Экс-прокурор Крыма Виктор Шемчук: рынок земли вернет бандитские разборки 90-х

Экс-прокурор Крыма, народный депутат Виктор Шемчук рассказал, как милиционеры платят штрафы за коррупционеров ради показателей работы, а также высказал уверенность, что внедрение рынка земли вернет в Украину перестрелки и бандитские разборки 90-х годов

В 2010-2011 годы органы прокуратуры демонстрируют высокую активность – возбуждены дела против высокопоставленных лиц Киевсовета, ведется кампания по возвращению государству имущества профсоюзов, у всех на слуху расследования в отношении членов прошлого Кабмина, проведены громкие аресты. Можно ли говорить, что в Украине, наконец, начали вести борьбу с коррупцией?

Главное, чтобы это не превратилось в кампанейщину. Уголовных производств открыто очень много, но есть большая разница между возбужденным уголовным делом, расследованным, отправленным в суд и делом, по которому вынесен приговор. 

Довольно часто статьи, по которым инициируют уголовные дела, не находят подтверждения в ходе судебного следствия, судебного рассмотрения и вынесения приговора. Если же по всему объему дел, возбужденных прокуратурой в сфере борьбы с коррупцией, будет вынесен обвинительный приговор – это нужно приветствовать. Тогда этот показатель объективен.

Если нет, то впечатляющие цифры – не что иное, как гонка за статистикой. 

У нас огромное количество возбужденных уголовных дел, составленных протоколов по коррупционным деяниям, неимоверное количество преступных групп.  Но если взглянуть на приговоры судов, то там совсем иные цифры. 

На Западе нам сегодня говорят: ”У вас страна людей, не уважающих закон”.

 Мы спрашиваем: “Почему?” Они показывают статистику наших правоохранительных органов – на сегодняшний день 87% от всего взрослого населения страны привлекались к уголовной или административной  ответственности. 

Это за 2010 год?

Да.

Откуда такая цифра?

Берется статистка налоговой, прокуратуры, МВД, СБУ и суммируется. Если отталкиваться от цифр, которые дают правоохранительные органы, то мы – одна из наиболее криминализованных и коррумпированных стран в мире. 

Основным показателем должно быть не количество уголовных дел и людей, которые проходят по ним, а количество приговоров и правильность квалификации. 

Если дело возбуждено против чиновника за «разбазаривание» тысяч гектаров земли, а в итоге его приговаривают к условному сроку за, например, халатность, то всем ясно, что это искусственное создание показателей в работе. 

Например, когда я работал в должности прокурора Крыма, был выявлен случай, когда сотрудники УБОП сами платили штраф за коррупционера, чтобы выполнить статистику.

Как это возможно?  

В Феодосии на местного чиновника сотрудники УБОП составили протокол за коррупционное деяние, передали материалы в суд, без участия самого обвиняемого суд признал его виновным и приговорил к штрафу. Представители УБОП сами за него заплатили эти 265 грн. И когда во время проверки чиновника спросили, знает ли он, что привлекался к ответственности, он сказал: да, пришли, мол, выписали штраф. Так, а вы платили штраф? Нет, они (сотрудники УБОП) сами заплатили. То есть, чтобы был показатель, убоповцы сами платят штрафы.

Еще один пример. Во время проверки в одной из областей прокуратура выявила, что работника налоговой инспекции привлекли к ответственности за то, что по субботам он подрабатывал в оркестре, играя на похоронах. Был случай, когда коррупционером сделали водителя пожарной машины, который работал сутки через двое и в свободные дни подрабатывал водителем маршрутного такси. Хотя он по должности не является госслужащим.

Большинство таких глупостей создаются из-за того, что есть показатель и его надо выполнять. 

А как же уголовные дела против Юрия Луценко, Юлии Тимошенко, Богдана Данилишина, Михаила Поживанова и других?

В политическом ключе я бы не хотел оценивать. Можно говорить о том, что эти дела больше политически ангажированы, чем юридически обоснованы. Те, кто их раскручивает, абсолютно неразумно действуют, подставляя все руководство страны и само государство. Я не верю, что озвученные вами дела получат логическое завершение и будет принято обоснованное правовое судебное решение. Есть логика: возбуждено уголовное дело, расследовано, направлено в суд, суд принял решение, человек привлечен к ответственности, убытки возмещены, государство и граждане удовлетворены. 

В этих же случаях на какой-то стадии цепочка будет прервана. Потому что есть вопросы относительно оснований для возбуждения уголовных дел, соблюдения закона во время досудебного следствия, обоснованность направленного в суд обвинительного вывода, обоснованность приговора суда. 

Да и кто сегодня верит в то, что, например, Юлия Тимошенко возместит ущерб в размере 1,5 млрд. грн., к которому ее обязал суд? Вы припоминаете, чтобы кто-то, за все время существования Украины, возмещал государству убытки в таких размерах? А это ни много ни мало – около двухсот миллионов долларов. 

Следующее – будет ли довольно общество этим приговором? Существует ли в обществе образ «преступника Луценко» или образ «преступницы Тимошенко»? Ведь за аналогичные «преступления» можно смело привлекать  к уголовной ответственности и их предшественников, и нынешних руководителей.

К чему это приведет?

К тому, что есть множество причин для отмены Европейским судом всех судебных решений, которые уже вынесены или будут вынесены украинским правосудием по указанным делам. И когда за рубежом станут оценивать эти процессы, то не будут звучать имена отдельных судей и прокуроров, а речь пойдет о стране в целом. И вред будет нанесен именно государству, а не отдельным исполнителям.

Ведь проблема еще в том, что на фоне этой профанации у правоохранительных органов накопился огромный объем работы. Сегодня преступления меняются по своей форме и методам, а структуры, которые отвечают за правопорядок в стране, не успевают перестраиваться. Например, СМИ сообщают, что сейчас в Крыму более трети преступлений происходят в сфере госзакупок. Раньше их что, не было? Или не было потому, что в госбюджете не было средств? Или с этой категорией преступлений попросту не боролись?

То есть проблема разгула коррупции заключается в неэффективной работе правоохранительных органов?

В меньшей степени. У нас общество чрезвычайно терпимо к коррупции. По статистике, больше половины опрошенных давали взятки и считают, что это нормально.

В Грузии смогли изменить менталитет людей. Приезжаешь в страну и читаешь надпись: «Добро пожаловать в Грузию, страну, свободную от коррупции». И приписка: «За дачу взятки любому должностному лицу – 7 лет тюрьмы». То есть нам говорят: да, со взяточниками мы разберемся и накажем, но ты также имей в виду: дашь взятку пограничнику –  получишь срок. Все аналогичные инициативы в Украине не находят поддержки. Хотя задача простая: обязанность государства бороться с коррупцией, но и обязанность общества - быть нетерпимым к ней. 

Народные депутаты занимаются бизнесом – это тоже коррупция, рыба гниет с головы…

Вы правы! Ведь депутаты Верховной Рады, по закону, не имеют права заниматься какой-либо коммерческой деятельностью.

Проблема в том, что в Украине нет правоохранительного органа, который бы занимался борьбой с коррупцией в высших эшелонах власти. И был независимым от стороннего влияния. Орган, который бы, например, мог проверять декларации членов Кабмина, народных депутатов и т. д. 

Я ранее предлагал, давайте введем коррупционную амнистию – договоримся, что с 1 января все госслужащие заполнят свои декларации и внесут туда все, что у них есть. А после этого государство начнет проверять и контролировать каждую копейку их дохода и соответствие этим доходам – расходов. И тогда уже кто не спрятался – мы не виноваты. Если будет несоответствие, уполномоченный орган ставит вопрос о привлечении его к ответственности, увольнении чиновника без права в дальнейшем занимать должности, связанные с функцией государства.

За рубежом это работает. А кто сегодня в Украине проверяет декларации о доходах? Вот народные депутаты подают такие сведения. Но кто их анализирует? Никто.

У нас сегодня существует очень большая прослойка госслужащих, которые работают честно и им нечего скрывать. Но благодаря безнаказанности, которой сегодня наслаждаются коррупционеры, честные чиновники оказываются в среде, где если нет Bentley - ты «лох», и многие начинают задумываться...

Влияние настолько заразно?

Это очевидно.

Оказавшись в этой среде, Вы сами ощутили на себе подобный эффект?

 Нет, на себе я не ощутил. 

А ваши знакомые?

По-разному. У каждого свои приоритеты.

Допустим, будет создан специальный орган для борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Не приведет ли это к тому, что коррупционеров начнут искать везде, только не в команде власти?

Скорее всего, да. Но мы знаем, что в мире нет ничего вечного. В том числе и во власти. Если бы мы смогли привлечь к уголовной ответственности людей, представляющих высшую категорию чиновников, пусть даже на конъюнктурной основе, это могло бы положить хорошее начало этой работе. 

Преступления в сфере земельных отношений – одни из наиболее массовых в Украине. Вместе с тем власти готовятся снять мораторий на продажу сельскохозяйственных земель с 1 января 2012 года. Есть ли смысл внедрять рынок сельхозземель при таком уровне коррупции и неспособности государства контролировать закон?

Мы однозначно придем к тому, что земля станет товаром. Вопрос только во времени, когда это следует сделать. Для внедрения рынка земли необходимо иметь два основных условия: создать земельный кадастр с реальной стоимостью, а также государственную институцию, которая будет отвечать за соблюдение закона в этой сфере. Ведь для кого сегодня тайна, что земля продается, и сейчас, а чтобы ее купить, нужно нести взятку чиновнику практически на любом уровне?

В целом я сторонник того, чтобы рынок земли работал. Но не в такой коррумпированной системе, которая существует сегодня в нашем государстве. Поэтому категорически против внедрения в ближайшем будущем. 

Можно, конечно, пройти этот путь так, как предлагается сегодня: базар – земля – перестрелка. Все как в 1990-х. Кто-то погибнет, кто-то отсидит. Затем придем к цивилизованному рынку. Но это феодальный подход.

Но, наверняка, так и будет. 

К сожалению, скорее всего, так и будет. Верховная Рада, как говорил Арсений Яценюк, не заходя в зал, проголосует за закон. А затем получим разборки, перестрелки и т.д. 

Вы думаете, будут перестрелки?

Меня настораживает ситуация, которая сегодня сложилась в правоохранительных и государственных органах.

Все извращено: чиновник зарабатывает больше, чем бизнесмен, а залог успешного бизнеса – хорошая крыша в правоохранительных органах. Милиция по борьбе с незаконным оборотом наркотиков контролирует наркотрафики. СБУ, которая должна бороться с контрабандой, ею занимается... 

И разборки, которые сегодня происходят с участием милиции, прокуратуры, СБУ, возвращают те времена, когда в Крыму сессии городских и сельских советов начинались с минуты молчания в память о депутатах, погибших накануне в разборках.

Какая вообще сегодня есть проблема, чтобы выделить землю крымским татарам? Никакой! В Крыму ее достаточно. Но чиновники думают: «Ага… Завтра будет рынок земли, и если я сегодня отдам ее бесплатно, завтра мне самому придется ее покупать за деньги, в то время как, используя служебное положение, можно получить землю бесплатно».

В свое время накануне одной из избирательных кампании Вы заявили, что в списках кандидатов в парламент Крыма присутствует огромное количество уголовных авторитетов. Что можно сказать о нынешнем составе крымского парламента?

На сегодняшний день наличие криминального прошлого или судимости вообще не является чем-то выдающимся. Я был удивлен, что у нас один из действующих начальников милиции имеет за плечами судимость. Когда стало об этом известно, сказали, что он попал под амнистию. То есть мы дошли до того, что в милиции могут работать люди с судимостями. Вы или его оправдайте, если он не виноват, или не имеете права назначать его на такие должности. 

В Крыму можете спросить почти у любого, кто такие Александр Мельник, Игорь Лукашов, Николай Котляревский.  Все они имеют удостоверения депутатов крымского парламента. Вам ответят, что эти люди в свое время получили известность как криминальные авторитеты, хотя и не привлекались к уголовной ответственности. Да, сегодня они надели костюмы. Но все знают об уголовном прошлом этих людей.

Но эта ситуация касается не только крымского парламента. Такая прослойка есть и в Верховной Раде, и любых местных советах. И я не верю, что Верховная Рада сможет когда-либо провести закон, который запретит баллотироваться лицам, привлекавшимся к уголовной ответственности за умышленное преступление, это уже сложно. Хотя время для этого было, но его не использовали. 

Почему сложно?

Потому что многие из них сегодня имеют большой политический вес.

13 октября в 16.00 состоятся публичные дебаты на тему «Экономические реформы помогут побороть коррупцию в Украине», которые проводит Фонд «Эффективное управление» совместно с британской компанией Intelligence Squared. Место проведения: «Дом Учителя», ул.Владимирская, 57. Приглашаем читателей «Дела» принять участие.  Более подробно на сайте http://debaty.org