Одну из популярнейших пыток в России называют "Звонок Путину"

Леонида Развозжаева, по его словам, много часов подряд держали скованным в положении "руки к ногам". Журнал "Большой город" поговорил со знающими людьми, о том, как пытают в современной России
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Пытки в российских государственных структурах приняли обыденный, типовой характер, констатируют эксперты. С теми, кто знает об истязаниях, применяемых к задержанным, поговорил Александр Борзенко. Эта информация опубликована в журнале "Большой город".

Леонида Развозжаева, по его словам, много часов подряд держали скованным в положении "руки к ногам". Правда, даже правозащитники говорят, что пытали его лишь психологически. Но экспрты утверждают, что в российских государственных структурах обыденный, типовой характер приняли не только психологические пытки. Оставлять без еды, воды и уборной — нормальная практика. Вот о каких самых применяемых сегодня механизмах для истязаний рассказали те, кто сам подвергался пыткам или знают это от пытаемых.

"Звонок Путину", "Полиграф Полиграфыч", "Чубайс"

Игорь Каляпин, "Комитет против пыток"

"Ситуация, на которую жалуется Леонид Развозжаев, — самая типичная. Чаще всего пытки применяются сразу после задержания, когда человек шокирован и растерян, и, как правило, до первого официального допроса. Применяют их те оперативники, которые осуществляют задержания и заинтересованы в том, чтобы дело было реализовано — они силовыми методами принуждают к самооговору.

Обычно при этом используется старый электромонтерский прибор мегаомметр или полевой телефон. Когда используют телефон, это называется по-разному: "Звонок Путину", "Полиграф Полиграфович". У обоих этих приборов есть динамомашинки, которые вырабатывают ток высокого напряжения. Поскольку сила тока при этом маленькая, ожогов почти не остается — только электрометки — маленькие черные точки, они быстро заживают. Куда приставлять провода — зависит исключительно от фантазии палачей: к половым органам, в задний проход, к ушам — вариантов много. Иногда провода приставляют к рукам и поливают водой. Иногда действуют просто — провода в розетку и вторым концом к телу привязанного к стулу человека".

Булат Сабиров, бывший сотрудник уголовного розыска

"Есть такая машинка — с ручкой. Не помню названия — кажется, она применяется в пожарной технике. Задержанного привязывают, подводят оголенные провода — к пальцам ног, например, или рук. Если он не хочет говорить, проворачивают несколько раз ручку, и человеку становится плохо".

Валентина Мельникова, "Комитет солдатских матерей"

"В воинских частях Волгоградской области любимая пытка была — электрическим током. Напряжение небольшое, но это очень чувствительно, потому что товарищи офицеры провода к половым органам подключают".

Ахмед Гисаев. В 2003 году был похищен российскими военными и в течение 16 суток подвергался пыткам на военной базе в Ханкале. Жалоба удовлетворена ЕСПЧ

"Когда били током они называли это "Чубайс". Наверное, потому что Чубайс тогда был главным по току. Использовали КМП — конденсаторную подрывную машинку. Это больно — как будто нервы вытаскивают".

"Подвешивание", "Растишка", "Дыба"

Игорь Каляпин, "Комитет против пыток"

"Подвешивание на ипровизированой дыбе — руки, обычно в наручниках, выворачиваются назад. Самые изощренные пытки применяются в тех случаях, когда дело ведется Следственным комитетом. Потому что если жертва и подаст жалобу, то она попадет в тот же Следственный комитет. Если пытки применялись в интересах СК, то следователи, естественно, ожидают, что их прикроют — ведь они не для себя старались".

Ахмед Гисаев. В 2003 году был похищен российскими военными и в течение 16 суток подвергался пыткам на военной базе в Ханкале. Жалоба удовлетворена ЕСПЧ

"Меня за руки подвешивали, называли это растишкой. Когда долго висишь — очень больно".

"Растяжка", "Ласточка"

Булат Сабиров, бывший сотрудник уголовного розыска

"Человека так связывают, чтобы у него все затекало, чтобы у него каждое движение вызывало боль. Иногда стоя привязывают — человек падает, его снова ставят".

Побои

Булат Сабиров, бывший сотрудник уголовного розыска

"Обычно просто избивают. Бьют так, чтобы синяков не было, — через влажное полотенце или мешком с песком. А бывает тупо — бьют резиновыми палками".

Дмитрий Лаптев, "Комитет против пыток"

"В кавказских республиках пытки распространены гораздо шире, чем где-либо. Там никто не боится ответственностти. В 2010 году к нам обратился отец Зубайра Идрисова. Его и еще двоих подозреваемых пытали током и избивали, заставляя признаться в том, что они якобы готовили покушение на первого заместителя правительства Чечни Магомеда Даудова. У нас есть фотографии, сделанные во время следственных действий, где видно, что у них очень много гематом на лице. Мы сейчас получили результаты экспертизы, подтверждающие, что фотографии — подлинные".

"Холодильник", "Печка"

Валентина Мельникова, "Комитет солдатских матерей"

"Держали в железных контейнерах на жаре — в Ростовской области такие случаи были, в Волгограде".

Булат Сабиров, бывший сотрудник уголовного розыска

"Я слышал, что задержанного могли в мороз вывести на улицу, раздеть догола, пристегнуть где-нибудь и ждать, пока он не окоченеет".

"Слоник", "Пакет"

Игорь Каляпин, "Комитет против пыток"

Широко известна пытка "Слоник" — на человека надевают противогаз и перекрывают доступ воздуха или что-нибудь туда вливают. Довольно часто используют пакет, что, видимо, отдельно приятно — потому что палач видит лицо жертвы, а жертва — палача".

Ахмед Гисаев. В 2003 году был похищен российскими военными и в течение 16 суток подвергался пыткам на военной базе в Ханкале. Жалоба удовлетворена ЕСПЧ

"Надевали противогаз и заливали в трубку вонючую жидкость. Что это было — не знаю. Наверное, нашатырка. Носоглотку жжет, как огонь!"

Простые и дешевые методы

Асмик Новикова, "Общественный вердикт"

"Помимо всяких противогазов и прочего, есть куда более простые и дешевые методы — ручка в ухо, карандаш в ноздри или иголки под ногти. Или в соседнем кабинете крики раздаются, а человеку говорят — это твои родственники".

Михаил Пашкин, председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции города Москвы

"Пытка не требует никаких специальных ухищрений: палец можно человеку прищемить — это уже дикая боль. Карандашом убить можно — ухо проткнул и все. Пыток можно придумать огромное количество. Человеку скажут — я сейчас пойду и твою жену изнасилую и убью. Или ребенка. Это тоже пытка. К пыткам приводит палочная система в органах".

Нина Пономарева, "Материнское право"

"В 2006 году трое военнослужащих сбежали с полигона, их вернули и пытали. Раздели догола, сделали ошейники из ремней, поставили в голом виде на плацу перед всей частью. Потом в течение дня их в таком виде водили по всей части. Вечером одного из них посадили в палатку и приковали наручниками. Другого вывели, а тому, кто остался, сказали, что его товарища повели на расстрел. Послышались выстрелы, и тот, кто был в палатке, поверил, стал ползать на коленях и умолять, чтобы его не расстреливали. Всю ночь он просидел голый, прикованный наручниками. Впоследствии обоих комиссовали, признали негодными к военной службе по психиатрическим статьям. Один из срочников — Михаил Лялякин — подал жалобу в Европейский суд по правам человека".

Ахмед Гисаев. В 2003 году был похищен российскими военными и в течение 16 суток подвергался пыткам на военной базе в Ханкале. Жалоба удовлетворена ЕСПЧ

"Зажигалками и сигаретами прижигали — ожоги до сих пор видны. Бросали связкой ключей в голову. Почти все 16 суток мне не давали есть — говорили, что неохота водить в туалет".

Игорь Каляпин, "Комитет против пыток"

"В тюрьме особенно не мудрствуют с пытками, потому что нет задачи скрыть следы. Когда человек беспомощен и бесправен, находится круглосуточно в камере, там найдут способы так его унизить, что и жить потом не захочется".