Экономика 05 марта 2008 в 20:23

Глава правления ОАО «Киевский «мотоциклетный завод» Игорь Куташев: “Наш завод работает на 26 гектарах земли”

Глава правления ОАО «Киевский «мотоциклетный завод» Игорь Куташев.

– Ситуация вокруг приватизации Киевского мотоциклетного завода обрастает слухами. Всем понятно, что главная ценность — территория завода — внушительный участок земли в центре столицы. Вы в какую сумму оцениваете предприятие?

– Наш завод работает на 26 гектарах земли. Не секрет, что стоимость одной сотки земли здесь (станция метро Лукьяновская. — «ДЕЛО») колеблется в районе 25-30 тысяч долларов. Так что определенные выводы можно сделать.

Помню, два года назад Юлия Тимошенко сделала заявление, что Киевский мотоциклетный завод стоит 1 миллиард гривен. Оно-то и стало причиной такого пристального внимания к предприятию.
Пристальное внимание к вашему предприятию было и со стороны киевской власти…

Да, после заявления Тимошенко о нашем предприятии заговорила и киевская власть, вспомнил про нас и Юрий Ехануров. Все последующие руководители правительства при формировании бюджета включали в список приватизационных объектов и наш завод.

– Вам такой интерес к заводу был малоприятен?

– Да, нам такие разговоры не нравятся, но мы и выступаем однозначно против приватизации. Мы прекрасно понимаем, что если нас отдадут на приватизацию, не подготовив для этого нормативной базы, мы потеряем заказчиков и наше финансовое положение пошатнется. Приватизация может длиться полгода-год, а за этот период мы можем и обанкротиться.

Второй вопрос, который нас пугает, это то, что инвестору интересен вовсе не завод, а земля, на которой он находится. Мы неоднократно обращались в Кабмин, к президенту с предложением перенести завод за пределы Киева. К примеру, в Березань или на Троещину, где мы можем нормально работать. В Березани нам хотят выделить 11 гектаров земли: 7 гектаров для производственного комплекса и 4 —на строительство жилых комплексов для наших работников.

– А расхождение в цифрах вас не пугает? Здесь вы работаете на 26 гектарах, а там вам предлагают 7.

– Замена оборудования поможет нам сократить производственные площади, которые мы занимаем сейчас.

– Но с переездом за Киев вы не сможете сдавать свои цеха в аренду.

– Мы это прекрасно понимаем, но нас это устраивает. Находясь здесь, мы платим городу 500 тысяч гривен в месяц за аренду земли. Если будем работать за городом, мы будем платить значительно меньше: 30-40 тысяч.

– А сколько вы зарабатываете на аренде?

– Около миллиона гривен в месяц. Но 20% от этой суммы уходит на уплату НДС, еще 500 тысяч уходят на налоги за землю. Нам остается около 30% процентов от этого миллиона. Так что аренда не так уж и выгодна, как это может показаться на первый взгляд.

– А кто ваши арендаторы?

– Есть компании, которые интересует наше промышленное производство, есть компании, которые ищут складские помещения. К примеру, «Фокстрот» занимает у нас несколько цехов.

– А сколько цехов работает на заводе?

– Сейчас работает около 60% наших производственных помещений, запущено четыре линии производства. Самая прибыльная из них — линия по производству прицепов, также работает цех по производству мотоциклетов. Недавно мы запустили стекольное производство.

– Какая средняя месячная оплата труда на заводе?

– Средняя зарплата — 1800 гривен. Я возглавил руководство завода в 2001 году, когда он был на грани банкротства. Только бюджету завод должен был 36 миллионов гривен, задолженность по зарплате составляла 5 миллионов гривен, а ежемесячная оплата труда в среднем не превышала 47 гривен.

– За счет чего погашались долги?

– Мы брали кредиты в банках, городские власти помогали с льготными кредитами. У нас были трудности и с погашением ссуды. Но нам проще было взять еще один кредит, чем признать себя банкротом.

– Да, вопрос о вашем банкротстве поднимался неоднократно. В последний раз —в 2003 году.

– Да, нас 5 раз пытались признать банкротом. Мы были по уши в долгах.

– О каких именно долгах идет речь?

– Нас пытался через суд признать банкротом «Трансгаз», которому мы должны были 800 тысяч гривен. Были попытки рейдеров таким образом забрать завод. Сейчас это уже история.

– Ваш завод уже давно кому-то не дает покоя…

– Вы знаете, недавно состоялось заседание Фонда госимущества, где поднимался наш вопрос. Там четко дали понять, что потенциального инвестора у нас пока нет. Все упирается в юридический вопрос. Не до конца урегулирован вопрос приватизации предприятия вместе с землей. Это и отпугивает потенциальных инвесторов.

– За счет чего почти обанкротившееся предприятие вышло на уровень доходности за такой короткий период?

– Благодаря работе. Нам помогло и то, что несколько наших цехов были отчуждены за долги.

– А в чью пользу?

– У нас был долг в госбюджет и задолженность по налогам, но благодаря своей юридической службе мы отсудили 30 % долгов, а это —около 10-12 миллионов гривен. Кому достались 3 гектара, отчужденные за долги, мне сказать сложно — этим занимался Фонд госимущества.

– Какая финансовая ситуация на заводе сейчас?

– Стабильная, долгов нет. За последние семь лет не было ни одного случая задержки с выплатой зарплаты. Но если нас без анализа отдадут на приватизацию, мы практически сразу ухудшим свое финансовое положение.

– Если самый худший сценарий воплотится в жизнь, что вы будете делать?

– Если купят только ради земли в центре, Украина потеряет единственный в Европе завод по производству тяжелых мотоциклов. Нам даже не дали нормально отметить свой 60-летний юбилей в сентябре, в августе опять выставив на приватизацию.

Но мы не паникуем. Завод собираются приватизировать уже в течение 6 или 7 лет, так что за это время можно было привыкнуть к работе в экстремальных условиях. Я понимаю, что желающих заполучить такой кусок земли в престижном районе много. Я могу даже сказать, что территория завода в случае приватизации будет использована с тысячным процентом прибыли. Я просто надеюсь на то, что нам дадут шанс работать в другом месте.

– То есть вам абсолютно все равно, если на месте завода появятся очередные элитные высотки?

– Я совершенно не против того, чтобы на этом месте появились высотки. Даже с точки зрения экологии, вредные предприятия всегда должны выноситься за город.

– И все-таки, 1 миллиард гривен — много или мало за такое предприятие, как Киевский мотоциклетный завод?

– С одной стороны, это огромные деньги, которые не помешают госказне. С другой — в случае нашей приватизации государство может потерять стабильного налогоплательщика. Мы ежемесячно платим 2 миллиона гривен налогов, в год выходит около 30 миллионов. Я думаю, что государству стоит подумать над этим. Хороший хозяин не режет курицу, несущую золотые яйца, для того чтобы сварить бульон.

Загрузка...
Новое видео
Николай Тимощук: об устойчивости компаний, спросе на UNIT.City и человеке будущего / Delo.UA
Загрузка...