Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Технологии вместо угля: что можно делать на месте закрытых шахт

Закрытые шахты — это груды ржавеющего металла, остовы производственных помещений, болота и бесконечные терриконы. Или — новые динамично развивающиеся производства. Ниже — пять примеров того, как при правильном подходе бывшие горнодобывающие предприятия снова стали экономически выгодными и социально привлекательными
По шахтам на "Роллс-Ройсе"

За футбольный клуб британского Ротерема "Ротерем Юнайтед", играющий в низших дивизионах английского чемпионата, болеет главный повар мира Джейми Оливер. Он же, было время, приезжал с лекциями и мастер-классами в шахты города (наверное, подгадывая эти приезды так, чтобы попасть на матчи любимого клуба). С начала 2000-х мастерство Оливера в Ротереме может оценить куда большее количество людей, способных оплатить счет в ресторанах высокой кухни. В середине 2000-х на территории одной из заброшенных шахт города открыли Advanced Manufacturing Park — техноло гический парк Ротерема.

Запуск этого проекта стал одним из элементов переформатирования экономики бывшего шахтерского региона. В технопарке Ротерема появились исследовательские офисы корпораций вроде "Боинга" и "Роллс-Ройса" плюс массы компаний калибром поменьше, разрабатывающих все на свете в промежутке от новейших медицинских технологий до военных.

В AMP уже арендуют помещения более 80 компаний, и ежегодно технологический парк Ротерема расширяется. Контракты на производство его новых креативных площадей исчисляются десятками миллионов евро, подряды на строительство, а также работу внутри AMP получает все больше горожан. Плюс вокруг технопарка растет инфраструктура — частный бизнес бывших шахтеров.

Согласно данным британской службы статистики, в Ротереме своим делом зарабатывает 8,3% жителей, а средний же показатель по стране — 5,4%.

Словом, вместо шахт 15 лет назад Ротерем получил нового регионального экономического гегемона. Правда, в отличие от дотационной горнодобывающей отрасли, перспективы технологического кластера куда более радужные. Статистика тут следующая: например, в США 50 самых крупных инновационных компаний только в 2013 году наняли 12,3 млн специалистов (9% от всех работающих американцев).

Поля рыбы

Провинциальный американский город Бекли (Западная Виргиния) известен двумя вещами. Во-первых, в нем родился Крис Сарандон — один из главных голливудских актеров второго плана. Во-вторых, в городе, на месте одной из закрытых шахт, работает популярный в стране тематический музей. Вагонетки, шаткие клети, спуск в забой — туристам, приезжающим на экскурсию, перед погружением под землю проводят обстоятельный мастер-класс и подробно инструктируют обо всех потенциальных опасностях подземной прогулки.

С недавних пор Бекли — еще и город, в котором первыми в США внедрили инновационный метод развития одного из популярных бизнесов. Речь о рыбной ферме Minaqua. Ее основал на территории одной из закрытых шахт бывший горняк Эдсель Редден.

Офис губернатора Западной Виргинии в 1990-х посчитал, что заброшенные шахты региона в минуту производят до 20 000 галлонов воды, которая никак не используется. Специалисты Университета Западной Виргинии дали рекомендации по правильному ее очищению. Температура воды из закрытых шахт составляет 12-13 градусов по Цельсию — ровно такая, в какой комфортно себя чувствует форель и арктический голец. Эдсель Редден решил рискнуть и наполнил эти затопленные поля первой партией рыбы. Уже через год количество работников его фермы исчислялось десятками, а его опыт перенимали по всему угольному региону Западной Виргинии. 45 тысяч тонн рыбы в год — в такую цифру оценивают объем рынка "шахтной" рыбы власти штата.

Креативные туннели

Шахта Винтерслаг, расположенная на границе Бельгии и Германии, все прошлое столетие была одним из важных звеньев европейского энергетического хаба. Вокруг нее же строилась жизнь бельгийского города Генк. Последние тонны угля Винтерслаг выдала четверть века назад. В 1988 году власти Бельгии ее закрыли.

Подземные туннели, гигантские строения, терриконы — огромная заброшенная территория выглядела печальным памятником индустриальной истории XX века.

В 2010 бывшее звено европейского энергетического хаба превратилось в один из центров хаба креативного. Над перестройкой шахтных помещений трудилась компания архитекторов-энтузиастов. В результате возник проект C-Mine — бывшая Винтерслаг теперь известна под таким названием.

Схема работы C-Mine классическая — на территории функционируют лекционные и концертные залы, рестораны и кинотеатры. Плюс часть помещений сдается компаниями, описать деятельность которых можно термином "креативная экономика". В залах бывшего горнодобывающего предприятия разрабатывают мобильные приложения и игры, создают промышленный дизайн и так далее.

Экономика C-Mine следующая: по подсчетам мэрии Генка, в год это пространство посещает до полумиллиона туристов. Эта цифра почти в восемь раз превышает количество жителей города.

Глубина имеет значение

В канадском поселении Инвернесс, расположенном в графстве Новая Шотландия, проживает чуть более тысячи человек. Полвека назад большая часть взрослых жителей района работала на угольных шахтах. 160 тысяч тонн угля в год, собственная газета, отели, рестораны, школы, профессионально-технические училища и один из важных железнодорожных узлов страны — реалии Инвернесса вековой давности.

Но после Второй мировой войны канадское правительство почти полностью свернуло горнодобывающую отрасль региона. А окончательно индустрия на этой территории умерла в начале 1990-х, после пожара на последней действовавшей шахте.

Последние три десятка лет школы Инвернесса ощутимо недобирали учеников, а средний возраст жителей поселения на всех исследовательских диаграммах ежегодно смещался вправо. В середине 2000-х он перевалил за отметку "55+". Некогда промышленный Инвернесс стал поселением пенсионеров. Центральное место в занятости его жителей заняла рыбалка.

В 2010 году на полях, принадлежавших одной из шахт, вырыли несколько свежих отверстий. Правда, до габаритов самого глубокого шахтного ствола Инвернесса, уходившего в землю на 1300 метров, они несколько не дотягивали. Зато идеально подходили по размеру для мяча, которым играют в гольф. В рамках рекреационной программы и перезапуска экономики региона в Инвернессе поставили на популярный вид спорта. Поле на 18 лунок, вся полагающаяся ему инфраструктура, дизайн от авторитетного архитектурного бюро. За четыре следующих года Инвернесс стал Меккой для любителей гольфа. В поселении туристам сдают оперативно построенные виллы, номера в отелях и столики в модных ресторанах. Причем, едут в Инвернесс гольфисты не ради благотворительной поддержки экономики поселения. Просто это лучшее поле для гольфа в Канаде. Комплекс Ивернесса возглавляет канадский рейтинг мест для игры в гольф и входит в сотню лучших полей планеты по версиям всех главных международных экспертных органов этого вида спорта.

Вертикальный ход

Американская биотехнологическая компания Prairie Plant Systems занимается исследованиями в биофармацевтике и агросекторе. Уже несколько лет ее лаборатория располагается в помещениях одной из закрытых шахт Мичигана. Обосноваться на бывшем горнодобывающем предприятии компании пришлось по нескольким причинам. Во-первых, в этом регионе дешевая аренда. Во-вторых, после закрытия шахты сохранилась вся ее внутренняя инфраструктура. Например, система энергообеспечения, мощности которой с лихвой хватает для бесперебойной работы всех узлов и элементов лаборатории. А климатическая система шахты практически идеально подошла для поддерживания нужной температуры и влажности на экспериментальных полях компании.

Главное отличие от прошлого офиса, признается президент Prairie Plant Systems Брент Зеттл, это то, что теперь его сотрудники добираются к месту работы не горизонтально, а вертикально.