Экономика 15 сентября 2015 в 15:43

Торговля с ЕС: почему не оправдались ожидания?

На сколько Украина выбирает квоты на поставки товаров в Евросоюз и почему мы не продаем даже столько, сколько нам дозволено?

По итогам первой половины 2015 года экспорт из Украины в страны Европейского Союза сократился на 36%, с $9,48 млрд до $6,06 млрд, импорт — на 26%, с $9,93 млрд до $7,39 млрд. Как видно из статистики, вновь появился торговый дефицит.

Это не совсем то, чего украинцы ожидали от либерализации торгового режима со стороны Евросоюза. Многие аналитики предрекали, что более емкий европейский рынок станет заменой российскому, что приведет к наращиванию товарного экспорта.

Подпишитесь на канал DELO.UA

[graph_741]

Были для этого и регуляторные предпосылки. Напомним, что 22 апреля 2014 года, вскоре после победы Революции достоинства, ЕС в одностороннем порядке снизил или вовсе отменил таможенные пошлины на украинские товары.Фактически в одностороннем порядке была введена в действие экономическая часть Соглашения об ассоциации Украина–ЕС. "Европейская комиссия готова поддержать Украину с целью стабилизации экономической и финансовой ситуации", — заявил тогда президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу.

Односторонняя зона свободной торговли должна была действовать до 1 ноября 2014-го, однако затем этот крайне выгодный для нашей страны режим продлили до конца 2015 года. Таким образом, с 1 января 2016 года вступает в силу уже полноценная зона свободной торговли, с обязательствами Украины по постепенному открытию своего рынка. То есть, будет расти импорт.

Сегодня тарифы на поставки в ЕС 94,7% промышленных товаров из Украины сняты. Для оставшихся нескольких видов товаров (некоторые химические продукты и т.д.) тарифы были существенно снижены. В отношении продукции АПК либерализация была более скромной — отмена пошлин коснулась 82,2% сельскохозяйственных товаров и 83,4% продовольственной продукции.

Итак, почти все пошлины на украинские поставки в ЕС сняты. Правда, остаются тарифные квоты. Двадцать шесть из них (+1 дополнительная) распределяются автоматически по принципу "first come, first served" (грубо говоря, "кто раньше встал — того и тапки"), еще 10 (+3 дополнительных) — в режиме лицензирования импорта.

По расчетам Еврокомиссии, все эти шаги должны были сэкономить украинским экспортерам около €500 млн, из которых €400 млн — аграриям. Как распорядиться сэкономленной суммой — снизить цены для расширения присутствия на рынке или увеличить прибыль — это уже оставалось на усмотрение экспортеров.

Насытили медом, мукой и соками

Сегодня Европейская комиссия предоставляет Киеву свободные (нелицензируемые) квоты по 27 группам товаров — то есть в течение этого года беспошлинный ввоз в ЕС целого ряда товарных групп ограничен объемами поставок. Скажем, по чесноку — это 500 тонн, по сигарам и сигариллам — 2500 тонн, по овсу — 4000 тонн, отрубям, отходам и остаткам злаковых — 16 тыс. тонн, сахару — 20,07 тыс. тонн, этанолу — 27 тыс. тонн. Тарифы, которые применяются к поставкам сверх лимитов, как правило, носят запретительный характер. Скажем, на говядину и баранину это 12,8% + €140-300 за 100 кг (вообще применение одновременно специфических и адвалорных тарифов считается дурным тоном в международной торговой политике).

О том, что это имеет большое значение, свидетельствуют заявления таких компаний, как "Агромарс" (курятина), "Овостар Юнион" (яйца), "Терра Фуд" (молоко), а также многочисленных сахарных заводов и производителей меда — все они привязывали объемы своего экспорта в Евросоюз именно к размеру квот. Все 27 групп касаются непосредственно сельскохозяйственной продукции.

По состоянию на 31 августа Украина полностью выбрала квоты по поставкам в Евросоюз по трем группам товаров: ячменной крупе и муке, меду, виноградному и яблочному сокам (именно по этим группам товаров квоты были выбраны и в прошлом году на 100%). Наши производители почти полностью выбрали квоты по сахару, обработанным томатам и овсу.

[graph_742]

А вот по другим товарам украинские производители с поставками не спешат — выборка квоты составляет 0%. И если по чесноку и кукурузе это можно объяснить тем, что это сезонный товар (урожай собирается в конце лета — начале осени, т.е. поставок по состоянию на 31 августа не было), то по йогуртам, шампиньонам, спрэдам и многим другим это связано с тем, что производители не озаботились поиском европейских партнеров и/или подтверждением соответствия своей продукции европейским стандартам, либо еще не успели этого сделать. В отдельных случаях оказалось, что продавать на внутреннем рынке или на других экспортных направлениях банально выгоднее.

____________________________________________________________________________

Таможня не дает добро

Украина привлекает западных контрагентов низкими импортными тарифами, но отпугивает нетарифными ограничениями и громоздкими таможенными процедурами. Стоимость последних в конечном итоге ложится на потребителя, поэтому барьеры должны быть устранены.

В подушке "Эффективность рынка товаров" рейтинга конкурентоспособности стран, рассчитываемого Всемирным экономическим форумом (ВЭФ), внешней торговле уделено четыре показателя. Три из них посвящены различных барьерам для импорта товаров, четвертый — результату действия этих барьеров, отношению импорта к ВВП.

По самому распространенному торговому барьеру — импортным тарифам — у нас все неплохо. Согласно условиям вступления Украины в ВТО, средневзвешенная ставка составляет 5,8%. В реальности она даже ниже — 4,5%, в том числе 3,8% для промышленных товаров и 9,2% — для сельскохозяйственных. Это меньше, чем в таких европейских странах, как Черногория, Хорватия, Исландия, Швейцария и Норвегия. Правда, в 2015 году действуют дополнительные пошлины на весь импорт (кроме критического) — 5% на промышленную продукцию и 10% на сельскохозяйственную.

По такому показателю ВЭФ, как "торговые барьеры" (под ними подразумеваются нетарифные ограничения — техническое и санитарное регулирование, требования к упаковке и т.д.), Украина занимает 106-е место в рейтинге глобальной конкурентоспособности. Но все не так страшно. Дело в том, что реальный диапазон оценок (2,9–5,5) намного уже теоретического (1–7), то есть страны не так уж и отличаются друг от друга. Украина с оценкой 4,1 балла находится почти на среднем уровне (4,3 балла).

С чем все действительно плохо — так это с таможенными процедурами (118-е место). Сам Всемирный экономический форум не дает никаких деталей по этому поводу, поэтому за ними мы обратились к показателям рейтинга Doing Business, который составляет Всемирный банк. Экспорт типичного контейнера из Украины требует 8 документов, занимает 29 дней и обходится в $1880, импорт — 9 документов, 28 дней, и $2455, соответственно. В обоих случаях основное время (20–22 дня) приходится на оформление документов. И это несмотря на то, что в 2014 году украинские власти упростили процедуры, ускорив выдачу таможенных деклараций и снизив количество физических проверок.

Для сравнения, в США типичная внешнеторговая операция требует 3–5 документов и занимает 5–6 дней. Возможно, жизнь экспортерам и импортерам упростит имплементация Глобального соглашения об упрощении торговли (Trade Facilitation Agreement), принятого членами ВТО в ноябре 2014 года. Соглашение содержит стандарты для таможенного контроля и пограничных формальностей. Их использование должно снизить транзакционные затраты на 11–15%.

А вот такой показатель, как импорт/ВВП, мы считаем наиболее противоречивым среди составляющих ВЭФ "Эффективность рынка товаров". По логике экспертов форума, чем он выше, тем лучше для конкурентоспособности. Первое место по этому показателю занимает Гонконг (250%), второе — Сингапур (167,5%). Однако третье место занимает не особо успешная африканская страна Лесото (127,4%), тогда как весьма конкурентоспособные США — предпоследнее (16,4%). А Бразилия — и вовсе последняя (14,9%).

Дело в том, что оптимальная доля индивидуальна для каждой страны и зависит от ее размера и степени диверсификации экономики. Как мы видим на примере Соединенных Штатов, большая и диверсифицированная экономика может особо и не нуждаться в импорте — именно не нуждаться естественным образом, а не закрываться путем тарифов и прочих барьеров (в США средневзвешенная импортная пошлина составляет 3,4%). В то же время крошечные страны вроде Сингапура и Гонконга попросту не могут производить все что им нужно, да и существенная часть импорта — это сырье для дальнейшей переработки и последующего экспорта.

Какие "окна возможностей" остаются у Украины на европейском рынке с точки зрения квотирования? Их немного, но они есть. Согласно соглашению об ассоциации, ЕС может существенно расширить в ближайшие 5 лет квоты на этанол (в 3,7 раза), молочный порошок (в 3,33 раза). Вдвое они могут вырасти по сокам, крахмалу, сахару, яйцам, маслу и спрэдам. Это может дополнительно принести нашим экспортерам около €200 млн дохода (оценка основана на средних ценах 2014 года).

Уже известно, что некоторые отечественные отраслевые ассоциации намерены добиваться повышения квот. Тем более что некоторые из ограничений действительно неприлично малы, если сравнивать объемы производства таких товаров в Украине. Например, Министерство агарной политики и продовольствия пообещало ассоциации "Укрсахар" добиться повышения квоты на поставки в ЕС сахара с 20 тыс. тонн до 270 тыс. тонн в год (производство сладкого продукта в Украине составляет около 2 млн тонн в год). А Союз птицеводов надеется на повышение квоты на поставки мяса птицы с 36 тыс. до 80–100 тыс. тонн (в Украине производится около 700 тыс. тонн в год).

[graph_743]

По словам торгового представителя Украины — заместителя министра экономического развития и торговли Натальи Микольской, о пересмотре и расширении тарифных квот по существу можно будет говорить только тогда, когда Соглашение об ассоциации вступит в силу полностью. Поскольку сейчас действуют односторонние преференции со стороны ЕС, наши партнеры не готовы обсуждать этот вопрос, поясняет она.

И все же в ближайшее время МЭРТ придется занимать проактивную позицию по расширению квот. Прежде всего, это касается групп товаров, квоты на ввоз которых в Европейский Союз использованы полностью — например, на мед или курятину (поставки этого товара лицензируются, оперативной статистики выборки квот ЕС не предоставляет). Кроме того, перспективы повышения квот на одни товары зависят от степени использования других. В итоге Украине возможно придется говорить об одновременном увеличении квот по одним позициям и уменьшении по другим, допускает Микольская. Так, сейчас МЭРТ анализирует причину неполного использования предоставленных квот на табачные изделия.

_____________________________________________________________________________

Не только квоты

Но не только в квотировании кроются проблемы сжимающегося украино-европейского товарооборота.

Во-первых, сказывается ведение боевых действий на востоке Украины и потеря промышленных активов вместе с территориями. На долю Крыма, Донецкой и Луганской областей приходилось почти 20% украинского экспорта (по данным 2012 года). Этот фактор не успел полностью сработать в 2014 году в связи с тем, что какое-то время еще продавалась продукция, накопленная на складах.

Во-вторых, на европейском рынке появилось избыточное внутреннее предложение, вызванное введением Москвой санкций на поставки из-за рубежа.

В-третьих, имеет место сокращение деловой активности на фоне опасений европейских партнеров относительно безопасности торговли с украинскими контрагентами. В частности, некоторые страховые компании отказываются страховать риски по ведению внешнеэкономической деятельности в Украине.

Кроме того, не стоит забывать, что для многих предприятий вопрос переориентации с рынка Таможенного союза на рынок ЕС означает длительную перенастройку технических, санитарных и фитосанитарных требований. В частности, как отмечает глава Союза молочных предприятий Вадим Чагаровский, сегодня только украинское молоко класса "экстра" отвечает европейским требованиям. Следовательно, украинские молочники активно наращивают производство лишь этой, не самой массовой группы товаров.

Сколько займет времени адаптация? Четкого ответа на этот вопрос не может дать никто. Оценки можно делать лишь на основании прецедентов. Например, заместитель главы Государственной ветеринарной и фитосанитарной службы Виталий Башинский подсчитал, что с момента принятия позитивного решения ЕС по открытию рынка для украинских производителей курятины и до фактического начала экспорта прошло около восьми месяцев. В частности, очень много времени уходит на процедуры инспектирования европейскими властями (Офисом по вопросам продовольствия и ветеринарии Гендиректората Европейской комиссии САНКО).

В любом случае доля Европейского Союза в украинском экспорте уже достигла одной трети, в то время как удельный вес Российской Федерации упал ниже 15%. Этот тренд надолго, поскольку без изменения известных геополитических обстоятельств его не сломить.

ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ ВЛАСТЯМ, ЧТОБЫ РАСШИРИТЬ ПРИСУТСТВИЕ УКРАИНЫ НА ЕВРОПЕЙСКОМ РЫНКЕ?

Алена Мельник, заместитель начальника управления сотрудничества с ЕС — начальник отдела торгового сотрудничества, анализа и прогнозирования, Департамент международного торгово-экономического сотрудничества и европейской интеграции, МЭРТ:

— Среди особо важных составляющих, которые создают условия для развития экспортного потенциала украинских компаний — обеспечение соответствия продукции нормам и стандартам, принятым в ЕС. Прежде всего, это касается технического регулирования, а также санитарных и фитосанитарных мер.

Еще в июне 2014-го было начато принятие законодательства, которое устраняет технические барьеры в торговле с Европейским Союзом (приняты законы о стандартизации и о метрологии и метрологической деятельности). В начале 2015 года Верховная Рада, наконец, приняла закон о технических регламентах. Этот закон — один из важнейших шагов на пути выхода украинских товаров на рынок ЕС.

Огромный объем работ проводится относительно принятия новых стандартов продукции. В том числе, на замену ГОСТам.

Аналогичная деятельность по внедрению новых правил игры проводится и в сфере санитарных и фитосанитарных норм и стандартов.

Важной является и информационная поддержка. МЭРТ сейчас более активно занимается разъяснением возможностей для украинских экспортеров, в том числе через веб-портал министерства.

Особое значение мы придаем возобновлению работы торговых представительств Украины за рубежом. Первые семь из них планируется запустить в тестовом режиме уже до конца 2015 года. Мы рассчитываем, что торгпреды не только обеспечат расширение присутствия отечественной продукции на внешних рынках, но и будут способствовать привлечению в Украину новых технологических и инновационных решений для переоснащения и модернизации отечественных предприятий.

Загрузка...
Новое видео
Как получить искреннюю любовь клиентов — Олег Гороховский, monobank
Загрузка...