Кузница кадров

"Донецких" нельзя назвать новичками во властных структурах — их представители в разные периоды в различной "концентрации" находились у рычагов законодательной и исполнительной власти. Что их до недавнего времени заметно отличало от представителей, скаже
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

"Донецких" нельзя назвать новичками во властных структурах —
их представители в разные периоды в различной "концентрации" находились у рычагов законодательной и исполнительной власти. Что их до недавнего времени заметно отличало от представителей, скажем, днепропетровской или киевской групп — так это отсутствие завышенных амбиций и сосредоточенность на бизнес-интересах в своем регионе. В последнее же время наблюдается противоположный процесс — "донецкая" политэкономическая группа начала стремительное восхождение на ключевые позиции центральной властной вертикали

Ход новейшей истории, похоже, просто не оставил представителям региона иной дороги, нежели форсированное вхождение в высшие эшелоны власти. Тут свою роль сыграли бурный всплеск экономической активности в конце XIX века, политическая молодость в составе Донецко-Криворожской республики во главе с легендарным Сергеевым (Артемом) и высокая востребованность донецких партийцев, имевших опыт работы в крупной промышленности, в управлении хозяйственной и партийной системой СССР эпохи индустриализации. Чего только стоит пример Засядько — бессменного руководителя сталинского углепрома.
Однако это была бы не наша страна, если бы все так гладко продолжалось и дальше. Вслед за героическим восстановлением Донбасса после Великой Отечественной войны — уже к концу 70-х годов ХХ века — ситуация с донетчанами ухудшилась. Несмотря на сильную команду управленцев во главе с Дегтяревым и кристально чистую советскую историю, инвестиции были переориентированы с Восточной Украины на Урал, в Сибирь и Среднюю Азию на освоение перспективных месторождений полезных ископаемых. Соответственно, в советской иерархии выросла роль и других партийно-хозяйственных территориальных "землячеств". При Горбачеве министр угольной промышленности Щадов вообще заявлял о бесперспективности дальнейших вложений в развитие угледобычи в Донбассе и необходимости переориентации советского ТЭКа на более дешевый кузбасский и восточносибирский уголь.
Волна шахтерских забастовок конца 80-х годов, взорвавших Союз, период неопределенности 1989 — 1992 гг. дезориентировали донецкую номенклатуру и ознаменовали затяжную "черную полосу" в истории региона. Провозглашение независимости Украины индустриальный край встретил в состоянии некоторого оцепенения и прострации, поддавшись общей инерции распада системы и во многом покорно исполняя указания киевского начальства.

Реинкарнация руками "красного директората"

Но долго так не могло продолжаться. Первыми в "новую струю" начали вливаться именно "крепкие хозяйственники", быстро оценив выгоды нового положения (благо, в Донбассе, всегда считавшемся "кузницей кадров", были сосредоточены серьезные управленческие кадры советской индустрии). В силу того, что какое-либо политическое влияние на регион было ослаблено, а столица молодого независимого государства как никогда была заинтересована в спокойствии пятимиллионной и взрывоопасной области, донецкая региональная элита смогла активно заняться первичным накоплением капитала.
В ноябре 1991 года директор "Азовстали" Александр Булянда и директор шахты им. Засядько Ефим Звягильский создали Первый украинский международный банк, призванный обслуживать экспортные операции донецких предприятий. В это же время была организована и корпорация "Дон". Эта корпорация, а также созданный в 1992 году при ее участии концерн "Энерго" уже к 1993 году стали крупнейшими игроками на рынке угля СНГ, контролируя поставки топлива на предприятия Украины, Казахстана и России. Из других бизнес-структур, возникших в 1990 — 1992 гг., необходимо выделить фирмы "Атон" Евгения Щербаня и "Дело всех" Владимира Щербаня.
Нарастив финансовую мощь, "донецким" удалось выйти на заметные позиции и в украинской политике. Благодаря массовой волне шахтерских забастовок, которая в июне 1993 года прокатилась по Донбассу и на этот раз была умело использована политиками региона, в правительстве Украины появился новый первый вице-премьер — Ефим Звягильский. Премьером тогда, как известно, был нынешний Президент Леонид Кучма, в итоге не сработавшийся со своим первым замом. Как ни странно, но из правительства ушел не Звягильский, а сам Кучма. Ефим Леонидович стал и. о. премьера. Ему удалось в определенной степени укротить инфляцию, договориться с Россией о поставках энергоносителей и даже приостановить спад производства.
Когда в 1994 году Президентом стал Леонид Кучма, в Донбассе наметились кардинальные перемены. С началом расследования дел, связанных с пребыванием Звягильского на посту и. о. премьера, лидер донецкого директората счел необходимым уехать в Израиль. А контроль над регионом перешел от корпуса бывшего "красного директората" к новой генерации политиков — к молодым "новодонецким", людям от бизнеса. В то время его основу составляли весьма разнородные структуры, подконтрольные Евгению Щербаню, Ахатя Брагину (к тому времени уже ставшему президентом футбольного клуба "Шахтер") и Владимиру Щербаню, избранному в 1994 году губернатором области.

"Молодая кровь"

Эта "большая тройка" в течение ближайшего года "переключила" на себя управление большинством промышленных предприятий Донбасса (Киеву, где шла нешуточная борьба между Президентом Кучмой и руководством парламента, по-прежнему было не до регионов). Опираясь на столь мощную базу, Донецк к концу 1995 года активизировал поиск политической "крыши" среди ряда влиятельных политиков. Тесный контакт был установлен и с тогдашним премьер-министром страны Евгением Марчуком.
Ответная реакция последовала незамедлительно: политический прессинг, судебные разбирательства на фоне трагической гибели Ахатя Брагина. В июле 1996 года указом Президента со своего поста был снят Владимир Щербань, а осенью в Донецком аэропорту убит Евгений Щербань. Прошедшие не так давно судебные слушания по делу о некоторых из этих громких убийств лишь актуализировали целый ряд вопросов, которые и по сей день остаются без ответа. Так или иначе, но итог кровавой бойни очевиден: шествие "донецких" в большую политику было остановлено.
Урок был усвоен, и регион исчез с карты политически весомых центров влияния Украины, оставаясь фактически электоральной вотчиной компартии — вечно заблокированной в "реальных раскладах" окружающей действительности. В среде региональной элиты происходит смена лидера. Владимир Щербань был отстранен от управления финансовыми потоками, и все чаще стали называться двое новых имен: Ринат Ахметов и Виталий Гайдук (впоследствии киевские СМИ окрестили их структуры "донецкой ФПГ"). Первый унаследовал хозяйство Ахатя Брагина (в том числе и пост президента футбольного клуба "Шахтер"), имя второго связано с корпорацией "Индустриальный союз Донбасса". ИСД был создан в конце 1995 года для поставок природного газа предприятиям области.
На этом же специализировалась и небезызвестная корпорация "Единые энергосистемы Украины" во главе с Юлией Тимошенко. Впрочем, после серии убийств донецких предпринимателей и отставки Владимира Щербаня с поста губернатора ведущие предприятия области перешли на закупку газа у ЕЭСУ или напрямую у россиян. ИСД совместно со структурами Ахметова занялся "собиранием" предприятий региона в финансово-промышленные холдинги, воссоединяя разорванные за годы реформ технологические цепочки (прежде всего, "уголь — кокс — металл" — например, фирма "АРС").
Политический потенциал восстанавливался достаточно быстро. Используя вражду "днепропетровцев" (Лазаренко) и пропрезидентских структур, Донецк вновь добился определенных уступок. Губернатором области в мае 1997 года был назначен Виктор Янукович. Первым заместителем губернатора стал Гайдук, однако вскоре он был снят Президентом с этой должности. "Донецкие" намек поняли: "не так быстро" — и отступили.
Знаковым событием, подчеркнувшим перемены в отношениях Президента и региональной элиты, стал переход под контроль "Индустриального союза Донбасса" в конце 1998 года, ставшего годом выборов главы государства, одного из крупнейших предприятий страны — металлургического комбината "Азовсталь".
Донецкий ответ (аванс) Кучме был не менее щедрым: традиционно "красный" Донбасс во втором туре президентских выборов "поддержал" не лидера коммунистов — земляка Симоненко, а действующего Президента, обеспечив ему второй срок пребывания у власти.
К настоящему времени "донецкие" стали крупнейшей финансово-промышленной группой Украины с суммарным (теоретически) годовым оборотом в несколько миллиардов долларов. Дальнейшее развитие основных бизнес-групп Донбасса, скорее всего, будет связано с усилением координации действий между ними (собственно, эта координация уже осуществляется в рамках Партии Регионов, на последнем съезде областной организации которой ее председателем избран Борис Колесников).
Среди последних политических завоеваний "донецких", после того как премьером стал Янукович, можно назвать целый ряд высоких постов, покорившихся представителям региона. Так, кресло вице-премьера по вопросам ТЭК занял Гайдук, которого сменил после неожиданной отставки Клюев, пост Генерального прокурора — Васильев, влиятельными чиновниками стали и другие представители донетчан. Сегодня фракция "Регионы Украины" — вторая по величине после "Нашей Украины". Чего зачастую не хватает как недоброжелателям-критикам "донецких", так и их "неумело подкованным соратникам", так это осознания свершившегося факта: пройдя правдами и неправдами путь "неуютных" 90-х, Донбасс — экономический и политический — выжил, окреп, на деле доказав, что "живет" не только столица нищей державы. Тем самым регион подтвердил, что является государствообразующим — опорой и надеждой страны.
В связи с грядущими президентскими выборами Донбасс в своем теперешнем виде является той козырной картой, умело разыграв которую, кандидат, сумевший найти компромисс с региональной бизнес-элитой и ее киевским лобби, получит очень серьезные шансы на победу. Причем независимо от того, идет ли речь об избраннике с донецкой пропиской, афере с "третьим царством" или иных вариантах.