Политика 14 октября 2014 в 8:12

Комбат "Шахтерска" рассказал, кто давал приказ на штурм Иловайска и отступление

Андрей Филоненко, командир батальона "Шахтерск", рассказал о том, как принималось решение о начале Иловайской операции. Впервые эта тема обсуждалась 5 августа в кабинете Геннадия Корбана, куда позвали командиров добровольческих батальонов

В понедельник, 13 октября, прошло очередное заседание временной следственной комиссии Верховной Рады по расследованию обстоятельств трагедии под Иловайском, на котором заслушали показания командира батальона "Шахтерск" Андрея Филоненко.

Сразу же следует указать, что комбат, кроме всего прочего, может быть лицом политически заинтересованным, так как идет в Раду по списку Радикальной партии Ляшко под №31. Учитывая открытую нелюбовь лидера Радикальной партии к людям Игоря Коломойского, свидетельства Филоненко относительно участия замгубернатора Днепропетровской области Геннадия Корбана в подготовке операции по штурму Иловайска можно было бы считать тенденциозными, но показания из трех источников дают более-менее четкую картину произошедшего накануне Иловайской операции. Установления всех обстоятельств того, как и почему было принято решение штурмовать Иловайск, позволяет составить пазл всей этой трагедии. Ниже приводим показания комбата Филоненко и короткие ответы Корбана и журналиста Юрия Бутусова, взятые главой комиссии Андреем Сенченко в телефонном режиме.

АНДРЕЙ ФИЛОНЕНКО:

Командовал в секторе "Б" командующий войск оперативного командования "Юг" генерал-лейтенант Руслан Хомчак, но все действия мы согласовывали с представителями МВД — главой Департамента по управлению и обеспечению подразделений милиции особого назначения Виктором Челованом и представителем МВД в штабе АТО Владимиром Гриняком.

Для выхода в зону АТО выходил соответствующий приказ министра внутренних дел.

5 августа в здании Днепропетровской облгосадминистрации прошло совещание с Геннадием Корбаном. Мы зарегистрированы в Днепропетровской области, а там всем командует Корбан. Опасно было возражать и говорить свои мысли вслух.

На совещании присутствовали Семен Семенченко (батальон "Донбасс"), Андрей Билецкий ("Азов"), журналист Юрий Бутусов, позже подъехал Хомчак.

Корбан озвучил тему совещания — взятие Иловайска. До приезда Хомчака обсуждались детали операции: с какой стороны зайти, качество связи. Хомчак продолжил вести совещание вместо Корбана (всего мы там пробыли 5-6 часов).

Вводная от Хомчака была следующая: он берет в кольцо Донецк, а Иловайск — важное место с узловой ж/д станцией, но у него нет для этого времени и пехоты, поэтому "зайдите туда батальоны и зачистите, там максимум 50 террористов". Но как оказалось, там даже за 4 месяца до нашего прихода заливали бетон в укреппозиции. У нас снаряды от пушек "Рапира" отскакивали от их дотов. К тому же только на нашем участке было 15 снайперов из Тореза.

ГЕННАДИЙ КОРБАН:

Совещание проходило не в моем кабинете, это был малый зал заседаний. Я лично не присутствовал на протяжении всей встречи. Это не было протокольной встречей или совещанием, это была скорее информационная встреча единомышленников, патриотов, готовых бороться с врагом… Хомчак озвучил ту задачу, которую ему ставит Генштаб... Командиров батальонов интересовало то, как они участвуют в этой операции вместе с войсками, чтобы зачищать территорию в районе Старобешево, Кутейниково, Иловайска, для соединения с военными частями…

(Относительно инициативы идти на Иловайск) это были скорее всего встречные движения — Хомчак говорил, что у него недостаточно войск… почему б (не использовать) батальоны теробороны. Командиры батальонов, в частности "Донбасс" и "Днепр-1", тоже хотели принять участие в операции. На что им было сказано, что если вы хотите принять участие, то вы должны связаться с соответствующим куратором в МВД, который должен донести (информацию) до начальника Генштаба, чтобы получить разрешение на участие в данной операции. Так и случилось, насколько я помню, господин Яровой представлял МВД в Генштабе, и части некоторых батальонов вместе с Яровым прибыли для выполнения задачи в район Старобешево, Кутейниково и Иловайск.

ЮРИЙ БУТУСОВ:

Совещание 5 августа было посвящено координации действий добровольческих батальонов МВД с оперативным командованием. Это было, скорее, установочное совещание. Изначальной целью была общая координация, но потом… сводилось к обсуждению конкретных действий. Непосредственно сам штурм Иловайска не обсуждался. Обсуждалась необходимость взаимодействия с армейскими частями в направлении Иловайска.

Генерал Хомчак предложил батальонам формат участия, который они поддержали. Был общий замысел окружения Иловайска.

Мероприятие продолжалось около двух часов. Это была просто встреча.

Результатом совещания было идти на Иловайск. Своими силами добровольческие батальоны "Шахтерск", "Азов" и "Днепр-1" должны были взять южную половину города. Позже я получил согласование от координатора в штабе АТО.

Мы, комбаты, взяли сутки на изучение местности, проработку своей агентуры. Так как у нас в батальоне половина — жители Донецкой области, то мы собрали больше всех информации.

Задача никакая не ставилась, она не могла ставиться как таковая. Более того, детальную информацию Хомчак не раскрывал. Он просто проинформировал, что сил, действительно, не достаточно для взятия Иловайска, и сроки слишком сокращены. Естественно, командиры батальонов, когда прослушали информацию, выявили желание поучаствовать, чтобы помочь военным в осуществлении операции.

Насколько я мог сделать вывод, генерал Хомчак фактически в своем распоряжении имел батальоны территориальной обороны №37, №39, №40 и незначительные силы военнослужащих.

7 августа мы отправили справку о результатах нашей агентурной работы в Иловайске. В них говорилось о 500 боевиках (в районе ж/д вокзала находится батальон "Восток"), на первом этаже горотдела милиции расположился штаб ДНР, между церковью и кладбищем — окопы и установка "Град", еще один "Град" по дороге в Амвросиевку в полутора километрах от Иловайска... Мы добыли даже данные GPS, по которым можно было навести (артиллерию — Ред.) Справка была отправлена Геннадию Корбану, начальнику штаба "Азова" Вадиму Трояну, людям из "Правого сектора", командиру "Днепр-1" Юрию Березе. Также о результатах разведки в устной форме было доложено Человану, Гриняку и советнику главы МВД Антону Геращенко. Эту информацию нужно было проверить.

Нам и после этого рассказывали, что будет легкая прогулка — "там максимум 50 человек".

8 августа мы получили приказ о выдвижении в сектор "Б" (район Иловайска — Прим.).

Нам был дан приказ разделиться: одна часть численностью 130 бойцов под командованием Руслана Онищенко пошла на Иловайск, я же с 60-70 бойцами пошел на Марьевку и Красногоровку. 11 августа мы присоединились к нашей части в Иловайске.

Тогда же мы получили приказ от Хомчака держать дорогу, по которой террористы должны были бежать.

Первый бой наш батальон принял 10 августа. После него был перерыв 3-4 дня и, где-то, 13-14 числа был большой заход в Иловайск. Тогда нашими передвижениями полностью руководил генерал-лейтенант Хомчак.

Замминистра внутренних дел Сергей Яровой подключился к командованию через неделю после начала операции.

Поддержка со стороны армии — в основном, артиллерия (но по нашей просьбе они не разбомбили здания школы и горотдел милиции). Нам дали 2 БТРа и 2 танка, но у одного заклинило пушку, второй вышел из строя, когда подбили. У нас же на вооружении были ручные гранатометы, дали несколько "Мух", автоматы с подствольными гранатометами и три тяжелых пулемета на автомобилях.

За два дня активной стрельбы мы потеряли 4 человека убитыми и около 16 раненными. Мы поняли, что это бессмысленная мясорубка, и вместе с Билецким согласовали с Киевом свой отход. Согласие министра внутренних дел на выход из Иловайска мы получили от Челована и Геращенко. Я сказал им, что это идиотизм и мы тут будем просто терять людей, и ничего не добьемся без артиллерии и военных. Потом они от имени Арсена Авакова дали нам "добро". Где-то 18 августа мы вместе с "Азовом" выехали из Иловайска в Мариуполь. Наш выход не осложнял положение оставшихся в городе батальонов — оно было и так безнадежное.

Где-то 24 августа (до начала окружения) господин Яровой поехал в Мариуполь. Вместе с ним зону боевых действий покинули батальоны "Шахтерск" и "Азов", не приняв участия в военной операции, отказавшись от участия в помощи и организации этой военной операции.

Они участвовали в операции один день, а на следующий день оттянулись и отказались от участия в ней.

Два батальона просто самостоятельно, без всякого на то согласия Ярового, просто покинули этот район военных действий.

Те разведданные, которыми мы располагали, передали в штаб АТО. Я лично звонил Гелетею и Турчинову, и просил, чтобы дали команду на отвод Иловайской группировки, так как мы располагали данными об отводе войск и начале окружения.

В связи с тем, что ушли "Шахтерск" и "Азов", Старобешево и Кутейниково остались абсолютно открытыми… ввели войска, взяли в окружение Иловайскую группировку.

Напомним, согласно данным Валерия Гелетея, при выходе из Иловайска в конце августа погибли 108 бойцов Вооруженных сил Украины.

Загрузка...
Новое видео
Как прошел Business Wisdom Summit 2020
Загрузка...