Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Крапленые бумаги

В законе впервые предпринята попытка внедрить в нормативно-правовую базу фондового рынка понятие "инсайдерская информация", а также расширить полномочия финансового регулятора, правоохранительных органов и судов по противодействию мошенничеству на фондово

В законе впервые предпринята попытка внедрить в нормативно-правовую базу фондового рынка понятие "инсайдерская информация", а также расширить полномочия финансового регулятора, правоохранительных органов и судов по противодействию мошенничеству на фондовом рынке

Что такое инсайд, на бытовом уровне понятно всем. К примеру, это может быть внутренняя информация какой-либо компании, публичное оглашение которой повлечет за собой изменение стоимости ее ценных бумаг. Соответственно инсайдер — это человек, обладающий такой информацией в силу, например, своего служебного положения и способный тем или иным образом ею распоряжаться. Но вот законодательно оформленных определений инсайда в Украине до сих пор не существовало — не было даже общих определений. В новом Законе "О ценных бумагах и фондовом рынке" дано определение служебной информации. При этом запрет на использование служебной информации при заключении сделок распространяется только на эмиссионные ценные бумаги. Другими словами, на акции и облигации компаний. При этом абсолютно не затрагивают инвестиционные паи, фьючерсные и форвардные контракты, инструменты денежного рынка.

В этом плане мы почти безнадежно отстали от Запада. В европейских государствах с развитыми и развивающимися рынками противодействие различным методам недобросовестной торговли находится на стадии создания единых законодательных актов для нескольких стран. Такая система, например, принята в Дании, Норвегии и Польше. В последние годы предпринимаются соответствующие меры и на уровне Евросоюза. Первую единую директиву об инсайдерской торговле Европарламент утвердил в 1989 году, и за прошедшее время государства—члены ЕС включили ее положения в национальное законодательство. Следующий, дополненный вариант был принят совсем недавно, в 2003 году. Помимо этого европейские рынки регулируются национальным законодательством. Так, в Великобритании нормы о запрете инсайдерской торговли и манипулирования ценами (последнее, кстати, абсолютно не прописано в законе) на рынке ценных бумаг и срочном рынке содержатся в акте о финансовых услугах и рынках. В Германии вопрос инсайда регулируется аналогичным Законом "О торговле ценными бумагами".

Что касается применения и степени жесткости карательных санкций, то самый большой опыт накоплен в США. Здесь меры по предотвращению недобросовестной торговли начали вводить еще в 30-е годы прошлого столетия, начав с наиболее простых и доказательных вещей. В 1984 году был принят специальный закон о санкциях за совершение подобных сделок, а уже через четыре года список наказаний был заметно расширен. Сейчас же лицо, признанное виновным в совершении сделок с использованием инсайдерской информации, может получить до 25 лет лишения свободы или денежный штраф до $2,5 млн.

Украинские законодатели также предусмотрели ответственность за использование инсайдерской информации. Согласно закону степень жесткости санкций — до трех лет лишения свободы и запрет на право занимать определенные должности в течение пяти лет.

Украинский фондовый рынок относится к категории развивающихся, поэтому для него, по мнению профучастников рынка, характерны многие проблемы, которые минимизированы на ведущих мировых площадках. "Использование инсайдерской информации и манипулирование ценами всегда были распространены в Украине, причем борьба с ними никогда не велась. В результате некоторые участники рынка считают такие схемы работы на рынке вполне нормальным явлением и залогом успешной торговли", — рассказали нам в одной из компаний.

Вот только эта вторая, не менее важная составляющая проблемы использования недобросовестных методов торговли, оказалась вне поля зрения законодателей. Речь идет о проблеме манипулирования ценами, о создании видимости изменения цен или торговой активности участниками в целях получения незаконной прибыли или избежания убытков. Ключевым признаком манипулирования является искусственность возникающих цен или активности игроков. При этом данный вид нарушений может осуществляться как на первичном, так и на вторичном рынке ценных бумаг. Причем со временем способов манипулирования ценами будет становиться все больше, особенно на "вторичке" — во многом из-за низких объемов торгов и относительно небольшой капитализации украинского рынка.

Участники рынка считают, что комиссионеры не должны останавливаться исключительно на этой норме и продолжить разработку идеи контроля за инсайдерской информацией в других нормативных актах. Аналитик Parex Asset Management (PAM) Денис Колесниченко предполагает, что таким может стать закон об акционерных обществах: "Это, конечно, большой плюс для рынка, ведь ранее данная сфера никак не регулировалась. Но для осуществления реального контроля за использованием инсайдерской информации необходим базовый закон, которым должен стать закон об акционерных обществах". Он также считает, что чрезмерное рвение Госкомиссии в этом направлении может навредить рынку. "Существует также опасность использования в корпоративных войнах давления посредством нечетко прописанных законодательных норм об ответственности за нарушение положений о раскрытии инсайдерской информации. Ожидать у нас можно всего, особенно после периодических вооруженных захватов тех или иных коммерческих предприятий. Должна быть найдена определенная "золотая середина" в применяемых санкциях, чтобы не дать в руки конкуренту смертоносное оружие", — считает эксперт.

"Украина не может конкурировать с мировыми фондовыми центрами, когда здесь не было даже такого базового понятия, как инсайдерская информация. Крупные инвесторы никогда не придут на рынок, на котором работают компании, способные получать информацию из государственных ведомств. То есть такие игроки, которые всегда будут опережать остальных на несколько шагов. Какой им смысл работать на таком рынке?", — считает финансовый аналитик Олег Канишевский. При этом опыт соседней Польши показывает, что появление соответствующей нормы сразу привлекло на рынок крупных зарубежных инвесторов. "В Украине сейчас на всех уровнях много говорится о привлечении иностранных инвестиций. Прописывание норм, а в дальнейшем и принятие соответствующего закона об инсайдерской торговле является одним из базовых условий, которое позволит показать миру, что наш рынок становится более цивилизованным. Страна не может развиваться каким-то своим особым путем, да в финансах это и невозможно", — считает член ГКЦБФР Сергей Бирюк.