Экономика 21 августа, 16:08

Сильные партнеры для Украины: меняющаяся реальность против стереотипов и иллюзий

Можно долго спорить о масштабах влияния ключевых стран мира. Но применение экономической "линейки" для измерения его реальных масштабов заставляет по-новому осмыслить расхожую фразу последних месяцев: "Мир изменился навсегда"

Фото: Li Yang / Unsplash Фото: Li Yang / Unsplash
Фото: Li Yang / Unsplash

Последний гвоздь в крышке старого мира — измеримое глобальное экономическое доминирование Китая, а также аналогичные амбиции Индии.

В сумме это два рынка по 1,4 млрд потребителей — без малого треть населения планеты. США могут противопоставить немногим более 327 млн жителей — читаем "потребителей" — причем заметно беднеющих из-за рекордного схлопывания экономики по итогам II квартала 2020 года более чем на 32,9% вследствие коронакризиса. В то же время Китай сохранил масштабы экономики, выстоял под ударами пандемии, глобального блэк-аута и санкций воинствующего в предвыборном запале Дональда Трампа. Поднебесную преодоление этих вызовов сделало сильнее.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Измеряемые достижения — основа объективной оценки влияния

Масштабы экономики Китая и ее компаний впервые в истории превзошли "старого лидера" — США. Еще "поджимает" Индия, замахнувшаяся на экономический и технологический апгрейд. Как бы громко и воинственно ни пытался Дональд Трамп в предвыборном запале доказать американцам величие США, крест на фантазиях о возрождении былого могущества поставил американский же журнал Fortune. Его ежегодные списки Global 500 — лучший в мире снимок состояния глобального бизнеса. 2020 год редактор Fortune Аллан Мюррей назвал историческим для списка, который выходит с 1990 года: впервые за 30 лет число компаний с материкового Китая и Гонконга составило в списке глобальных экономических лидеров 124 против 121 американской компании. Если прибавить компании из Тайваня, и общее число глобальных экономических лидеров азиатского происхождения увеличивается до 133.

Вслед за лидером Wal-Mart (525 млрд долларов США) расположились три китайские компании: Sinopec (407 млрд долларов США), State Grid (383,9 млрд долларов США) и PetroChina (379 млрд долларов США). Четыре из семи интернет-компаний и компаний розничной торговли, вошедших в список Fortune Global 500 — из Китая: JD.com, Alibaba, Tencent и Xiaomi.

"Трудно переоценить значение происходящих изменений в мировой экономике, — пишет обозреватель Аллан Мюррей в своей рассылке читателям Fortune. — Как отмечает главный редактор Fortune Клифф Лиф, когда список Global 500 впервые вышел в 1990 году, в нем вообще не было китайских компаний. За прошедшие три десятилетия китайская экономика стремительно выросла благодаря мировому торговому буму, который увеличился с 39% мирового ВВП до 59%".

"Экономики США и Китая настолько переплетены, что трудно представить, чтобы они когда-либо по-настоящему "разъединились", — иронизируют в Fortune над попытками президента США "сделать Америку снова великой" путем экономического изоляционизма в глобальном мире, а также посредством применения торговых или тарифных ограничений на торговлю и промышленную кооперацию американских компаний с китайскими.

Последний из ярчайших примеров такой интеграции — попытки президента США ввести ограничения на поставки оборудования китайской Huawei. На словах идею даже горячо поддержали флагманы IT- и телеком-индустрии. Первым выступил Google, поставляющий свою операционную систему Android для смартфонов, к нему присоединились голоса других американских техногигантов, производителей "железа" и крупных технобрендов. Но реальность остудила воинственный хайп: оказалось, что затеянная Трампом санкционная возня сама стала угрозой национальной безопасности США. И первым об этом снова заявил Google.

Выяснилось, что многие американские производители "железа" и устройств — смартфонов, планшетов, ноутбуков — не смогут обойтись без компонентов производства китайской Huawei. Китайцев эта история не напугала, а лишь заставила ускорить разработку собственной кроссплатформенной ОС на замену Windows и Android. Последним аргументом Huawei стала демонстрация технологического доминирования. Компания очень далеко продвинулась в разработке технологий 5G: 16 тысяч патентов — это 20% в этой сфере — принадлежат компании из Китая. Это больше, чем у всех американских компаний вместе взятых.

Американские операторы начали активное разворачивание сетей новейшего поколения. Но санкции Дональда Трампа против китайского производителя и патентодержателя могли оказаться выстрелом в ногу — просто затормозить развитие американской же техноиндустрии и телеком-отрасли. В итоге "жесткие санкции" мимикрировали в эластичные списки с китайской продукцией, разрешенной для импорта в США.

За последнее время схватка между США и Китаем за глобальное доминирование обретает всё более жесткие формы, но лишь на уровне "дипломатических сигналов" и "громких воинственных заявлений". Как показал опыт, реальные баталии — выстрел в ногу. "Практически все аналитики говорят, что нынешнее время отражает атмосферу президентских выборов, поскольку президент Трамп и бывший вице-президент Джо Байден соперничают, чтобы казаться более жесткими в отношении Китая", — комментирует обозреватель Fortune воинственные выпады американских политиков в адрес Поднебесной, последний из которых — беспрецедентный за 41 год дипотношений между странами приказ американской администрации о закрытии китайского консульства в Хьюстоне.

Рейтинг Global 500, как индикатор, основан на доходах. Их резкий взлет у китайских компаний ярко опровергает связь между происходящим в телевизоре и событиями в реальности.

Боливар не вынесет двоих

История мирового порядка не знает случаев, когда перечень глобальных лидеров слишком велик — это очень тесный в прямом смысле слова клуб. "Сдвиг в рейтинге Global 500 значителен, потому что это соперничество между США и Китаем основано на экономической мощи. Аналитики могут спорить, экономика какой из стран самая большая. США остаются далеко впереди, если сравнение основано на обменных курсах: ВВП США в 2019 году составил 21,4 триллиона долларов против 14,3 триллиона долларов в Китае. Но исходя из паритета покупательной способности — показателя, который корректируется с учетом различных уровней цен в странах, — Китай опережает США — 21,4 трлн долларов против 20,5 трлн долларов по состоянию на 2018 год — последний период, за который есть данные Всемирного банка. Скорее всего, сейчас разрыв еще больше и продолжает увеличиваться. Это показатель свидетельствует, кто может построить больше дронов или профинансировать больше всего исследований", — отрезвляют романтические американские головы американские же аналитики. 

Эти факторы делают Китай не только мощным, но и притягательным для крупных глобальных экономических агентов. Китай — крупнейший в мире рынок для растущего числа продуктов и услуг. "Это будет первый рынок, на котором будут запущены новые продукты, — признает Скотт Кеннеди, американский эксперт по китайскому бизнесу и экономике Центра стратегических исследований, — так что китайские потребители будут иметь большее влияние на многие отрасли. Американский рынок может оказаться недостаточно большим, чтобы на нем можно было наращивать производство".

Это означает, что почти полтора миллиарда потребителей с растущим благосостоянием — более весомый аргумент для развития бизнеса в Китае или в партнерстве с ним, чем любые сотрясания воздуха политиками. 

"Американские компании вряд ли покинут Китай, — подытоживает Fortune. — Ни один бизнес, который рассчитывает сохранить глобальную конкурентоспособность, не пойдет на то, чтобы покинуть миллиард преуспевающих потребителей".

Взгляд на мир широко закрытыми глазами

Украине пора вырваться за рамки сложившихся за последние годы стереотипов в оценке могущества своих союзников и понимании собственных выгод. Один путь — привычный: продолжить ориентироваться на Вашингтон и капризы его политического истеблишмента. В обмен Украина имеет микроскопические масштабы взаимной торговли с США: объемы нашего экспорта — 348 млн, импорт к нам — 1,2 млрд. То есть эта даже сокращающаяся "взаимная торговля" лишь содействует вымыванию валюты из Украины. В обмен на лояльность наша страна имеет лишь кредитные подачки от МВФ, параллельно портит отношения с перспективными торговыми партнерами, с которыми у США не самые теплые отношения. Многовековое правило "друг моего врага — мой враг" никто еще не отменял.

Но можно внимательно присмотреться к возможностям быстрорастущих экономик, претендующих в перспективе и на глобальное политическое и технологическое лидерство. С ними Украина и ее бизнес могут зарабатывать миллиарды. Китай с 2019 года — официально торговый партнер нашей страны №1 — ему удалось оттеснить Россию с лидерских позиций.

О своих экономических амбициях заявила Индия — еще один огромный рынок, населенный 1,4 млрд потребителей. Ее мировые аналитики называют основным выгодоприобретателем торговых войн Китая и США на фоне глобального коронавирусного вызова. Индия теснит Китай из глобальных цепочек поставок, предложила пакет стимулирующих мер для производителей электроники. Сразу несколько корпораций — от Samsung Electronics Co. до сборщиков Apple, и, в частности, даже китайская Foxconn — проявили интерес к инвестициям в бизнес именно в этой стране. Это лишь начало. Как обычно, наиболее тучные плоды пожнут пионеры, остальным желающим потом придется толкаться на рынках и в сегментах с резко возросшей конкуренцией. Сейчас Индия открыто приглашает производителей других отраслей — анонсированы аналогичные стимулирующие меры в фармацевтическом секторе, производстве автомобилей, текстильной и пищевой промышленности. Напомним, Китай и Индия — это немногим менее 3 млрд потребителей с растущим благосостоянием.

Украина же и ее элиты продолжают смотреть на мир сквозь шоры стереотипов о могуществе, которые надиктованы из условного телевизора. Способность посмотреть на мир шире может стать показателем зрелости власти и ее избирателя, в итоге — страны в целом: и далее по-ребячьи воспринимать мир в черно-белых цветах и инфантильно искать авторитет и опору, или наконец-то, как зрелая личность, начать жить своим умом — любые красивые обещания начать "примерять" к собственным интересам и целям.

Ведь технологии и бренды в новом глобальном мире утратили признаки национальной идентичности или привязку к условной "родине" происхождения бренда. Сегодня производство любого бренда — это лишь территория с промышленным ангаром, производственными линиями, коммуникациями и логистическими портами. Они могут находиться в любой точке мира. Яркий тому пример — "американский" бренд IPhone, который даже в Америку прибывает из Китая.

Выбор для Украины между политикой и экономикой очевиден — сейчас отличное время задуматься над вступлением в клуб партнеров лидера международной торговли с оборотом 5 трлн долларов.

Загрузка...
Новое видео
Що українці думають про опитування Зеленського 25 жовтня?
Загрузка...