Член ГКЦБФР Сергей Бирюк: "Наш рынок развивается адекватно деньгам, которые он имеет"

Об особенностях национального фондового рынка, почему эмитентам приходится проводить IPO за рубежом, как будет меняться инфраструктура фондового рынка, продолжится ли его рост — об этом и многом другом рассказал "Инвестгазете" член Государственной комисси
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Об особенностях национального фондового рынка, почему эмитентам приходится проводить IPO за рубежом, как будет меняться инфраструктура фондового рынка, продолжится ли его рост — об этом и многом другом рассказал "Инвестгазете" член Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Украины Сергей Бирюк

— Сергей Алексеевич, насколько обоснованными являются опасения некоторых участников рынка о возможной потере фондовым рынком Украины статуса национального?

— Я считаю, что рынок сам по себе не может потерять статус национального. Ведь все ведущие компании, независимо от страны происхождения, работают на крупных фондовых биржах мирах. Аналогично и наши инвесторы работают на иностранных фондовых площадках. При этом национальность рынков ни эмитентов, ни инвесторов не теряется. Самое главное, на мой взгляд, чтобы у нас были люди, способные покупать как на национальном, так и на зарубежном рынках.

А вопрос скорее состоит не в потере национального рынка, а в потере биржевого (организованного) рынка Украины. Операции на неорганизованном рынке росли, растут и будут расти: недооцененные предприятия, переходы потоков прав собственности, другие операции — все это, бесспорно, дает свой эффект к увеличению рынка. Другое дело, где будут осущест-влять операции и привлекать деньги крупные портфельные инвесторы, в ресурсах которых так нуждаются наши предприятия. Ведь сегодня соотношение организованного и неорганизованного рынков составляет 3 к 97%. Поэтому основной вопрос заключается в том, чтобы окончательно не потерять организованный рынок. Радует лишь то, что темпы прироста организованного рынка превосходят неорганизованный более чем в два раза.

— Почему большинство украинских компаний проводят первичное размещение акций (IPO) за рубежом?

— На сегодняшний день очень много разговоров об IPO, а на самом деле реальное IPO было только одно — которое провела компания "XXI век". Да и то компания не украинская, а зарегистрированная в Англии. Вообще, если у компании оборот менее чем $0,5 млрд., то нет смысла выходить на IPO. Ни одна из наших компаний, выходивших на IPO, не имела такого оборота. Поэтому нередко это бывали очень интересные IPO, схемные IPO, при которых отсутствовало реальное привлечение средств. Собственники создавали на основе своих пакетов фирму за рубежом, потом продавали ей акции, и фирма занималась их дальнейшим размещением. Таким образом, получалась скрытая продажа.

Таких схемных IPO у нас достаточно много. Настоящее IPO — это механизм, при котором планировалось привлечь одну сумму, но в результате своих действий компания привлекла сумму или большую, или меньшую. Ситуация с компанией "XXI век" в данном случае показательна: ценные бумаги покупались различными институциональными инвесторами, и в результате сумма привлеченных средств превысила предполагаемую в пять раз — вот это называется IPO. Потому что были привлечены свободные ресурсы, а не на заданную заранее сумму проданы ценные бумаги.

Я думаю, что бум IPO ждет Украину позже — примерно в 2007-2008 годах. На рынок Украины сегодня выделено около $6 млрд. Эта цифра разрекламирована западными инвестиционными аналитиками, иностранные фонды уже выделили эти деньги, и их приход остается лишь вопросом времени. Поэтому рынок нужно как-то раскрутить, что и делается с помощью схемных IPO, в которых тоже есть свои плюсы.

— Появится ли на украинском фондовом рынке требование проводить первичное размещение акций в Украине перед выходом на международные рынки? Какую долю акций нужно будет размещать на отечественном рынке?

— Возможно, но пока мы изучаем опыт других стран. Например, подобное требование работает в России. И что получается: сегодня рынок России — один из самых торгуемых рынков в мире, наряду с испанским и шведским. На этих рынках существует требование обязательной торговли, вот они втроем и торгуют себе благополучно… между собой. Мы вам — вы нам. Но это же нереальные схемы, которые лишь подводят под нужный уровень количество сделок, а реальные суммы уходят в другие места.

Для украинского рынка важно, прежде всего, решить вопрос целесообразности. Такие требования вводить можно, но они должны быть экономически обоснованными, чтобы не получилось, что мы создали суперрынок с большими, но "дутыми" объемами. Ведь реального привлечения капитала не будет, а будет лишь прогон ценных бумаг с целью выхода на нужную цифру. Вот если бы ценные бумаги торговались и на внутреннем, и на внешнем рынках, и цены выравнивались — это был бы позитив. Наши же решения должны быть адекватными реальной ситуации. Для подобного ограничения необходимо сначала накопить ресурсы на внутреннем рынке. Возможно, когда пойдет работать вторая накопительная система, соответствующую норму можно будет запустить. Тогда будет ресурс, и эмитент будет выходить на рынок с продажей под этот ресурс.

— Сегодня на нашем рынке существует более десяти торговых площадок. Может ли одним из следующих шагов ГКЦБФР стать объединение украинских бирж?

— Мы будем поддерживать любое объединение площадок. Если биржевики не против, то почему бы не создать одну биржу, типа Франкфурта, а все остальные биржи сделать ее филиалами? Но прежде всего к такому объединению должна стимулировать не Комиссия, а экономическая ситуация. Объединение должно быть добровольным и основываться на доверии участников друг к другу. Со своей стороны мы готовим новое биржевое положение и поддерживаем любые движения, которые связаны с созданием единого биржевого пространства. Новое положение заключается в повышенных требованиях, которые и будут стимулировать к объединению.

— Много разговоров о том, что нужно создавать единый депозитарий. Когда же появится центральный депозитарий?

— Мы понимаем, что для того, чтобы инвестор оставлял здесь свои деньги, должен быть один депозитарий. Я много общаюсь с зарубежными инвесторами — практически во всех странах существуют один депозитарий и отрегулированная система перехода прав собственности. У нас как раз сейчас может появиться центральный депозитарий, поскольку на рынке для этого сложилась соответствующая ситуация. Когда есть рынок, тогда у депозитария есть реальный доход с обслуживания этого рынка. Я считаю, что сегодня центральному депозитарию уже есть что делать, ведь МФС уже не справляется. Скачок организованного рынка более чем в два раза показал, что наша депозитарная система требует реальных изменений.

— Сейчас действуют правила раскрытия информации через информагенства. Нередко случается так, что не все эмитенты выполняют требования по раскрытию информации. Когда появится единая система раскрытия информации?

— Сейчас мы работаем с консультантами из Америки, а также изучаем опыт России для запуска такой системы. Нужно отрегулировать систему отчетности и затем под нее создать программный продукт. Хотелось бы один раз провести реформу и не дергать рынок постоянными изменениями.

— Чего не хватает ГКЦБФР для эффективного регулирования рынка?

— На рынке не хватает институциональных инвесторов. Чем их будет больше, тем быстрее в борьбе за их деньги рынок пойдет на реформы. Еще мы имеем некий парадокс: наши эмитенты и инвесторы намного законопослушнее, чем в других странах, но как только начинаешь загонять их в определенные рамки — они сразу же начинают их нарушать.

— Какие нормативные акты сейчас разрабатываются Комиссией?

— Сейчас у нас в разработке находятся законы Украины "О Национальной депозитарной системе", "О деривативах (производных)", "О вексельном обращении", "О рейтинговании", "Об акционерных обществах", "Об институтах совместного инвестирования", "О концентрации торгов на фондовом рынке" и др.

Нас поддерживают участники рынка, но реально все понимают, что принятие законов возможно не ранее чем на третьей сессии с начала работы ВРУ. Тем не менее я считаю, что не стоит быстро менять законодательство, поэтому мы еще имеем небольшой запас времени.