Три десятка малых банков могут в следующем году покинуть рынок

Delo.ua разбиралось — готов ли небанковский финансовый сегмент принять их у себя в новом статусе

Три десятка малых банков могут в следующем году покинуть рынок Три десятка малых банков могут в следующем году покинуть рынок

Июль 2020 года станет по-настоящему жарким для 28 банков. Именно столько финучреждений по состоянию на 1 мая 2019 года имели регулятивный капитал меньше 300 миллионов гривен. Уставный капитал ниже этой цифры был у 31 банка. В их число входят банки: "Фамильный", "Конкорд", Окси Банк, Скай Банк, Коминвестбанк, банк "Украинский капитал", КИБ, Айбокс Банк, Украинский банк реконструкции и развития и другие.

По требованиям  Национального банка, все банковские учреждения должны привести свои уставные и регулятивные капиталы к размеру от 300 млн грн в срок до 11 июля следующего года. Все должны, но не все смогут.

"Банковский бизнес сегодня — это дорогое удовольствие, и не каждый акционер готов в него инвестировать", — говорит руководитель финансовой компании "ПроФин Консалтинг" Вадим Березовик. Он знает, о чем говорит, так как много лет проработал в банковской системе. В 2017 году, к примеру, Березовик работал в небольшом Вектор Банке, признанном позже неплатежеспособным из-за отсутствия финансовой поддержки со стороны единственного акционера.

Трудности выживания

Представители небольших банков уже сегодня громко заявляют о дискриминации. "Основная проблема малых банков заключаются в их дискриминации, — утверждает предправления Айбокс Банка, фундатор Финансово-аналитического центра Галина Хейло, — Например, с рынка газовых гарантий были исключены банки, активы которых составляют менее 1% активов банковской системы". 

Также, по ее словам, практически все малые банки не имеют прямых корсчетов и должны проводить платежи в валюте своих клиентов через крупные банки, имеющие прямые корсчета. "А  это означает возможные задержки платежей или отказ в проведении, если крупный банк будет чем-то недоволен", — отмечает Галина Хейло.

Кроме дискриминации, "малыши" страдают от ужесточения регуляторных требований. И речь идет не только о минимальном размере капитала. "Кризис 2014-2015 годов вскрыл проблемы, решение которых привело к серьезному поэтапному усилению требований регулятора к управлению рисками, корпоративному управлению, финансовому мониторингу и комплаенс. Соответственно, жестче стали требования, которые банки обязаны предъявлять клиентам, что далеко не способствует расширению их клиентской базы", –  говорит исполнительный директор Независимой ассоциации банков (НАБУ) Елена Коробкова.

Также усилились требования к бизнес- и управленческим процессам, IT-системам, качеству и численности персонала, в том числе топ-менеджмента.

Из-за этого у банков растут расходы. Например, по данным НАБУ, за последние два года расходы финучреждений на персонал выросли с 36,5% до 50% всех операционных расходов.

"Регулярное "утяжеление" бизнес-процессов новыми обязательными контролями и процедурами требует от банков все более глубокой диджитализации даже для того, чтобы просто продолжать обслуживать клиентов, не говоря уже о повышении скорости и удобства сервиса. А это тоже немалые инвестиции", — продолжает Елена Коробкова.

Наряду с тем что расходы малых банков на ведение бизнеса растут, привлекать новых клиентов им становится все сложнее.

Например, рынок кредитования малого и среднего бизнеса (МСБ) эксперты называют перспективным для небольших банков, которые за счет большей гибкости могут предлагать клиентам МСБ индивидуальные подходы, доступные в системных банках только для более крупных компаний. "Но, ведение фирмами бизнеса в тени (хотя бы частично), дробление на ФОПы, ротация для "очистки истории"… Все эти инструменты привычно используются для оптимизации налогообложения и для того, чтобы избежать внимания чиновников и силовиков. Но из-за них банки не могут кредитовать бизнес, поскольку не в состоянии достоверно оценить надежность потенциального заемщика, а потом еще убедить в его хорошем качестве НБУ", — говорит Коробкова.

Выход из ситуации

На рынке сомневаются, что из трех десятков малых банков хотя бы половина "наскребет" на преодоление барьера в 300 млн грн. Большинству уже сегодня нужно искать выход из сложившейся ситуации. Выходов на самом деле не так много.

Первый — малые банки останутся на рынке, если новый парламент проголосует за проект закона №7231, который предусматривает фиксацию требований к размеру капитала на нынешних 200 миллионах. Но так как проект был зарегистрирован в Раде еще в 2017-м, то сейчас как минимум должен пройти пересмотр. И когда документ появится в сессионном зале ВРУ неизвестно. 

Второй — реорганизация путем присоединения. Один из сравнительно недавних примеров — слияние Индустриалбанка и Экспресс-банка в 2017 году. Учитывая, что Национальный банк недавно оптимизировал процедуру реорганизации банков, сократив вдвое срок присоединения, среди малых банков должна была бы образоваться очередь на такой выход. Однако, как сообщили Delo.ua в пресс-службе НБУ, никакой очереди не наблюдается. "В этом году банки не подавали документы в НБУ для реорганизации путем присоединения", — констатируют в НБУ.

И Вадим Березовик знает почему. "Даже несмотря на то, что сокращены сроки и процедуры, массового слияния банков не будет. Потому что успешным может быть слияние только тех банков, у которых один собственник. А таких среди малых банков немного. Остальным крайне трудно договориться об условиях слияния", — утверждает он.

Третий — это банальный выход "с вещами". В марте 2017 года парламент позволил банкам сдавать НБУ банковскую лицензию без прекращения юрлица. За два последних года уже почти десяток банков воспользовались такой возможностью, среди них: "Финансовый партнер", Апекс-банк, Промфинбанк, Кредит Оптима Банк, ДиВи Банк, БМ Банк, Вернум Банк. Кредитный портфель этих  экс-банков, по данным Нацкомфинуслуг, на сегодняшний день составляет всего 418 млн грн. У комиссии к ним претензий нет. "В статусе финансовых компаний они выполняют требования регулятора", — сообщил Delo.ua член Нацкомфинуслуг Александр Залетов.

И хотя в этом году, по данным пресс-службы НБУ, желающих сдать лицензию нет, по мнению Вадима Березовика, третий вариант решения проблемы малых банков является наиболее вероятным. И такой выход он считает не таким уж плохим для банковской системы. "С уходом малых банков конкуренция на банковском рынке только усилится, что неплохо для рынка и потребителей банковских услуг", — говорит  финансист.

Не "родись" банком

Пока что те банки, которые уже перешли в новый статус (например, банк "Финансовый партнер" стал финансовой компанией "Финансовый партнер", Апекс-банк превратился в финкомпанию "Апекс", Промышленно-финансовый банк стал  "ПФБ Кредит") особых успехов на рынке небанковских финансов не добились, несмотря на то, что этот рынок растет (особенно в части онлайн-кредитования) внушительными темпами. Почему? 

Эксперты считают, что главная причина кроется в "тяжеловесности" экс-банков по сравнению с финансовыми компаниями. "На небанковском рынке кредитования надо быть мобильнее, гибче. Тут другие требования, а главное — нет привлеченных денег и нет рефинанса. Надо учиться распоряжаться грамотно своими собственными деньгами и все риски брать на себя", — утверждает гендиректор Объединения финансовых учреждений Виктория Волковская.  

"У финкомпаний другая бизнес-модель, чему банков, другие скоринговые системы, клиентские группы (у заемщиков, как правило, нет белых доходов, и испорчена кредитная история). У  многих финансовых компаний жестче работают коллекторские службы, и не каждый банк будет готов к таким подходам, — говорит Вадим Березовик.

По его мнению, не все малые банки, кто уйдет с рынка, смогут успешно кредитовать. Но они могут стать финансовыми компаниями, которые занимаются валютообменными операциями, переводами, гарантийными операциями. Кроме того, экс-банки в статусе финкомпаний могут обслуживать отечественные холдинги.   

Трудности перехода 

В Нацкомфинуслуг утверждают, что готовы провести рабочую встречу с малыми банками и разъяснить им все нюансы перехода в новый статус. "Тем банкам, кто захочет перейти в новый статус, во-первых, нужно выйти из банковского реестра, возможно, поменять организационно-правовую форму, составить баланс уже как предприятие и принять новый устав", — рассказывает Александр Залетов. 

В целом экс-банк может заявить в своем уставе 4 вида финансовых услуг, на которые он может получить лицензии: предоставление услуг финансового лизинга, предоставление средств взаймы (в том числе и на условиях финансового кредита), предоставление услуг по факторингу и предоставление гарантий и поручительств.

Кроме того, поскольку финансовое учреждение может также получить в НБУ лицензии на торговлю валютными ценностями и перевод средств, то, возможно, целесообразным является включение и этих финансовых услуг в устав экс-банка.

"Во-вторых, бывший банк обязан не позднее 30 календарных дней со дня государственной регистрации изменений, связанных с прекращением осуществления им банковской деятельности, подать нам документы для внесения такого юридического лица в Госреестр финансовых учреждений, то есть получить статус финансового учреждения", — продолжает Залетов. 

В-третьих, уже в статусе финансового учреждения бывший банк (после принятия решения Нацкомфинуслуг о включении его в Госреестр финансовых учреждений, которое направляется финучреждению и публикуется на сайте Нацкомфинуслуг), подает документы для получения соответствующих лицензий.

После принятия положительного решения о выдаче лицензий экс-банк будет должен осуществить в течение 10 рабочих дней оплату за каждую лицензию в размере 1 прожиточного минимума на счет Госказначейства. "В случае неполной оплаты или в неустановленный срок, Нацкомфинуслуг принимает решение об аннулировании выданных лицензий", — предупреждает Залетов. 

Так что "малышам" стоит поспешить...

Татьяна Павлюченко, Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Что нас ждет через 10 лет? BooVlog
Загрузка...