Только хороших работников много не бывает

Работодатели ломают головы над тем, как повысить производительность труда, жалуются на нехватку квалифицированных кадров. И очень осторожны, когда речь заходит о возможной перекройке штатов
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Работодатели ломают головы над тем, как повысить производительность труда, жалуются на нехватку квалифицированных кадров. И очень осторожны, когда речь заходит о возможной перекройке штатов

Как показали последние опросы "Инвестгазеты", работодатели предпочитают говорить о нехватке квалифицированных кадров, а не о том, что они содержат кто сотню, а кто и не одну тысячу работников, от сокращения которых выиграет производительность труда.

В ходе подготовки этой темы номера, например, на столичном хлебокомбинате №12 нам рассказали, что переизбытка технического персонала на предприятии нет, даже наоборот — наблюдается дефицит ряда рабочих, таких как специалисты по автоматике, электроснабжению. "Не хватает слесарей, электромонтеров", — рассказали на предприятии. Впрочем, наш собеседник признал очевидный переизбыток работников в планово-экономическом отделе: "Их количество явно раздуто, но его не уменьшают, поскольку оно в точности соответствует штатному расписанию. Складывается впечатление, что кадровый реестр был подкорректирован под число работников, а не наоборот". Общее количество работников на предприятии — около 1 тыс. человек, сокращений не было, роста производства тоже.

Юрий Степанов, заместитель директора по кадрам завода №410 гражданской авиации, на вопрос о количестве работников почему-то ответил: "Это секретная цифра. Могу так сказать: больше 2 тыс. человек". Учитывая, что в докризисные времена количество работников не превышало 3 тыс., завод не знал сокращений. "Наоборот, есть нехватка рабочих специальностей, например, станочников", — говорит Степанов.

На киевском заводе "Радар" также сетовали на нехватку персонала. В отделе кадров нам сказали: "Мы не можем допроситься у службы занятости более 100 работников. Но поскольку заказов нет, то мы не можем платить людям такую зарплату, которую они хотят получать". Зачем заводу еще столько работников, если заказов все равно нет, нам не объяснили. Но не преминули упомянуть, что раньше это было ведущее предприятие в оборонной отрасли, на котором работало 17 тыс. человек. Сколько сейчас — не сказали. Подобные воспоминания волнуют не только представителей "оборонки", но и, скажем, химических предприятий.

"Тяжело говорить об оптимизации использования трудовых ресурсов на предприятии, учитывая то, что раньше у нас работали 14 тыс. человек и было 57 цехов и 29 подразделений, а сейчас — пять тысяч и цехов поменьше, — согласился говорить на условиях анонимности представитель руководства ОАО "Днепроазот". — Кроме того, раньше было много специальных и подрядных организации, вроде "Химмонтажа", которые обслуживали наше предприятие. Количество заказов для них настолько упало, что большинство из них просто развалились. А значит и перестали нуждаться в таком количестве квалифицированных кадров".

Начальник отдела кадров киевского завода "Буревестник" Владимир Пыстряк также убежден, что "избытка рабочей силы нет, предприятие испытывает дефицит рабочих специальностей: токарей, фрезеровщиков. Последнее сокращение было три года назад, когда сократили 17 человек инженерно-технического персонала и служащих. Рабочих не сокращали".

"Тем не менее, — признает он, — на предприятии есть кадры, которые работают в режиме неполной рабочей недели или ушли в вынужденный отпуск". И таким образом, не желая прямо признать наличие лишней рабочей силы, Пыстряк подтвердил это косвенно.

Как сокращают

Как рассказала доктор экономических наук, член-корреспондент Национальной академии наук, заместитель директора Института демографии и социальных исследований НАНУ Элла Либанова, начиная с 1994 года несколько раз под ее руководством проводились исследования промышленных предприятий. "В ходе опроса их администрации выяснялось, что большинство компаний может выполнять тот же объем работ меньшим количеством людей, — говорит Либанова. — Но теоретически признать наличие лишних людей и подписать приказ об их увольнении — разные вещи. Уволить людей, отправить их на улицу без зарплаты на крошечное пособие по безработице психологически очень трудно".

Некоторые опрошенные "Инвестгазетой" работодатели также признавали наличие проблемы, и, что самое главное, рассказывали, как они ее решают или уже решили.

Галина Будовская, главный экономист киевского завода "Электроприбор", говорит, что, хотя на предприятии и есть очень небольшое количество работников, которые работают в режиме неполной рабочей недели (это пенсионеры), излишка рабочей силы уже нет. "Было сокращение в прошлом году, сократили 20 человек, выплатили все компенсации и выходное пособие, — рассказала Будовская. — В этом году сокращений не намечается. Сокращения связаны с изменением конъюнктуры рынка: какое-то изделие не пользуется спросом, оно не выпускается, и работники, которые его раньше выпускали, либо переводятся на выпуск других изделий, либо сокращаются. Все те работники, которые могут доказать свою необходимость производству, обладают необходимыми умениями и навыками — все они работают. Некоторые люди (которые заняты на вредных участках) выходят на пенсию раньше, чем достигают пенсионного возраста, мы платим им положенные по закону компенсации".

Сергей Дорофеев, начальник отдела кадров столичного завода "Генератор", рассказал: "От излишка рабочей силы предприятие избавляется с помощью сокращения штатов. В этом году планируется сократить 7% сотрудников, в том числе в ближайшее время — около 70 человек. Это представители тех профессий, которые "отмирают", которые производят ненужную рынку продукцию".

Генеральный директор Николаевского глиноземного завода Юрий Овчинников рассказал, как предприятие сократило штат: функции, не связанные с основной производственной деятельностью, НГЗ передал сторонним подрядчикам и сервисному центру "Металлург" — предприятию, созданному на базе существовавших ранее ремонтных служб завода. При этом обязательными условиями заключения договоров подряда было создание аналогичных рабочих мест и прием по переводу персонала НГЗ. Сервисный центр "Металлург" насчитывает 1126 рабочих мест. Еще 689 рабочих мест созданы в 10 подрядных организациях Николаева.

Переведенные в сервисные структуры работники НГЗ, по словам директора предприятия, не потеряли в размере оплаты труда: в новом дочернем предприятии сохранен весь социальный пакет, включая фонд оплаты труда, социальные льготы, бюджет на обучение. Для сотрудников сервисного центра продолжают действовать установленные для работников завода положения, касающиеся выдачи кредитов на жилье, медицинское обслуживание.

"Главной целью проводимого вывода непрофильной деятельности на аутсорсинг является снижение издержек производства, а также увеличение производительности труда, и как следствие — повышение инвестиционной привлекательности предприятия и конкурентоспособности его продукции на рынке, — рассказал Юрий Овчинников. — В результате мероприятий, связанных с реструктуризацией завода, в 2003 году отмечен существенный рост производительности труда. В сравнении с 2002 годом этот показатель возрос на 30,6%".

Качество трудовых ресурсов деградировало

"Есть вакансии — ИТР, рабочие. Нужны токари, фрезеровщики, слесари, станочники. Особенно сложная ситуация со станочниками. ПТУ все позакрывали, квалифицированных рабочих никто не готовит", — говорит о наболевшем Сергей Дорофеев с завода "Генератор".

"Первое время, когда начался кризис, директора боялись сокращать штаты, рассчитывая на то, что начнется экономический подъем, и тогда понадобятся люди. На самом деле получилось, что за годы кризиса самые лучшие ушли с предприятий, а остался балласт", — утверждает Элла Либанова.

Сейчас такого огромного избытка рабочей силы, как в годы кризиса, на предприятиях нет. Но качественно она стала хуже. Потому что если раньше в избытке были и неплохие работники, то сейчас только плохие. Это очень наглядно иллюстрируют цифры. За 2000-2003 годы, по данным Института демографии и социальных исследований НАНУ, на отечественном рынке труда категория специалистов уменьшилась на 306 тыс. человек, квалифицированных работников сельского хозяйства — на 209 тыс., операторов и сборщиков оборудования и машин — ключевых фигур в современном производстве — на 242 тыс. человек. Зато почти на полмиллиона человек увеличилось число представителей простейших, неквалифицированных профессий.

Корень зла — в деньгах

Мы интересовались на предприятиях размерами средней заработной платы. "Это тоже секретная информация, — предупредил замдиректора завода № 410 гражданской авиации Юрий Степанов, но границы очертил: — До тысячи гривен".

"Основная причина дефицита рабсилы — низкая заработная плата", — сказали нам на столичном хлебокомбинате № 12, где ее средний размер составляет 860 грн. Средняя зарплата по заводу "Буревестник" — 600 грн., но рабочие специальности оплачиваются дороже — 1100 грн. На "Электроприборе" — 653 грн. На "Генераторе" — 700-800 грн. "Радар" нуждается в слесарях-фрезеровщиках, токарях, специалистах ИТР. "Мы предлагаем токарю 1200-1400 грн., но желающих нет. Ведь эта работа сложная, и, конечно, гораздо легче постоять за большие деньги на рынке. Если зайти в цех — там почти все пожилые люди. А ведь кадровый состав не обновляется, и замены ему нет", — говорят на заводе. — Квалифицированные специалисты не пойдут работать за такие деньги".

Благодаря низким зарплатам стало возможным сохранение трудовых коллективов с минимальными по количеству, но ощутимыми по квалификации потерями. В то же время зарплаты, о которых мы узнали на заводах, не вяжутся с заверениями министра промполитики Владимира Шандры, что на госпредприятиях зарплаты не хуже, чем у частников (см. его комментарий). Вызывает удивление также, что министр проблему низкой производительности труда (по словам Галины Будовской, у них на заводе она ниже в три раза по сравнению с аналогичными зарубежными предприятиями) не связывает с избыточной занятостью. Частники, тот же НГЗ, имея даже лучшие показатели, все равно проводят реструктуризацию с присущими ей сокращениями.

За что держатся рабочие, если не за зарплату?

Сами рабочие нередко стремятся во что бы то ни стало остаться на предприятиях. Причем не только на периферии, где, возможно, отсутствуют лучшие возможности на рынке труда. Даже в Киеве — чтобы иметь доступ к социальным благам, которые, как оказывается, все еще могут предоставлять их заводы.

"Многие люди дорожат работой, не хотят увольняться, потому что завод строит ведомственное жилье, вовремя выплачивает зарплату", — сказал Владимир Пыстряк с завода "Буревестник".

"Завод содержит собственную базу отдыха в Пирново — в прошлом году там отдохнуло 45 семей. Есть столовая, в которой работники предприятия могут купить обед за одну гривню. Кто хочет — покупает двойной обед", — рассказала Галина Будовская с "Электроприбора".

"Завод содержит собственные объекты культуры и отдыха. Строим ведомственное жилье. Люди дорожат работой, текучки нет", — сообщил Юрий Степанов с завода № 410 гражданской авиации.

"Есть база отдыха на Черном море. Пытаемся начать строительство ведомственного жилья", — поделился Сергей Дорофеев с "Генератора".

Комментарии

Юрий Овчинников, генеральный директор Николаевского глиноземного завода:

— Наш завод выпускает 1 млн. 300 тыс. тонн глинозема, в этом году запланировано 1345 тыс. тонн. На заводе работает более 2,5 тыс. человек и плюс еще сервисный центр — 1300 человек, у подрядчиков — еще порядка 500 человек. Для сравнения: недавно мы посетили завод в Австралии, который выпускает 3 млн. 900 тыс. тонн глинозема, на заводе работают 1048 человек и 300 человек подрядчиков. На предприятии, подобном нашему, на Сардинии работают всего 400 служащих и получают в среднем по $2 тысячи. Зарплата же наших заводчан — более 2 тыс. грн. Это самая высокая зарплата в Украине среди предприятий горно-металлургического комплекса.

Владимир Шандра, министр промышленной политики Украины:

— Нет на госпредприятиях лишних людей, потому что там сразу идет увеличение задолженности по заработной плате. А если они и есть, то их количество минимально. Как бы ни поднялась минимальная зарплата, государственные промышленные предприятия будут ее платить. Если говорить о сфере ВПК, то во всем мире профильные заводы сверхприбыльны. Рост заработной платы на таких предприятиях вполне может быть адекватен росту зарплат у частных предпринимателей. В этом и есть основная задача правительства — эффективность работы государственных менеджеров должна быть не меньшей, а то и большей, чем у частников. Рынок труда — един. Никто не может удержать человека на заводе, если у него есть более выгодное предложение.