FOREX. Евро — это евро

"ЕВРО — это евро" — эта фраза, произнесенная европейским комиссаром по экономическим делам Педро Солбесом (Pedro Solbes) может быть интерпретирована разными людьми совершенно по-разному. Высокий чин из Еврокомиссии, говоря эти слова, делал попытку успокои
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

"ЕВРО — это евро" — эта фраза, произнесен­ная европейским комиссаром по экономическим делам Педро Солбесом ( Pedro Solbes ) может быть интерпретирована разными людьми совершенно по-разному. Высокий чин из Еврокомиссии, говоря эти слова, делал попытку успокоить обществен­ность еврорегиона, начавшую проявлять активную озабоченность теперешним внешним обменным курсом единой европейской валюты на глобальных рынках.

"Ваш дом стоит ровно столько же евро, сколько и шесть месяцев назад. Конечно, если вы не собираетесь продать его и сделать инвестицию в долларах", — таким образом он попытался при­уменьшить значение теперешнего, прямо скажем, бедственного положения европейской денежной единицы по отношению к другим мировым резерв­ным валютам. Ему вторил и испанец Евгенио Доминго Соланс (Eugenio Domingo Solans), один из членов директората Европейского Центрального Банка (ЕЦБ), утверждая, что теперешнее благопо­лучное состояние европейской экономики рано или поздно неизбежно отразится на курсе евро. "Я хочу внушить уверенность европейским и испан­ским гражданам в том, что их потребительская спо­собность будет сохранена", — сказал он репорте­рам, выступая на пресс-конференции, проводив­шейся в Мадриде. Французский министр финансов Лорен Фабиус (Laurent Fabius), обращаясь к членам парламентского комитета, выразил уверенность, что у евро имеется потенциал для усиления как ми­нимум на 20%, а его теперешний низкий уровень сказывается негативно только на очень малой час­ти европейской внешней торговли.

Среда же рыночных торговцев, произнося "евро есть евро", вкладывает в эти слова совер­шенно другой смысл. Весьма возможно, что ког­да-нибудь "гадкий утенок" все-таки превратится в прекрасного лебедя, но пока все, кто на протя­жении последних двух лет верил в это, горько разочаровывались. Им оставалось только недоуменно пожимать плечами, наблюдая за все но­выми и новыми падениями.

Больно обожглись и те, кто после событий 22 сентября, когда самые могущественные в ми­ре банки провели мощную совместную акцию в поддержку евровалюты, покупая ее, сделали то же самое. Отказ центробанков наращивать уси­лия, "удар в спину" президента ЕЦБ Вима Дуйзенберга (Wim Duisenberg), а затем и отсутствие любой маломальской помощи со стороны моне­тарных властей на монреальской встрече "боль­шой двадцатки" привели к тому, что в четверг 26 октября курс евро против американского долла­ра зафиксировал новый рекордный экстремум. На этот раз его значение — 0,8225, что уже на целых тридцать процентов меньше, нежели быбы­ло в январе 1999 года. За это время к такому по­ведению соотношения в этой валютной паре все уже даже привыкли, и порой начинает казаться, что так будет продолжаться всегда.

Однако здесь необходимо отметить один до­статочно немаловажный факт. Опубликованный в пятницу 27 октября показатель ВВП США за тре­тий квартал 2000 года впервые за последнее время несколько разочаровал рынки. Раньше все было наоборот, к чему, кстати, все уже тоже было привыкли. Прирост индекса — 2,7% — оказался более чем вдвое ниже, нежели во второй четвер­ти (5,6%) и явно не дотянул до среднерыночного прогноза — 3,4%. Таким образом, наконец-то произошло то, чего уже так долго и давно ждали аналитики, предрекавшие замедление темпов экономического роста в Штатах и прогнозиро­вавшие, как следствие, усиление евровалюты. Правда, соответствующего европейского пока­зателя еще следует дождаться, и каким он окажется, также сказать определенно нельзя. Ведь ЕЦБ в борьбе с инфляцией уже даже на 0,25% больше поднял ставки кредитования, нежели Федеральный Резерв (центральный банк США). Публиковавшиеся недавно индексы деловой и потребительской активности в еврозоне свиде­тельствуют, что предпринятые повышения про­центных ставок там также дают о себе знать. А на той стороне Атлантики все в итоге может ока­заться не столь уж и печальным и сумрачным. Возможно, нынешний спад — это всего лишь временное явление, ведь американская эконо­мическая машина удивляла уже не раз. Стоит на­помнить хотя бы о том, что, например, ВВП по Штатам за четвертый квартал 1999-го, во время первой публикации показавший значение +5,6%, в итоге оказался на целых 2,7% больше (+8,3).

Согласитесь, что когда речь идет о 9-триллион-ной экономике, такие цифры впечатляют.

Как бы то ни было, такая неожиданная но­вость позволила евровалюте немного воспря­нуть духом. Курс достиг отметки 0,8440, что больше чем на 200 пунктов упоминавшегося выше минимального значения. Конечно, говорить о радикальной смене рыночных тенденций пока не приходится. Евровалюте еще очень долго при­дется проходить через очень болезненный пери­од становления. Слишком уж сильно ее сейчас на валютных рынках не любят. Над имиджем при­дется еще работать и работать. Но рыночные ве­тры, как и любые другие, очень переменчивы, и куда они повеют завтра, сказать сложно.