Какие свои детские шалости Вы можете вспомнить, и как Вас за них наказывали?

После освобождения из-под стражи председатель Донецкого облсовета Борис Колесников вспомнил случай из своего детства, когда он и его школьный товарищ Ринат Ахметов разбили окно во дворе школы
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

После освобождения из-под стражи председатель Донецкого облсовета Борис Колесников вспомнил случай из своего детства, когда он и его школьный товарищ Ринат Ахметов разбили окно во дворе школы

Лесь Подеревьянский, художник, писатель, драматург:

— В детстве я совершал множество "подвигов", всех и не упомнишь. За это, образно говоря, не выходил из комнаты милиции. Тогда не было компьютеров, а энергии было более чем достаточно. Кое-что расскажу. Мы жили на улице Мечникова в доме, где находится магазин "Киянка". Рядом проходил трамвай. Так вот, мы часто подкладывали на рельсы всевозможные взрывные устройства, например, капсели. Взрывы были колоритными. Родители, безусловно, наказывали. Когда я поджег магазин "Киянка", отец меня побил. В милиции, наверное, были разбирательства, но я этого не помню.

Андрей Авторгов, генеральный директор (партнер) юридической фирмы "Агентство по вопросам долгов и банкротства":

— В детстве практически все каникулы я проводил в деревне. И как-то попросил местного тракториста научить меня водить трактор. Проехав по улице, решил подъехать к бабушкиной усадьбе. Заехал в ворота, снес их и калитку. В наказание меня заставили чинить ворота. После этого случая, несмотря на то, что я уже десять лет имею права, езжу только с водителем.

Борис Гендельман, член наблюдательного совета ЗАО "Никопольский завод стальных труб "ЮТиСТ":

— Вспоминаю, была одна шалость. В Челябинске, где проходило мое детство, у нас во дворе дома висело панно с портретом Брежнева. Мы, восьмилетние ребята, залезли на него и начали плеваться на прохожих, которые, подняв голову и увидев портрет Брежнева, не могли понять, кто же плюнул. О том, что так нельзя было делать, нам уже рассказывали работники милиции. Они, к счастью, никакой политической подоплеки в нашем поступке не увидели.

Степан Гавриш, народный депутат Украины:

— Во времена моего детства шалости были совсем другие. Поскольку детство я провел в селе, то и все проказы связаны с ним. Традиционным было проверить спелость яблок у соседей. Эту традицию никто не нарушал, и я в том числе. Все относились к этому доброжелательно, и за это никто никогда не наказывал. Самая же большая моя шалость — это страсть к путешествиям. И за это мне влетало прилично. Я все время искал казацкие скарбы. Находил какие-то пещеры. Были случаи, когда я залезал в пещеры в середине дня и вылезал поздно ночью, перепуганный и ничего не нашедший. Поиски кладов — это была самая большая и наказуемая шалость, которую мне никто не прощал. Наказывали очень просто.

На день святого Николая под подушку клали березовое полено. Конечно, в момент, когда я попадался, меня наказывали, но достаточно симпатично. Меня никогда не били, но вот крапивой попадало, причем изысканно. Я долго помнил эту крапиву. С тех пор у меня выработалось противоядие.

Владислав Панченко, генеральный директор Украинской депозитарной компании:

— В школе я любил дергать девчонок за косички, иногда рисовал на партах ручкой или перочинным ножиком. В результате следовало трудовое воспитание — перекрашивал парты. С ребятами любили играть в индейцев, стреляли друг в друга из лука. Рубились здорово, это были настоящие разбойничьи игры. Родители "шумели" по этому поводу, но мы старались все делать втайне — уходили в лес или в парк.

Олег Салмин, народный депутат Украины:

— В школе — срывал уроки. Мы запихивали спички в замочную скважину, чтоб нельзя было открыть дверь. И тогда учителя долгое время вызывали слесарей, а мы в это время срывали урок.

В результате учителя выясняли, кто был зачинщик этого процесса — а в классе всегда есть те, кто могут рассказать — и вызывали потом родителей. Ну а последние уже по полной программе, с ремнем, пытались выбить эту детскую шалость. Но, к сожалению, она продолжалась, потому что уроки не успевал выучить, и приходилось заниматься такими методами.

Николай Полуденный, директор юридической фирмы "Профессионал":

— Я выкапывал порох на железнодорожных путях. Такой трубчатый артиллерийский порох. Заворачивал его в фольгу, получалась ракета. А потом поджигал, и эти ракеты летали по квартире. Меня не наказывали за это. Самая яркая шалость — когда я вешал бенгальские огни на новогоднюю елку, и елка загорелась. Потом я ее тушил подушкой, в результате все разгромил. Но меня опять никто не наказал. Новый год удался.