд. А за два года до этого они открыли R&D-офис в Украине с фокусом на AI и computer vision, в котором уже работает около 800 человек.

Искусственный интеллект как технология двойного назначения будет востребована всеми. С помощью ИИ будут бороться с преступностью, воевать и управлять бизнесом. Predictive analytics позволит предугадывать ваши нужды — от того, когда у вас разрядится батарейка (а потому автоматически будет заказана новая), до того, какой вы купите автомобиль или кому отдадите свой голос на выборах.

Искусственный интеллект как технология двойного назначения будет востребована всеми. С помощью ИИ будут бороться с преступностью, воевать и управлять бизнесом. Predictive analytics позволит предугадывать ваши нужды — от того, когда у вас разрядится батарейка, до того, кому отдадите свой голос на выборах

ИИ уже сейчас идет в тесной связке с человеческим мозгом. Вот перед вами лежит мобильный телефон — он знает о вас более, чем вы сами. Вы смотрели фильм о Джонни Мнемонике в 1995 году? Этот человек со встроенным чипом в мозгу и есть прототип этого слияния ИИ и человека. Если человеческому мозгу дать дополнительные возможности переработки информации, то это приведет к созданию класса новых людей.

Почему такой большой скачок происходит сейчас? Потому что есть так называемый закон Мура. Сейчас время ускоряется, прежде всего, из-за возможности быстрее обрабатывать информационные массивы.

Я не эзотерик. Может быть, мы уже жили в таком моменте, а потом разрушили мир. Я говорю с точки зрения скорости реализации и имплементации многих открытий, которые имеют прямое отношение к нам. Например, Facebook: социальная сеть поменяла очень многие вещи в мире, хотя этой компании всего 14 лет. Теперь в нее подключены почти все. Это инструменты влияния, продаж и всего остального. Вот эти открытия так или иначе ускоряют перемены.

Ценность человеческого

Человеческие отношения скоро станут самой большой ценностью. Мы просто сейчас этого еще не чувствуем до конца.

Это будет тренд не диджитализации, а, наоборот, антидиджитализации. Будут целые клиники, которым вы будете платить деньги только за то, чтобы они оградили вас от диджитал-рынка.

Мы все очень сильно перегреты, как Джонни Мнемоник. Мы чувствуем очень большую информационную нагрузку и поэтому мутируем из-за этого. Нужно хотя бы в воскресенье не заходить в интернет и оставаться с собой и другими людьми в офлайне.

Загрузка...
Новое видео
Катерина Рожкова, НБУ: о кредитовании, страховании и экономике Украины
Загрузка...