Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

"Вам не нравится система, которая обеспечивала Украину самым дешевым газом в СНГ? Пожалуйста — внедрите другую!"

Бывший руководитель "Нафтогаза Украины" ЮРИЙ БОЙКО считает, что из нынешней газовой перебранки между Киевом и Москвой еще можно выбраться с минимальными потерями. Зато предрекает осложнения в отношениях с Туркменистаном и советует нынешним властям чаще ез

Бывший руководитель "Нафтогаза Украины" ЮРИЙ БОЙКО считает, что из нынешней газовой перебранки между Киевом и Москвой еще можно выбраться с минимальными потерями. Зато предрекает осложнения в отношениях с Туркменистаном и советует нынешним властям чаще ездить в Ашхабад

— Чем можно объяснить достаточно резкую позицию "Газпрома" в отношении Украины?

— В некоторой степени ситуацию спровоцировали мы сами. Если помните, весной нынешнего года состоялись первые переговоры "Газпрома" с нынешним руководителем "Нафтогаза" Алексеем Ивченко и министром топлива и энергетики Иваном Плачковым. Когда украинская сторона только заикнулась, что хочет перейти на денежные расчеты за транзит, россияне сразу ухватились за эту идею. Почему? Да потому что такую форму расчетов они надеются внедрить уже не первый год. Наши, вернувшись домой и посчитав, насколько это убийственно для Украины, попытались сделать шаг назад. Но было уже поздно. "Газпром" тут же начал искать, чем нас прижать. И потребовал газ из украинских хранилищ, который сам туда и закачивал.

— Речь идет о печально известных 7,8 млрд. кубометрах газа, якобы украденных украинской стороной? Вы вообще можете прояснить ситуацию с этими запасами?

— "Якобы". 14 июня представители "Газпрома" подписали акт сверки, где признали его наличие. В последние годы в наших ПХГ всегда хранилось от семи до десяти миллиардов кубометров российского газа. И эти объемы в первую очередь нужны были самим россиянам. Поясню почему. В период пикового потребления отопительного сезона, когда "Газпром" не мог оперативно обеспечить нужные объемы, скажем с Ямала, он отбирал топливо из хранилищ в Западной Украине. Таким образом обеспечивалось бесперебойное снабжение по европейским контрактам. Как правило, речь шла о выкачке 2-3 млрд. кубометров газа в сезон, которые потом восстанавливались в летний период.

По сути, "Газпром" специально поставил нас в позу обвиняемых. А в Киеве вместо того, чтобы профессионально разобраться в ситуации, начали оправдываться и рассказывать — мол, мы этот газ выкупим. Это заставило вмешаться уже и меня и задать вопрос: что вы делаете? Это российский газ, пусть его забирают, если им нужно. Но так, как это постоянно делалось раньше. Каждую осень мы согласовывали режимы отбора российского газа из хранилищ. Это порядка 18 млн. кубометров в сутки по разным направлениям. При этом "Газпром" никогда не требовал больших объемов отбора. Постановка вопроса "отдайте все сразу" выглядит несерьезно. Есть договоры хранения, определены цифры, сколько нужно заплатить при закачке и выкачке, по каким направлениям пойдет газ, в каких объемах и тому подобное.

— А какая польза от российского газа Украине?

— Нам это было выгодно — в год "Нафтогаз" зарабатывал на хранении порядка $40 млн. Плюс за счет российского газа мы обеспечивали дополнительное давление в ПХГ, а значит, можно было экономить собственный ресурс.

Кстати, россияне всегда пытались закачать в наши ПХГ до 15 млрд. кубометров. "Нафтогаз" на это не соглашался, поскольку в таком случае газотранспортной системе могло бы не хватить пропускной способности для газа, который мы сами экспортируем в Европу.

— Вы видите угрозу для энергобезопасности страны в нынешнем газовом конфликте с Москвой?

— Безусловно, и очень серьезную. Нас сознательно ведут к "несанкционированным отборам газа" уже в ближайший отопительный период. О последствиях такого шага для имиджа страны, думаю, говорить не надо. Украине нужно безотлагательно занять очень профессиональную и аргументированную позицию на переговорах с "Газпромом". Все спорные вопросы нужно урегулировать до осени.

— А что вы скажете по поводу нового газового контракта с Туркменистаном? Почему Украина не смогла отстоять бартерные поставки?

— В конце февраля, после подписания очередного газового контракта, всегда выходит постановление туркменского правительства о выделении квот на товарные поставки министерствам. Тогда же и согласовывается так называемый клиринговый коэффициент. Как правило, он составляет 1,73. По такой ставке, например, идут товары из России. Мы имели более льготные условия — для Украины клиринговый коэффициент составлял 2. Это значит, что наши товары поставлялись в Туркменистан с наценкой 100%.

Когда в марте Ашхабад посетил Виктор Ющенко, со стороны президента Туркменистана претензий не было. Однако после смены власти в стране никто не занимался кропотливой работой по выполнению туркменского контракта. На первое июля наша задолженность перед Туркменией по товарным поставкам достигла $490 млн. в отгрузочных ценах. Из-за того, что надо было отправить в Туркменистан специалистов, согласовывать коэффициенты и графики поставок товаров, а наши чиновники вместо этого договаривались о виртуальных газовых контрактах с Францией, "покупали" азербайджанскую нефть и тому подобное.

Туркмены же, прождав три месяца и так и не получив товаров, поняли, что настал момент, когда можно полностью перейти на денежные расчеты. Украину обвинили в мошенничестве, поставили перед фактом и заставили подписать новый контракт без товарной составляющей. Сапармурат Ниязов просто вызвал нынешних газовых функционеров к себе и сказал: теперь рассчитываемся деньгами, а то, что недогрузили товарами, — отдадите один к одному. Никаких коеффициентов. И наша делегация на это соглашается!

— И во что это выльется?

— За первое полугодие мы уже получили около 15 млрд. кубометров туркменского газа. По старой схеме мы бы отгрузили товаров на $220 млн., по новой — заплатим на столько же больше. Вдобавок мы потеряли в Туркмении рынок сбыта на полмиллиарда долларов в год.

— А у "Нафтогаза" вообще будет возможность рассчитаться с туркменами?

— При нынешней налоговой нагрузке — вряд ли. Сейчас говорят, что "Нафтогаз" заплатил в бюджет 5,7 млрд. грн. — в два раза больше, чем в прошлом году. Действительно, заплатил на 2,5 млрд. больше — ровно на столько, на сколько недоплатил туркменам ($200 млн.), и взял кредит у "Дойчебанка" ($300 млн.), которые снова-таки пошли в бюджет. Я еще могу понять, когда кредит берется во время закачки газа в ПХГ, чтобы потом в отопительный сезон его погашать. А тут, по сути, эти деньги НАК просто отправил транзитом в бюджет.

Характерно, что все это происходит на фоне недофинансирования производства. Уже практически остановился рост добычи газа, свернуты инвестиции в ГТС. О зарубежных проектах, над которыми мы бились по 2-3 года, я и вспоминать не хочу. Это классическое "проедание" компании.

В результате такой политики, по моим подсчетам, к концу года мы выйдем на долг перед туркменами в лучшем случае на $200 млн. И тогда с нами будут разговаривать с позиции силы. Как это приблизительно происходит, поясню. Сапармурат Ниязов говорит: "Вы должны двести миллионов. Поэтому цена увеличивается на столько, иначе я перекрываю газ". Еще полутора лет не прошло, как мы старые долги отдали.

— Тем не менее, нынешнее руководство "Нафтогаза" обещает, что осенью мы подпишем 25-летний контракт с Туркменией…

— В это верится с трудом. Мы пытались это сделать, как только туркмены подписали контракт с "Газэкспортом" в апреле 2003 года. Тогда условие Ниязова было одно — согласуйте это с Россией. Леонид Кучма дважды разговаривал по этому поводу с Владимиром Путиным, один раз при мне. Ответ был следующий: мы выкупили весь транзитный газ, поэтому свободных транзитных мощностей вам не остается.

— Еще один проблемный момент газовых отношений с Туркменистаном — посредник. Юлия Тимошенко, например, вообще предлагает от него отказаться. Вы считаете, это возможно?

— Нет. Почему возникает необходимость в операторе? Потому что есть три страны, через которые идет транзит газа, и с каждой из них необходимо договориться. Поверьте, в 2002 году "Нафтогаз" пытался заключить прямые контракты на транзит с тем же Узбекистаном, но у нас этого не получилось.

Благодаря "РосУкрЭнерго" мы фактически перехватили контракт 2003 года между Ашхабадом и Москвой. "Газэкспорт" обязался продать "РосУкрЭнерго" весь закупаемый в Туркмении до 2028 года туркменский газ за 2% комиссионных. Этот газ затем должен поставляться в Украину, где его и выкупает "Нафтогаз". Если эту систему поломать, то никто этот газ в Украине уже не увидит. А если и увидит, то совершенно по другим ценам.

А на заявления Юлии Владимировны у меня есть один ответ: вам не нравится система, которая обеспечивала Украину самым дешевым газом в СНГ? Пожалуйста — внедрите другую!

— Сейчас встал вопрос о закупке 11 млрд. кубометров газа у независимых поставщиков. Вы думаете, "Газпром", который контролирует транзит, на это согласится?

— "Газпром" держит монополию на экспорт газа из России. У них это называется "единый транзитный поток". Как только возникает вопрос прихода независимого поставщика, ставится другой вопрос: хочешь транзита из точки А в точку Б, будь добр вложи в инфрастуктуру столько-то денег. Нет? Тогда отдавай газ на скважине, мы его будем продавать. У меня, например, были нормальные отношения и с "ТНК-ВР", и с "Лукойлом", которые могли выступить в роли поставщика газа в Украину. Однако "Газпром" на это не согласился. Поэтому скорее всего "Нафтогаз" купит только 5-6 млрд. кубометров туркменского газа у "РосУкрЭнерго", как делал и раньше. Этот газ уже в Украине. Его вполне достаточно для закрытия баланса.

— Сейчас между правительством и НАК идет дискуссия по поводу целесообразности экспорта газа в Европу. Каково ваше мнение по этому поводу?

— Нынешний дефицит газа — это как раз то, что "Нафтогаз" с начала года отправил на Запад. Логично, что если у тебя не закрывается баланс — ты не отправляешь топливо на экспорт. С другой стороны, если не будет экспорта, "Нафтогаз Украины" сразу рухнет. В прошлом году мы, например, удерживали цены на внутреннем рынке только за счет того, что заработали $300 млн. чистой прибыли на поставках газа в Европу. Поэтому экспортировать надо, но не вопреки "Газпрому" и внутреннему балансу газа страны, а договорившись со всеми. Тому же правительству кто-то должен объяснить, что "Нафтогаз" — не дойная корова, а гарант энергетической безопасности, и что нельзя наполнять собственный бюджет за счет иностранных поставщиков.