Первый "донецкий"

Сегодня нередки споры, кому Донбасс обязан своим расцветом. Как ни странно, некоторые по-прежнему считают, что Джону Юзу. Этот англичанин вызвал к жизни металлургию Донбасса и некоторое время не знал себе равных в отрасли. При жизни Юза его предприятие до
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Сегодня нередки споры, кому Донбасс обязан своим расцветом. Как ни странно, некоторые по-прежнему считают, что Джону Юзу. Этот англичанин вызвал к жизни металлургию Донбасса и некоторое время не знал себе равных в отрасли. При жизни Юза его предприятие достигло небывалого успеха благодаря таланту руководителя и мощной поддержке государства

Джон Джеймс Юз родился в 1814 году в Южном Уэльсе. Его отец был инженером и возглавлял металлургический завод. В молодые годы Джон работал на заводе отца. В 28 лет он купил судостроительную верфь и проявил себя очень энергичным и необыкновенно работоспособным бизнесменом. Через пару месяцев Юзу с трудом удавалось разместить заказы на строительство и ремонт судов. В 36 лет Юз приобрел литейный завод. С этого момента все его внимание поглощает производство металлов и сплавов. К сорока годам он возглавляет крупнейшую сталелитейную компанию Британии.

Начало

Молва о талантливом англичанине докатилась и до России. Российское правительство в то время было заинтересовано в укреплении форта Константин на подступах к Кронштадту. Русские представители в Лондоне — генерал Тотлебен и полковник Герн — предложили Юзу инвестировать капиталы в этот проект.

Юз отказался, но от Герна он успел узнать, что на юге России в Донбассе планируется постройка мощного металлургического предприятия с полным циклом производства. Правительство поручило это князю Василию Кочубею. Юз решил опередить Кочубея, тем более что у того не хватало средств для начала строительства.

Решающую роль сыграла протекция члена царской семьи великого князя Михаила. С его помощью Юз добился того, что Кочубей за 24 тыс. фунтов стерлингов продал свои права на строительство завода.

18 апреля 1869 года император утвердил "Договор на образование Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств". По договору британский подданный Джон Юз принимал на себя обязательство образовать акционерное общество с капиталом в 300 тыс. фунтов стерлингов (или 3 млн. руб.) для разработки каменного угля и основания рельсового производства на юге России в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии. В течение трех месяцев со дня утверждения договора Юз обязан был перечислить в один из заграничных банков на счет АО 500 тыс. фунтов стерлингов, из которых 20 тыс. должны были оставаться в банке до полного устройства доменных печей.

В свою очередь, правительство предоставило Юзу ряд привилегий. Например, оно выплачивало премию в размере 50 коп. за каждый пуд рельсов, Юз мог беспошлинно завозить оборудование из Англии, а также получил кредит для строительства от завода до станции Константиновка железной дороги.

Горный инженер Игнатий Фелькнер писал по этому поводу, что "более щедрые гарантии придумать трудно. После столь обильных льгот, дарованных Юзу, вряд ли кто решится на юге России затратить свой капитал на железное дело, ибо будет находиться в невыгодном положении сравнительно с великобританским счастливцем".

Новороссийское общество было образовано в Лондоне 29 мая 1869 года. Почетным его директором стал князь Кочубей, чьи обязанности ограничивались правом присутствия. Главной фигурой общества стал без сомнения Джон Юз, который переехал в Донбасс вместе со своей семьей, чтобы руководить предприятием.

Донбасс

Вскоре на реке Кальмиус возник металлургический завод Джона Юза, а позже и городок вокруг него под названием Юзовка (теперь — Донецк).

Город быстро рос, и если в 1870 году в нем проживало 164 человека, то в 1884-м — уже 5,5 тыс. Хотя первая попытка запустить в действие доменную печь не была успешной, уже с осени 1873 года завод начал работать по законченному циклу. Одновременно на купленных у князя Ливена и у помещицы Смоляниновой землях Юз устроил рудники для обеспечения завода коксовым углем.

Несмотря на климат содействия со стороны правительства, досаждали конкуренты. Железнодорожный магнат Самуил Поляков давно планировал построить металлургический завод в Донбассе с целью продлить Курско-Харьковскую железную дорогу к Азовскому морю. Правительство обещало ему льготную премию за годовой продукт в 500 тыс. пудов.

Ставка государства на Юзовский завод больно ударила по Полякову. Он долгое время категорически отказывался уступить право на свою концессию Юзу. Но все же под нажимом правительственных кругов и протекторов Юза он в 1874 году уступил.

Это дало возможность Джону Юзу монопольно поставлять рельсы для новой железной дороги, которая в 1882 году достигла Мариуполя и связала его предприятие с Азовским морем.

Другим конкурентом Юза стал Дмитрий Пастухов, который в Области Войска Донского основал Сулинский металлургический завод. Но качество продукции завода Пастухова уступало качеству продукции Юза.

Вся история завода свидетельствует о том, что предприятие постоянно расширялось. В известной степени это было обусловлено тем фактом, что российское правительство постоянно оказывало помощь Юзовскому заводу. В 70—80 годы Юз широко использовал ссуды и проявлял немалую изобретательность в нахождении способов казначейского финансирования.

Именно в эти годы рельсопрокатный цех Новороссийского общества работал главным образом по казенным заказам, доля которых равнялась примерно 78% от всей произведенной продукции.

Позже симпатии царской администрации все-таки перешли на сторону старых уральских заводов. В 1882 году, когда был организован Союз рельсовых фабрикантов, в состав которого вошли уральские заводы, правительство поддержало именно его. Но в 80-е годы Юзовский завод был более сильным конкурентом, и его доля в правительственных заказах быстро росла: с 7% в 1882—1884 годах до 23% в 1885—1887-х. Юзовский завод, не принявший участия в соглашении 1882 года, вошел в состав Союза рельсовых фабрикантов в декабре 1890 года.

Технология на предприятии не стояла на месте. Если сначала на заводе использовали доменные печи, то в 1879 году была освоена мартеновская выплавка стали. Это дало возможность производить более надежные стальные рельсы.

Но все же нередкими были и жалобы на качество юзовской продукции. Корень зла был в том, что Юз, желая сэкономить деньги, закупил в Англии оборудование, которое хотя для России и было новинкой, на Западе давно устарело.

Побывавший на юзовском заводе металлург Иван Павлов отмечал: "Трудно поверить, что в то время могли существовать такие примитивные устройства на недавно выстроенном иностранном заводе. В Англии, на родине коксового доменного производства, в то время было много устарелых заводов. И вот такой-то завод англичане устроили у нас".

В будущем это принесло большие проблемы предприятию Юза: вопрос модернизации завода был самой больной темой до конца его существования.

После смерти Джона Юза в 1889 году его дело наследовали четверо сыновей. Но они не смогли выдержать возросшей конкуренции, а также падения цен на продукцию в начале ХХ века. И когда советская власть национализировала завод, то предприятие уже было на грани банкротства.