Границы для бизнеса

Правительство заявляет о необходимости сохранения "национального инвестора" в ключевых отраслях. Отечественные собственники считают, что на практике власть пока что защищает только иностранцев, что ярко продемонстрировали последние приватизационные конкур
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Правительство заявляет о необходимости сохранения "национального инвестора" в ключевых отраслях. Отечественные собственники считают, что на практике власть пока что защищает только иностранцев, что ярко продемонстрировали последние приватизационные конкурсы. Если в считающих себя либеральными Европе и США правительства уже давно активно участвуют в регулировании крупнейших сделок, то в Украине необходимость создания такой политики осознали только сейчас

На конференции инвесторов в начале февраля министр экономики и европейской интеграции Арсений Яценюк заявил, что в правительстве существует понимание того, что в ряде отраслей (как пример называлась металлургия) должно сохраниться понятие национального инвестора. "В индустриальном секторе должно сохраниться понятие национального инвестора. То же и в недропользовании. Если большая компания будет сверлить у нас дырки и что-то в них добывать, то мы никогда не решим проблему энергонезависимости", — заявил министр. Его поддержал и первый заместитель главы НБУ Шаповалов, который сказал, что Нацбанк подумывает о необходимости ограничить вхождение на рынок иностранных банков с государственным капиталом.

Впрочем, по словам представителей национального бизнеса, пока что действия правительства существенно расходятся со словами — особенно что касается результатов приватизации крупных компаний. Ярким примером является позиция правительства относительно реприватизации "Криворожстали", когда предложение о доплате отечественными собственниками были отвергнуты, а сам комбинат продан Mittal Steel. Решение было принято даже несмотря на то, что первичная приватизация была проведена четко по законодательству.

Понятно, что такая политика вызывает большие вопросы у предыдущих собственников комбината. На февральской встрече с жителями Донецка президент компании SCM Ринат Ахметов так прокомментировал ситуацию с "Криворожсталью": "Я вам скажу, что "Криворожсталь" мы купили законно в рамках украинского законодательства, которое было в то время. У нас на руках было решение Верховного Суда Украины, что сделка была законной. В любой цивилизованной стране закон не имеет обратной силы". При этом никто не задается вопросом о последствиях подобных действий правительства. Например, если завтра появится новый претендент на комбинат, который сможет выложить большую сумму, что будет делать власть в таком случае? Главной целью приватизационных аукционов называется привлечение денег в бюджет, без учета влияния приватизации на развитие стратегических отраслей. Последствия подобного подхода могут быть совсем противоположными намерениям правительства растить "национального инвестора".

Характерно, что украинские компании за рубежом сталкиваются с куда большими проблемами, чем иностранные компании здесь, в Украине. Например, австрийский банковский регулятор противодействует покупке "Укрподшипником" и ММК им. Ильича небольшого, по местным меркам, банка Bank Burgenland. Аналогичные проблемы были и у ПриватБанка, который купил польский Budbank.

Европа движется к "экономическому патриотизму"

Выступления отечественных чиновников и бизнесменов совпали с переосмыслением глобализации в ЕС. Чиновники Европейского Союза стоят перед тяжелой дилеммой — выстраиваемая годами концепция свободного рынка стала рушиться на глазах. Правительства сразу нескольких европейских стран выступили резко против покупок своих компаний конкурентами из-за рубежа.

И хотя большинство сделок по слияниям компаний планируются в рамках границ ЕС, даже такой формат вызывает протест у правительств стран, желающих сохранить национальную принадлежность своего бизнеса.

География "экономического национализма" включает в себя почти все страны континента — Францию, Испанию, Великобританию, Италию, Австрию. Так, глава Кабинета Министров Люксембурга Жан-Клод Юнкер, поддержанный президентом Франции Жаком Шираком, резко выступил против поглощения металлургической компании Arcelor конкурентом из близкой Великобритании — Mittal Steel. Французское правительство опять-таки для сохранения контроля над национальными энергетическими компаниями организовало слияние Electricite de France и Suez, испанцы, в свою очередь, хотят сохранить независимость своего энергетического гиганта Endesa, объединив его с испанской же компанией Gas Natural. Конфликт, связанный с созданием препятствий для нидерландского банка ABN Amro, намеревающегося купить итальянский банк Banca Antonovera, стоил поста главе итальянского центробанка, но даже этот шаг не изменил ситуацию, когда покупка итальянских банков иностранцами чрезвычайно осложнена.

Еще большие проблемы возникают у иностранных компаний, которые стремятся на самый большой рынок мира путем покупки европейских компаний. Так, несколько недель назад британское правительство заявило о нежелательности приобретения российским "Газпромом" компании Centrica, которой принадлежит British Gas — один из ведущих операторов газового рынка островов.

Пример для подражания?

Какие уроки может извлечь Украина из нынешних дискуссий вокруг участия иностранных компаний в стратегических отраслях? Во-первых, несмотря на процесс глобализации, правительства большинства стран проводят активную политику по защите своего производителя. Мотивация подобных действий довольно проста — властям намного проще согласовывать свою экономическую и промышленную политику с национальными инвесторами. Если транснациональные компании получают контроль над какой-то из отраслей, это означает, что центр принятия решений переносится за рубеж, где позиции правительств зачастую не принимаются во внимание.

Во-вторых, защита означает не столько ограничение в виде таможенных ставок и квот, сколько создание национального капитала в виде мощных корпораций в ключевых отраслях. К стратегическим отраслям обычно относят финансы и банки, энергетику и нефтегазовую добычу, транспорт, военно-промышленный комплекс и отрасли, производящие значительную часть национального продукта. Целью приватизации стратегических предприятий являются не только полученные деньги, но и то, насколько она вписывается в экономическую стратегию страны (например, конкурентоспособность национального бизнеса) и ее безопасность.

В-третьих, несмотря на то, что правительства почти всех стран мира прямо или непрямо ограничивают участие иностранных компаний, это вовсе не означает, что иностранцы не могут покупать компании или создавать производства в этих отраслях. Просто каждая сделка по переходу активов в руки транснациональных компаний проводится с одобрения национального правительства и на определенных условиях, обычно более жестких, чем для отечественных инвесторов. Кроме того, правительства и государственные компании зачастую выступают кредиторами для крупных корпораций, препятствуя тем самым их покупке иностранными конкурентами. Большинство развивающихся стран законодательно устанавливают ограничения на долю иностранных инвесторов (обычно на уровне 25-50% от акционерного капитала), которые позволяют предприятиям привлекать капитал путем продажи акций на западных рынках, но ограничивают участие иностранцев в оперативном управлении компаниями.

Механизм отсутствует

Нельзя сказать, что подобные тенденции не анализируются правительством и крупными корпорациями в Украине. В последнее время о них даже говорят вслух. Кроме чиновников правительства, о необходимости более взвешенной политики в сфере прямых иностранных инвестиций неоднократно заявлял и бывший глава Совета НБУ Анатолий Гальчинский: "Необходимо понимать, что проблемой номер один в оценке роли иностранного капитала всегда был и остается вопрос об экономическом (а в конечном счете — и политическом) суверенитете стран-реципиентов ПИИ. Как свидетельствует мировой опыт, государства-реципиенты всегда оказываются не равными по своей экономической силе и носителям ПИИ (а это во многих случаях крупные транснациональные корпорации), что существенным образом сужает возможности защиты национальных интересов".

Фактически нынешние высказывания чиновников — это первые внятные заявление новой власти о необходимости непрямого контроля государства над стратегическими отраслями. Правда, на данный момент оценка необходимости введения такого контроля проводится только на словах. Между тем даже слова министра экономики и первого заместителя руководителя НБУ не дают повода утверждать, что у украинской власти существует консолидированная позиция. Во многом это вызвано политической неопределенностью вокруг правительства и вступлением Украины в ВТО, где страны чрезвычайно придирчиво относятся к таким ограничениям.

А пока что решения о судьбе того или иного предприятия принимаются "в ручном режиме", поскольку необходимое законодательство и позиция властей отсутствуют.

Опасность такой несогласованности тем более высока, учитывая вторую волну приватизации в ближайшие несколько лет, когда в частные руки могут перейти как отечественная энергетика, телекоммуникации, так и предприятия транспортной отрасли (главным образом морские порты и аэропорты). Например, бесконтрольная продажа отечественных нефтеперерабатывающих заводов поставила правительство в жесткую зависимость от позиций российских нефтяных компаний. Еще одним ярким примером роли государства в ТЭКе является последний "газовый" конфликт между Россией и Украиной. Во время разгара украинская сторона прямо заявила, что не намерена никоим образом отказываться от прав на свои газо- и нефтепроводы, а также соответствующие хранилища энергоресурсов. Правда, для украинского правительства приоритетной целью является не столько украинский статус собственников трубы, сколько необходимость сохранения государственной собственности в этой стратегической отрасли.

Пока что у правительства остались рычаги, которые позволяют влиять на механизм выбора собственника только при приватизации (и то на последних открытых приватизационных аукционах главным фактором выбора покупателя оставалась цена). Еще один способ избежать перехода стратегических предприятий в руки иностранцев — запретить законодательно их приватизацию. Именно внесение предприятия в список запрещенных к приватизации (как это произошло с украинскими газопроводами) является возможностью оставить компанию в сфере национальных интересов. Для того чтобы продать такое предприятие, необходимо решение парламента, принятое большинством голосов. В остальных же случаях государство имеет довольно ограниченные возможности контролировать собственность в отраслях, считающихся жизненно важными для отечественной экономики.

Как защищают стратегические компании за рубежом

В России президент Владимир Путин поручил правительству разработать законопроект, предусматривающий ограничение участия иностранных компаний в "предприятиях, обеспечивающих безопасность государства, объектах инфраструктуры, предприятиях, выполняющих оборонный заказ, естественных монополиях, разработке месторождений полезных ископаемых, имеющих стратегическое значение". Предполагается, что согласовывать с властями нужно будет любые сделки, которые позволят владеть пакетом акций в размере 25%. По словам министра торговли и экономического развития Германа Грефа, ограничения будут введены в 39 (!) отраслях.

Именно из государственных соображений была заблокирована сделка по покупке немецким концерном Siemens 73,46% акций компании "Силовые машины", работающей в энергомашстроении. В авиационной промышленности иностранцы не могут владеть более чем 25% акций предприятия.

В Польше существует практика, когда приватизация предприятий, работающих в угольной и нефтегазовой отрасли, ВПК, металлургии и финансовом секторе, должна быть одобрена не только Министерством государственного имущества, но и всем составом правительства. Государство также продолжает контролировать нефтегазовый концерн PGNiG, страховую компанию PZU, нефтеперерабатывающий концерн PKN Orlen.

В Германии недавно принят специальный закон, согласно которому зарубежная компания, которая покупает более 25% компании, работающей в "сфере национальных интересов", должна получить разрешение правительства.

К категории предприятий, находящихся "на особом режиме", в Испании относятся радио, телевидение, игорный бизнес, ВПК, авиакомпании и компании, работающие в сфере добычи некоторых полезных ископаемых. Привлечение иностранного капитала в эти отрасли выносится на обсуждение Кабинета Министров. На любых предприятиях "особого" режима иностранные компании не из стран ЕС не могут единолично владеть более чем 5% акций и не могут участвовать в управлении.

В крупнейшей экономике мира — американской — иностранные инвесторы должны согласовывать с Министерством торговли США покупку акций компаний, работающих в энергетике, ВПК, транспорте, авиационной и космической отраслях. Кроме того, решение о признании предприятия "стратегическим" может быть принято и по рассмотрению контролирующих органов. Например, покупка китайской нефтяной компанией CNOOC американской Unocal за $18,5 млрд. была заблокирована Конгрессом. Аналогичная ситуация наблюдается сейчас и с попыткой покупки американских портов компанией Dubai Ports World из Объединеннных Арабских Эмиратов.

Франция остается наиболее закрытой промышленно развитой страной для иностранных инвесторов. Правительство ограничивает иностранный капитал в таких отраслях, как сельское хозяйство, авиастроительная отрасль, финансовый сектор (банки, страхование, финансовые и аудиторские услуги, издательский бизнес, радио и телевидение, морской и автомобильный транспорт, телекоммуникации и туризм. Правительство резко выступало против покупки иностранцами компаний Danone (продукты питания), Electricite de France (электроэнергетика) и Arcelor (металлургия).

Правительство Италии может запретить сделки по слияниям и поглощениям с участием отечественных компаний "по причинам важности для итальянской экономики" или когда какая-то страна ограничивает инвестиции из Италии. Иностранные инвестиции запрещены или жестко регулируются в военно-промышленном комплексе, авиастроении, внутренних авиаперевозках и морском транспорте.

В Бразилии ограничения на прямые иностранные инвестиции сохраняются в ядерной энергетике, здравохранении, медиа, рыболовле, почте, авиатранспорте и космической отрасли. Запрещена передача в собственность сельскохозяйственных земель.

Австрия запрещает участие нерезидентов в сфере финансового аудита и юридической практике, транспорте и производстве электроэнергии.

Правительство Греции ограничивает частные инвестиции в коммунальную сферу. Отечественные инвесторы имеют преимущество перед иностранными в банковском секторе, добыче полезных ископаемых, морском и воздушном транспорте.