Эмбарго нипочем: Кабмин выясняет, как РФ вопреки запрету поставляет удобрения в Украину

МЭРТ и МКМТ нацелились расследовать возможные гибридные схемы импорта запрещенных российских удобрений в Украину

Эмбарго нипочем: Кабмин выясняет, как РФ вопреки запрету поставляет удобрения в Украину Эмбарго нипочем: Кабмин выясняет, как РФ вопреки запрету поставляет удобрения в Украину

Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) при Минэкономразвития с августа этого года проводит расследование относительно импорта в Украину минеральных удобрений с целью защиты украинских производителей от недобросовестной конкуренции и растущего импорта. Два расследования наделены статусом специальных расследований, так как задача, которую предстоит решить МКМТ, является достаточно непривычной для практики как МЭРТ, так и МКМТ.

В рамках расследований украинскому правительству придётся учитывать не только сугубо экономические факторы, но также и политический контекст, который сложился вокруг импорта минеральных удобрений в Украину на протяжении последних пяти лет.  

Удобрения под следствием

За защитой в МКМТ обратились украинские химики: Союз химиков Украины — по поводу импорта в Украину трехкомпонентных удобрений, и заводы-производители ("Днепразот", "Черкасский Азот", "РивнеАзот", Северодонецкий "Азот" и ОПЗ) — по поводу импорта азотных удобрений. Украинские производители сетуют на внезапно возросший в разы импорт удобрений из некоторых стран, которые никогда не отличались особой активностью и позициями на украинском рынке минеральных удобрений. В первую очередь речь идет о поставках продукции из Литвы, Беларуси, Грузии, Болгарии, Турции, Сербии, Польши и Румынии. 

Справедливости ради стоит отметить, что часть этих стран и раньше поставляла минудобрения в Украину, но в гораздо меньшем объеме. Часть из этих стран вовсе нетипичны в качестве поставщиков на наш рынок. Нетипичность эта, в первую очередь, проявляется в том, что некоторые из перечисленных стран в течение последнего года поставили в Украину продукцию в объемах, которую сами едва ли способны произвести.

По словам игроков рынка, знакомых с ходом расследования, в основу запроса на проведение специальных расследований украинскими химиками были положены подробные аналитические выкладки и экспертные обоснования практически по каждой стране-импортере. Объемы импорта будут тщательно сверяться с производственными возможностями упомянутых стран.

Также в расчет будут браться исторические показатели — какие объемы продукции та же Литва, или Сербия, или, к примеру, Грузия традиционно поставляла на украинский рынок. Если будет доказано, что объемы импорта за последний период существенно возросли, но сами страны-поставщики неспособны произвести такой объем продукции для продажи за рубеж, производители должны будут аргументировано ответить, откуда у них взялись столь масштабные излишки для экспорта в Украину. Любое несоответствие или путаница в показаниях может закончиться для каждой из стран-импортеров определенными санкциями. Наиболее вероятной санкцией может стать введение специальной пошлины.   

Почему МКМТ может пойти на такие достаточно жесткие меры, и почему расследование уже вызывает столь оживленные дискуссии? Отечественные производители и Союз химиков утверждают, что такой резкий скачок импорта из третьих стран — результат попыток российских производителей обойти украинское эмбарго. Российские удобрения с июля нынешнего года находятся в Украине под санкциями. Их ввоз в Украину официально запрещен. Кабмин принял это историческое решение на своем заседании 15 мая 2019 года, мотивируя это как защитой украинской химической отрасли, так и необходимостью введения ответных санкций на экономические санкции, введенные правительством РФ против украинской продукции в апреле этого года.

Налицо — вполне взвешенное решение Кабинета министров Украины на шестом году агрессии России закрыть рынок для её продукции, а также вывести отечественный АПК из-под зависимости от удобрений из России. Как заявил в своем комментарии относительно ситуации советник президента Украины по экономическим вопросам Олег Устенко — санкции украинского правительства в отношении продукции российского химпрома продиктованы не только экономическими, но, в первую очередь, политическими предпосылками, и они, безусловно, помогают вернуть к жизни отечественный химпром. Странно только, что украинской власти понадобилось пять лет войны, чтобы в итоге запретить российским корпорациям кормиться в Украине.        

Однако оказалось, что россияне были готовы к жестким решениям Киева, и имели в запасе план "Б" с расчетом на то, что контролировать серые схемы импорта и противостоять гибридным методам ведения торговой войны украинское государство не сможет. Сегодня рынок наполняется импортом из тех стран, которые никогда не поставляли в Украину удобрения в таком количестве. В их числе, например, Болгария и Сербия, химические предприятия которой еще три года назад находились на грани банкротства из-за долгов перед "Газпромом", а сегодня успешно поставляют свою продукцию на украинский рынок. Свою ли? — это и есть ключевой вопрос, на который предстоит ответить МЭРТ и МКМТ в самое ближайшее время. 

По данным Союза химиков Украины, по состоянию на август текущего года в Украину было завезено 1,7 млн тонн сложных минеральных удобрений при потреблении 1,8 млн тонн в год. За полгода 2019 года 500 тысяч тонн азотных удобрений привезено в Украину из Польши, Литвы, Турции, Грузии, Болгарии, которых на нашем рынке раньше практически не было.

Как минимум можно констатировать простой факт — если майское решение Кабинета министров Украины о запрете импорта российских удобрений в страну отчасти и выполнило задачу зеркального ответа на действия агрессора, то задача по полноценному запуску отечественного химпрома по итогам года не выполнена. Да, благодаря эмбарго на российские удобрения и благоприятной конъюнктуре на газовом рынке украинские предприятия запустили производства, вернули часть сотрудников на рабочие места, а также выполнили все свои обязательства по контрактам с аграриями. Часть украинской продукции даже пошла на экспорт, и в этом компоненте результатами отчасти могут похвастаться "Днепразот" и ОПЗ.

Однако никем неконтролируемый импорт из третьих стран, растущий вопреки логике и реальным возможностям тамошних производителей, ставит под сомнение наметившиеся успехи украинских производителей. Минимальный скачок цен на газ для промышленных предприятий в Украине, а также продолжение атипичной торговой экспансии из других стран, снова отправят украинскую химическую промышленность в глубокий нокдаун.            

За что идет борьба?

Украинский рынок минеральных удобрений — действительно лакомый кусок. Его ёмкость на сегодняшний день оценивается разными экспертами от 1 до 2 миллиардов долларов в год, а после открытия рынка земли, он, по прогнозам, в течение пяти лет вырастет до $4 млрд за счет более интенсивного развития сельского хозяйства.

По словам президента Украинской аграрной конфедерации Леонида Козаченко, в ближайшие годы потребность Украины в минеральных удобрениях возрастет на две трети, и самый логичный ресурс для удовлетворения этой потребности — свой собственный химпром. Который в лучшие годы давал до 8-9% ВВП страны, обеспечивал десятки тысяч рабочих мест, а сегодня — оказался заложником ситуации на отечественном газовом рынке. Более того, эффективно работающий украинский химпром сегодня невыгоден, в первую очередь, российским производителям, активно снующим по всему миру в поисках рынков сбыта, и Украина — близкое, понятное и крайне доходное поле для их деятельности.   

Начиная с 2014 года доля российских производителей на украинском рынке неуклонно росла (на фоне войны, аннексии Крыма и самых ожесточенных боев на востоке Украины) и к 2017 году перевалила за показатель в 50%. Это объяснялось не только возросшими для украинских предприятий ценами на природный газ, но и во многом из-за отсутствия у предыдущей власти мотивации комплексно разрешить проблемный узел, усадив совместно за стол как химиков, так и аграриев, и выработать наконец-то хотя бы некое подобие программы или стратегии развития украинского АПК и химпрома как единой отрасли, от которой, среди прочего, зависит и продовольственная безопасность страны. 

Правительство в 2014-2017 годах спокойно наблюдало за тем, как украинские предприятия закрывались одно за другим, изредка мотивируя свое бездействие тем, что украинские предприятия якобы не способны обеспечить украинских сельхозпроизводителей удобрениями, а значит — открытие рынка для русских хоть и является нежелательной мерой, оно все-таки продиктовано крайней необходимостью. Происходило это ровно до 2017 года, пока всерьез не встал вопрос о том, что отечественный АПК уже находится в полной зависимости от импорта удобрений из страны-агрессора. И только начиная с 2017 года правительство сначала обложило российские удобрения пошлиной в 40%, а уже в этом году — ввела на них полное эмбарго.

Несложно предположить, что отказываться от такого рынка российские производители, чьи мощности многократно превышают собственные потребности, не собираются. При собственных нуждах около 7 миллионов тонн в год, российские предприятия обеспечивают производство около 30 тонн. За счет дешевого газа формируются колоссальные объемы продукции, которую нужно куда-то сбывать. Более того, экспорт удобрений из РФ включен и в более широкую государственную программу развития российской нефтехимической промышленности, в которой делается упор на продажу за рубеж переработанных нефти и газа.

Поэтому украинскому правительству в лице МЭРТ и МКМТ в рамках упомянутых расследований, среди прочего, есть смысл ответить на вопрос — отказалась ли Россия от планов по захвату украинского рынка минеральных удобрений? Если МЭРТ посчитает, что Украина по-прежнему является целью для россиян, то и МКМТ обязана будет со всей серьезностью подойти к доводам украинских химиков и установить пути обхода эмбарго российскими производителями.

Фото: Порты Украины

Вот лишь несколько очевидных подсказок для украинского правительства, для которых даже не требуются расследования, а нужен лишь объективный анализ ситуации, которая сложилась вокруг Украины и в странах, которые являются нашими традиционными торговыми партнерами. Например, грузинский завод "Рустави Азот" в 2017 году перешел в собственность россиян. В связи с этим можно ли считать, что Украина импортирует из Грузии именно грузинские удобрения? Или всё-таки речь идет о российских производителях, продукция которых запрещена для ввоза на таможенную территорию Украины?

Еще один торговый партнер Украины — Польша. В польской группе "Азот" — 20% российского капитала. Турция начала потреблять значительно больше аммиака из России, и это совпало по времени с ростом импорта из Турции в Украину в семь (!) раз: в 2018 году из Турции в Украину было поставлено порядка 20 тысяч тонн в первом полугодии, а в 2019 году — уже больше 140 тысяч. Этот сенсационный рывок также должен иметь свои рациональные объяснения. И самое очевидное из них, это то, что аммиак составляет более 80% в себестоимости удобрений. И вроде бы в Украину идут турецкие удобрения, но вот только по факту оказывается, что мы получаем всё ту же российскую продукцию из российского же сырья, просто переработана она на турецких предприятиях, которые в этой нехитрой торговой схеме выполняют роль своего рода технологической прокладки для обхода украинских санкций. И этот список можно продолжать долго.  

Чего добиваются стороны?

Важно отметить, что украинские производители не добиваются полного запрета на импорт удобрений из других стран. Такая трактовка целей расследования не соответствует действительности, и вброшена, вероятнее всего, для дискредитации самого процесса спецрасследований. Все, о чем просят национальные производители — это привести объемы ввозимых из этих стран удобрений к значениям, существовавшим до нынешнего года и, таким образом, устранить долю "переобувшегося" российского импорта. Если, конечно, существование этой доли будет доказано.

В противном же случае в рамках своих спецрасследований чиновники должны будут дать иные внятные ответы на вопрос откуда у всех перечисленных стран внезапно появились столь рекордные объемы продукции для поставок в Украину? Если оставить этот вопрос вообще без ответа — дело может закончиться неприятным скандалом для Кабмина, который таким образом продемонстрирует неспособность или нежелание в принципе противостоять торговым войнам и вызовам, с которыми сталкивается Украина.  

Прийти к истине в рамках разбирательств в любом случае придется. Уж слишком разнообразный пул производителей удобрений на этот раз сошелся в стремлении найти решение. Можно сказать, что химическая отрасль, в которой представлены и интересы Дмитрия Фирташа, и Игоря Коломойского, и предприятий, находящихся в управлении государства, впервые за последние годы объединилась для решения общей проблемы. Возможно, именно этот пул в дальнейшем совместно с правительством и найдет ответ на вопрос как повысить конкурентоспособность украинского химпрома и комплексно решить проблему зависимости от импортных удобрений.

Кто по другую сторону

Инициативы украинских химиков объяснимо сталкиваются с сопротивлением российских лоббистов, которые в Украине представлены влиятельными трейдерами, а также многочисленными публичными структурами, маскирующими свою деятельность, как правило, под видом аграрных ассоциаций. В более дешевых удобрениях объективно заинтересованы и украинские аграрии, из-за чего лоббисты российских производителей часто выступают в качестве защитников интересов простого украинского фермера.

Интересно, что лоббистские структуры, которые еще вчера активно выступали против введения антидемпинговых пошлин, а также санкций на российские удобрения, сегодня также активно включились в борьбу против спецрасследований МКМТ относительно импорта удобрений из других стран. Любимый аргумент российских лоббистов — дороговизна украинских удобрений по сравнению с импортными аналогами, включая российские.  

Однако следует помнить, что себестоимость продуктов зависит от объемов производства. Так, в 2014-2017 годах издержки на производство мизерных объемов продукции не позволяли украинским химикам предложить рынку конкурентную отпускную цену. И российские удобрения на тот момент были действительно дешевле — за счёт бросовых цен на газ от "Газпрома" для химических предприятий РФ. Эмбарго, наложенное на российские удобрения, а также цена на газ позволило отечественным предприятиям в текущем году не только возобновить производство, но и существенно снизить цены. Выходит, отрасль способна работать и выполнять все поставленные перед ней задачи.

Временами высказываются сомнения в способности украинских производителей покрыть спрос на рынке удобрений при ограничении импорта, на что химики традиционно категорически возражают, утверждая, что мощностей отечественного химпрома по азотным удобрениям хватает для того, чтобы полностью закрыть потребность внутреннего рынка. По комплексным удобрениям Украина способна закрыть потребности рынка на 60-70%, но если серьезно заняться развитием отрасли, то и результат в 100% может быть достигнут за несколько лет.

Другие возражения касаются обязательств Украины в рамках ВТО, мол они могут быть нарушены в результате заградительных мер. Однако защита собственного рынка от производителей, которые позволяют себе демпинговать за счет собственной сырьевой базы — это весьма распространенная практика в рамках ВТО. В частности, она широко применяется европейцами. И последние практики рассмотрения споров в ВТО свидетельствуют, что комиссии, выносящие вердикт, учитывают такие доводы.

А выяснить, какой объем импорта из каждой конкретной страны состоит из собственного производства, а какой обусловлен демпинговыми поставками дешевого российского сырья, либо вообще банальным перебросом российского товара в Украину под видом продукции из других стран — в этом и состоит задача проводимого МКМТ расследования. Если злоупотребления со стороны стран-импортеров будут установлены и доказаны, наиболее вероятным решением будет квотирование импорта.

Выяснить, какая часть импорта в Украину является "естественной" для каждой из стран, поставляющих минеральные удобрения, в общем, не сложно. Эта цифра наверняка будет близкой к объемам импорта, поставлявшимся до введения ограничений на российскую продукцию. Данный показатель и может стать ориентиром для объема квоты. Такое количество продукции страна-экспортер сможет поставлять на украинский рынок и впредь на нынешних условиях. Объем сверх квоты, вероятно, будет обложен дополнительной пошлиной.

Загрузка...
Новое видео
Катерина Рожкова, НБУ: о кредитовании, страховании и экономике Украины
Загрузка...