Экономика 11 июля 2016 в 10:00

Суд идет: почему бизнес продолжает спорить с налоговой

Как и до 2014 года, предприятия массово оспаривают решения налоговиков. Иски часто доходят до высших судебных инстанций, а дела тянутся годами

В одной из крупных компаний многие сотрудники теперь заняты выполнением нетипичных обязанностей — сканированием, копированием, подшивкой и заверкой документов. Им нужно подготовить около 50 тыс. страниц доказательств, которые сформируют почти 200 томов. Каждую из 50 тыс. страниц приходится заверять печатью и личной подписью президента, финансового директора или другого уполномоченного лица компании. Бумажная работа только по составлению описей для сотен томов доказательств отнимает более 600 часов рабочего времени. Возить в суд тележки документов сейчас вынуждены многие компании, оспаривающие действия Государственной фискальной службы (ГФС). К сожалению, на запрос, направленный в ГФС, ответ не был получен. Поэтому Delo.UA разузнало о масштабах и перспективах судебного противостояния между бизнесом и фискалами у юристов и налоговых консультантов.

Дела на миллиарды

Опрошенные эксперты рассказывают об увеличении за последние несколько лет количества судебных разбирательств в налоговой сфере. В числе резонансных дел называют оспаривание компанией "Киевстар" в Окружном админсуде Киева налоговых уведомлений-решений ГФС, согласно которым мобильному оператору доначислили налоговые обязательства на сумму 1,4 млрд гривень за 2013-2014 годы.

"Суть спора заключается в том, что Киевстар поставлял своему контрагенту скретч-карты (карты для пополнения счета), за что Киевстар получал оплату, а контрагент обеспечивал дальнейшую реализацию таких скретч-карт дистрибьюторами. Доначисляя налоги компании "Киевстар", фискалы считают, что такие операции были нереальными, а значит, все средства, полученные в качестве оплаты за карты, являются безвозвратной финансовой помощью. Учитывая то, что Киевстар уплатил все налоги с оплаты за скретч-карты, такая позиция налогового органа фактически приводит к двойному налогообложению доходов, что на данный момент доказывает в суде "Киевстар", — рассказывает о нюансах этого дела представитель "Киевстара" в налоговом споре, юрист ЮФ "Василь Кисиль и Партнеры" Татьяна Бережная.

В компании "Киевстар" рассчитывают на справедливое решение и затрудняются оценить, сколько времени понадобится судебным инстанциям для изучения доказательств. "Прозрачность и легитимность финансовых операций компании подтверждается выводами международных аудиторских компаний. Мы подготовили большой объем документов для судебной инстанции, доказывающих полноту уплаты налогов. Мы надеемся, что наши доказательства будут рассмотрены в надлежащем порядке", — отметил директор по регуляторному обеспечению "Киевстар" Владислав Радыш.

Среди других прецедентов партнер практики налогового права АО Juscutum Наталья Радченко называет дела по искам ООО "Фоззи-Фуд" и ЧАО "Нафтогазвыдобування" об отмене налоговых уведомлений-решений на общую сумму более 100 млн грн по каждому из названных предприятий. Также собеседница Delo.UA приводит в пример иск ООО "Инфинити" к ГНИ в Ленинском районе Николаева, в котором, в частности, оспаривается проведение проверки, формирование на ее основании выводов о бестоварности операций и непризнании доходов, расходов, налоговых обязательств и кредита на сотни миллионов гривень.

Не исключено, что перечень резонансных дел может пополнить иск компании Philip Morris Ukraine, которая в конце мая 2016 года объявила необоснованными претензии департамента налогового и таможенного аудита ГФС на сумму 4,1 млрд грн.

По словам представителей компании, претензии фискалов ссылаются на утративший в 2012 году силу закон "Об операциях с давальческим сырьем во внешнеэкономических отношениях". Апеллируя к этому документу, налоговики усмотрели нарушение в том, что компания ввозила в Украину сырье и вывозила готовую продукцию на основании договоров купли-продажи с применением условного полного освобождения от налогообложения. Как отмечают в Philip Morris, это не противоречит действующему украинскому законодательству.

Если один из крупнейших мировых производителей табачных изделий не сможет донести свою позицию до украинских фискалов, решение ГФС будет оспариваться в суде.

Последствия этого прецедента могут выйти далеко за пределы масштабного налогового спора — в компании Philip Morris Ukraine уверены, что позиция ГФС несет угрозу для других предприятий и инвестиционного климата в Украине.

Мы к вам, и вот по какому делу

Как отмечают юристы, категории судебных дел в сфере налогообложения за последние пять лет в целом не изменились. Бизнес, как и раньше, оспаривает результаты налоговых проверок, несмотря на то, что действующий мораторий на проверки отдельных категорий налогоплательщиков должен был заметно снизить количество подобных исков. Если налоговики заходят на предприятие с проверкой, они уж точно постараются не уйти "с пустыми руками". Главной "фишкой" фискалов во время проверок является выявление бестоварных хозяйственных операций, то есть фиктивных сделок. Адвокат ЮК Safir Law&Finance Сергей Сикачев рассказывает, что договора чаще всего признают ничтожными на следующих основаниях: невозможность отследить движение активов и средств между предприятиями; несоответствие содержания соглашений коммерческой деятельности предприятия; отсутствие материально-технических ресурсов для осуществления деятельности; заключение договоров без цели наступления реальных последствий.

Фискалы тщательно изучают все цепи поставок (совокупность поставщиков, производителей, посредников и потребителей), чтобы отыскать "слабое звено". Как отмечает управляющий партнер АО "Вдовичен и партнеры" Олег Вдовичен, теперь каждый субъект хозяйствования из установленной очередности поставок, которую налоговики посчитают рисковой, не застрахован от необоснованных претензий фискалов. Фактически одно "слабое звено" ставит под удар всех, поэтому отвечать часто приходится не за себя, а за "того парня".

Признание операции бестоварной из-за сомнительного с точки зрения налоговиков контрагента влечет за собой доначисление налоговых обязательств, которые бизнес спешит оспорить в суде. По словам адвоката Оксаны Кобзар, как и до 2014 года, наиболее распространенными остаются споры из-за снятия налогового кредита по НДС, на втором месте — корректировка затрат с целью начисления налога на прибыль. "Игра в "кошки-мышки" продолжается. Споры о правомерности налогового кредита по НДС преимущественно основаны на бестоварности операций. Но поскольку плательщики научились товарность отстаивать, появилось много дел, в которых выводы налоговой основаны на приговорах суда в отношении контрагентов по статье 205 Уголовного кодекса (фиктивное предпринимательство)", — объясняет Оксана Кобзар.

По сравнению с вышеупомянутыми делами, связанными с доначислением налоговых обязательств по НДС и налогу на прибыль, по словам Наталья Радченко, меньшую долю занимают дела о признании противоправными решений о непринятии налоговых деклараций, о налоговом возмещении и т.п. По ее наблюдениям, появилось много исков о признании противоправными отказов в регистрации налоговых накладных, участились прецеденты обжалования индивидуальных налоговых консультаций, но уменьшилось количество споров из-за аннулирования регистрации плательщика НДС. В связи с налоговыми новшествами последних нескольких лет в судах появились новые категории споров — связанные с электронным администрированием НДС и трансфертным ценообразованием.

Где правда

С точки зрения юристов бизнес, как правило, оспаривает злоупотребления налоговиков, а не пытается при помощи судов уклониться от исполнения правомерных решений фискалов. "Чаще всего споры идут именно из-за нарушения прав налогоплательщиков, поскольку полностью избежать ответственности или отсрочить исполнение обязательств — если нарушение действительно было — у бизнеса получается редко", — делится видением юрист КПМГ в Украине Антон Каганец. Злоупотребления налоговиков, по словам Сергея Сикачева, выражаются в доначислении налоговых обязательств на основании не всегда должным образом доказанных обстоятельств, что не соответствует не только налоговому и процессуальному законодательству, но и правовым доктринам самих налоговиков. Впрочем, как отмечает Олег Вдовичен, нельзя сказать, что спорные решения связаны именно со злоупотреблениями и некомпетентностью фискалов — скорее они играют на двоякости и неоднозначности трактовок норм налогового законодательства.

Цель таких действий очевидна — любой ценой выполнить план по наполнению госбюджета.

От использования судов с фискалами в манипулятивных целях предпринимателей теперь удерживают высокие ставки судебного сбора. "Вряд ли бизнес при помощи судов пытается уклониться от исполнения правомерных решений фискальной службы, — говорит юрист ЮФ "Астерс" Вольга Шейко. — Наоборот, понимая, что обжалование налоговых уведомлений-решений относится к имущественным искам, а судебный сбор далеко не всем по карману, ГФС старается увеличить эту сумму, дабы попросту обанкротить предприятие. Ведь фискалам интересен собственный план и увеличение отчислений в бюджет, а не работа бизнеса".

Напомним, с 1 сентября 2015 года вступили в силу изменения к закону "О судебном сборе", которые установили для имущественных споров сбор в 1,5% от цены иска. "В некоторых известных спорах цена доступа к правосудию равна 500 тыс. грн судебного сбора. Для бизнеса это означает изъятие денег из оборота с неясной перспективой их возмещения", — комментирует руководитель практики по разрешению налоговых споров КПМГ в Украине Лариса Антощук.

Кто кого

По официальным данным, ГФС выигрывает практически все суды, в которых выступает одной из сторон. По данным пресс-службы ГФС, за 11 месяцев 2015 года судами было рассмотрено 15,1 тыс. дел на общую сумму 10 млрд грн из которых фискальное ведомство выиграло 98% от количества и 94,4% от суммы исковых требований. Рапорты ГФС о росте поступлений в бюджет не менее впечатляют — по итогам первого квартала фискалам удалось собрать на 25% (на 35,3 млрд грн) больше, чем в аналогичный период прошлого года.

Подобная риторика создает иллюзию в успешности и непобедимости ГФС. Однако у юристов другое видение. "Как и раньше, большинство налоговых споров фискальная служба проигрывает. Я говорю о реальных налоговых спорах, связанных с неправомерными доначислениями по результатам налоговых проверок, а не о "технических" делах по взысканию налогового долга и прекращению юрлиц, которые налоговая обычно включает в свою статистику успеха", — уточняет Оксана Кобзар. Ситуация с ростом сборов также выглядит неоднозначно. Первый квартал 2015 года был наиболее провальным для экономики. Следовательно, дает о себе знать эффект низкой базы сравнения. Еще один "фактор роста" — инфляция обусловленная девальвацией нацвалюты. За 2015 год этот показатель составил 43,3%. Когда стоимость товаров и услуг растет, соответственно увеличивается объем поступлений некоторых налогов и сборов, например НДС. В этом свете успехи ГФС выглядят куда скромнее.

По отзывам юристов, как и до Революции достоинства, фискалы сохраняют жесткую убежденность в своей правоте и виновности налогоплательщиков. "Уверенность фискалов строится не на доскональном изучении первичных документов и выводах, основанных на нормах законодательства. Они считают, что одержат победу исключительно за счет статуса органа власти", — отмечает Наталья Радченко. На фоне подобной самоуверенности госоргана юристы, которые защищают интересы бизнеса в суде, порою отмечают неуверенную позицию и не самый высокий профессионализм представителей интересов фискалов. Эти функции в ведомстве возложены на штатных юристов. Как отмечает Олег Вдовичен, сейчас в связи с реорганизацией ГФС идет массовое сокращение сотрудников юридических подразделений, что наряду с маленькой зарплатой и высокой нагрузкой ведет к тому, что до 80% процентов штата составляют молодые специалисты без надлежащего опыта, в первую очередь ориентированные на наработку стажа для будущего трудоустройства.

Позицию ГФС в суде нередко ослабляет некачественная подготовка документов. "В нашей практике был случай, когда акт проверки был написан настолько непонятно и необоснованно, что представитель ГФС не смог ответить на вопрос судьи по сути дела. В результате суд отменил обжалуемое налоговое уведомление решение, поскольку в акте не было описано фактического содержания нарушения, а выводы были необоснованными", — приводит пример юрист ЮФ "Василь Кисиль и Партнеры" Татьяна Бережная. По ее словам, в суде интересы ГФС представляют часто совсем не те сотрудники, которые непосредственно проводили проверку. Поэтому представители фискального органа часто не могут объяснить суду, в чем собственно заключается нарушение.

Как отмечает Лариса Антощук из КПМГ, суды принимают сторону бизнеса, благодаря тому, что налогоплательщики научились обосновывать свою позицию хорошей доказательной базой, аргументами, качественными процессуальными документами, а суд выработал четкий алгоритм проверки реальности операций и связанности их с хоздеятельностью. Вольга Шейко рассказывает, что юристам, в частности, удалось добиться в судах положительных решений касательно неправомерной позиции ГФС относительно исключения возможности осуществления хоздеятельности на основании того, что контрагент не находится по адресу, указанному в уставных документах. По словам Ларисы Антощук, в новых категориях споров, касающихся системы электронного администрирования НДС и трансфертного ценообразования, пока пальму первенства держит бизнес, но так как суды впервые рассматривают эти вопросы, практика выглядит неоднозначной — есть обоснования и решения как в пользу налоговых органов, так и в пользу налогоплательщиков. Эти примеры показывают бизнесу, что справедливость есть и за нее стоит бороться. Однако, как отмечает Александра Томашевская из КЦПРБ, от правомерных решений уклоняться не рекомендуется, так как в этом случае в отношении налогоплательщиков возможно инициирование уголовного производства.

По всем инстанциям

Победа в суде отнюдь не является окончанием противостояния налогоплательщика с фискалами. Ведь налоговики всегда оспаривали судебные решения, принятые не в их пользу сначала в апелляционных админсудах, затем в Высшем админсуде и далее в Верховном суде. Как отмечает Татьяна Бережная из ВКП, это очень загружало суды, особенно кассационной инстанции, а к рассмотрению в Высшем админсуде еще не назначены некоторые дела, кассационное производство по которым было открыто три года назад.

Повышение ставок судебного сбора, которое, как уже говорилось выше, делает иски против ГФС очень дорогими для бизнеса, несколько умерило пыл фискалов в оспаривании решений судов, принятых не в их пользу. "В связи с увеличением сумм судебного сбора количество оспариваемых налоговиками решений в прошлом году уменьшилось. С сентября 2015-го по январь 2016 года фискальная служба не оплачивала судебный сбор и не обращалась в апелляционные либо кассационные суды. Ранее госорганы, пользующиеся льготой по уплате судебного сбора, подавали апелляции и кассации даже в той категории споров, где их позиция была очень слабой", — объясняет Лариса Антощук из КПМГ.

Высшие инстанции далеко не всегда оставляют решения судов низшей инстанции без изменений. То есть, принятое в пользу бизнеса решение вполне могут и отменить. Так, юрист юридической группы LCF Юрий Диденко отмечает, что в последнее время Верховный Суд и Высший специализированный суд все чаще занимают позицию фискальной службы. Он приводит в пример позицию Верховного Суда в деле о признании противоправными налоговых решений по доначислению НДС и налога на прибыль (№ 810/5645/14 от 22.09.2015).

"Позиция ВСУ, во-первых, противоречит статье 61 Конституции Украины, согласно которой юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер. То есть, если контрагенты заявителя допустили нарушение налогового законодательства, то это должно повлечь негативные последствия в отношении этих лиц, а не истца. Во-вторых, данная позиция ВСУ не согласовывается с выводами Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Так, в решения ЕСПЧ по делу "Интерсплав" против Украины" указывается на неправомерность применения каких-либо ограничений к налогоплательщику, если не будет установлено, что он непосредственно вовлечен в налоговые злоупотребления", — комментирует Юрий Диденко. Учитывая подобную позицию ВСУ, юристы рекомендуют бизнесменам самим проводить проверки как самих контрагентов, так и их менеджмента, чтобы потом не поплатиться за чужие ошибки.

Но даже успешное прохождение всех судебных инстанций не всегда позволяет поставить точку в конфликте — проблемы возникают и на уровне исполнения.

"В нашей практике есть дело, решение суда по которому не выполняется второй год, а за налогоплательщиком продолжает числиться налоговый долг. Было направлено огромное количество обращений в местный орган ГФС, бездействие налоговой было оспорено в административном порядке на всех уровнях, и сейчас дело находится на рассмотрении у бизнес-омбудсмена", — приводит пример Наталья Радченко из Juscutum.

Загрузка...
Новое видео
Продаем веревки в 28 стран мира: как украинский производитель паракордов покоряет ЕС и конкурирует с Китаем
Загрузка...