Возвращение к традиции

Страховщики и представители пенсионных фондов ведут затяжную борьбу за деньги пенсионеров. И данная проблема широко освещается в СМИ, важно понять, какие долгосрочные вопросы может решить возможная перестановка на рынке негосударственного пенсионного обес
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Страховщики и представители пенсионных фондов ведут затяжную борьбу за деньги пенсионеров. И данная проблема широко освещается в СМИ, важно понять, какие долгосрочные вопросы может решить возможная перестановка на рынке негосударственного пенсионного обеспечения (НПО)

В бочке меда всегда есть ложка дегтя. И наоборот

Существующая и все более обостряющаяся проблема, думается, не в отсутствии согласия между субъектами негосударственного пенсионного обеспечения, не в стремлении одних финансовых учреждений получить больше полномочий и преимуществ за счет других, наконец, не в межличностном конфликте отдельных руководителей. Различные представления по вопросам становления и развития отечественного рынка капиталов, а также здоровые амбиции личности по самоутверждению — нормальное явление. Более того, это одно из ключевых условий поиска оптимальных решений, которые достигаются в результате согласования. Одна из особенностей систем с конкурирующими взаимодействиями в сфере развивающегося негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) как раз и состоит в появлении уже на данном этапе достаточно стабильных состояний, достигаемых благодаря взаимным компромиссам конкурирующих субъектов. Такие состояния не являются оптимальными (наиболее выгодными) для каждого субъекта в отдельности, например, для страховой компании или для администратора пенсионных фондов, но оптимальны для системы в целом. Поэтому перечисленные факторы не являются первопричиной реальных противоречий и мотивами изменения статуса страховых компаний в сфере НПО. Они — лишь следствие, форма проявления глубинных проблем развития того же фондового рынка, где эти проблемы первыми проявляются на поверхности.

Прежде всего, следует отметить, что банки-хранители, страховые компании, торговцы ценными бумагами, компании по управлению активами и администраторы НПФ находятся на разных стадиях своего развития.

Так уж вышло, что законодатели разрешили одним работать намного раньше, чем другим. Например, страховые компании и банки начали работать в более ранний период и сумели накопить как ресурсы, так и практический опыт своей работы. Кроме того, если деятельность страховых компаний и администраторов пенсионных фондов регулируется Госкомфинуслуг, торговцев ценными бумагами и компаний по управлению активами — Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР), то банки-хранители и вовсе находятся в сфере совместного регулирования ГКЦБФР и НБУ. Поэтому законодатели, опираясь на зарубежный опыт и учитывая вышеназванные факторы, а также последствия отечественных финансовых "пирамид", принимали Закон "О негосударственном пенсионном обеспечении" с основным упором на развитие инфраструктуры украинского рынка и совершенствование технологий предоставления финансовых услуг населению. Соответственно, ставка была сделана на развитие создаваемых в новых условиях компаний по управлению активами, администраторов пенсионных фондов и непосредственно негосударственных пенсионных фондов. Планировалось, что со временем со стороны новосозданных структур будет возрастать спрос на услуги торговцев ценными бумагами и фондовых бирж, депозитариев и банков-хранителей, наконец, тех же страховых компаний.

Есть о чем вспомнить

С развитием рынка капиталов, безусловно, возникает необходимость в новых правилах и обычаях или изменении старых. Однако это не означает потребности менять то, что еще не было апробировано на практике, не стало препятствием для дальнейшего совершенствования. Помнится, еще в недалеком прошлом не успели на развивающемся отечественном фондовом рынке укрепиться портфельные инвесторы, а один за другим пошли указы и нормативные акты в поддержку прежде всего стратегических инвесторов (как сейчас выясняется, приобретавших объекты приватизации по слишком заниженным ценам). Тогда же и была похоронена идея создания "фондового зонтика", предполагавшая широкое развитие инфра- структуры фондового рынка с депозитарно-клиринговой системой и котировочными центрами, где бы формировались справедливые рыночные цены на акции и другие ценные бумаги. Также с середины девяностых годов не смогли на отечественном рынке "нарастить мускулы" инвестиционные компании и фонды. Только первые из них начали осуществлять посредническую деятельность в процессе приватизации, как тут же были внесены соответствующие изменения в действующее тогда законодательство, и аналогичные лицензии стали получать коммерческие банки. У первых был исключительный вид деятельности, у других — дополнительный инструмент решения узкокорпоративных задач. Теперь хорошо известно, кто из этих финансовых институтов в неравной конкурентной борьбе ушел далеко вперед, как и хорошо известны ныне аутсайдерские позиции нашего фондового рынка. Можно и далее приводить подобные примеры из недалекого прошлого фондового рынка, которые и банкиров, и страховщиков, и всех нас учат видеть главную задачу в создании действенного и эффективного механизма, устанавливающего равные и четкие правила поведения для всех без исключения и обеспечивающего выявление и жесткое пресечение любых попыток отклонения от них.

Поэтому в ходе становления в Украине негосударственного пенсионного обеспечения уже сегодня видится основная проблема в поддержании такого порядка осуществления диверсификации рисков, персонифицированного учета, ограничений по составу и структуре инвестирования пенсионных активов, который в наибольшей степени отвечал бы национальным интересам страны. При этом важно признать, что множество разнообразных финансовых инструментов, операций с ними и большого числа субъектов НПО будут обуславливать необходимость функционирования системы развития и регулирования данного сегмента рынка не как раз и навсегда заданной системы правил, а как большого, сложного, постоянно развивающегося организма. Вот почему противоречие между потребностью в поддержании стабильности правил деятельности в сфере НПО и необходимостью их корректировки с учетом изменяющейся практики неизбежно будет порождать проблему регулирования этой сферы. А именно поиска, например, Госкомфинуслуг и ГКЦБФР баланса между новшествами и традициями, между укоренившимся укладом и требованиями жизни. Но прежде давайте уже на выбранном пути поработаем хотя бы 5-10 лет в существующем правовом поле, что позволит значительно глубже понять сущность отдельных проблем.

Каким путем пойти?

Итак, какой же путь выбрать, чтобы прежде всего уберечь пенсионные активы от недобросовестного использования или ошибок субъектов НПО? Если внести соответствующие изменения в действующее законодательство, на которых настаивают отдельные страховщики, то значит довериться исключительно той или иной страховой компании. В этом случае они будут нести единоличную ответственность перед своими клиентами. Наши же законодатели, принимая Закон Украины "О негосударственном пенсионном обеспечении", утвердили хорошо зарекомендовавшую, например, в США, Великобритании, Голландии, странах Восточной Европы и России схему коллективного инвестирования пенсионных активов. Она требует от участников НПО доверять пенсионные взносы не одному, а нескольким ответственным перед ними лицам: исполнителю — компании по управлению активами пенсионных фондов и относительно независимым от нее контролерам — банку-хранителю и администратору НПФ. Думается, что все же второй путь особенно актуален для украинского рынка капиталов, где еще не забыты последствия деятельности нелицензированных финансовых компаний.

Нельзя не отметить и тот факт, что в уже разработанных нескольких десятках нормативно-правовых актов Госкомфинуслуг и Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку страховые компании в новой роли, естественно, не рассматривались. Если же кратко сформулировать требования этих госорганов к деятельности компаний по управлению активами, банкам-хранителям, администраторам НПФ и самим пенсионным фондам с точки зрения предотвращения злоупотреблений, то они будут выглядеть следующим образом:

— информационные материалы и документы, предназначенные для участников НПФ, должны отражать реальное положение дел и не содержать ложной информации;

— должна быть продумана система защиты пенсионных активов от растраты лицами, имеющими к ним доступ;

— инвестиционная деятельность должна осуществляться в строгом соответствии с действующим законодательством и инвестиционной декларацией, утвержденной советом негосударственного пенсионного фонда;

— инвестиционные доходы участников НПФ должны соответствовать размерам пенсионных накоплений на индивидуальных пенсионных счетах этих участников;

— деятельность субъектов НПО должна соответствовать как законодательно утвержденным, так и собственным регламентирующим инструкциям и правилам.

Если же меры государственных регулирующих и контролирующих органов будут соответствовать задаче максимальной защиты участников НПО, то результатом может стать ликвидация всех кажущихся преимуществ для страховых компаний. Действительно, можно ожидать для этих компаний детального регламента по разделению функций управления пенсионными активами и администрирования вплоть до требования территориального отделения служб, занимающихся в системе негосударственного пенсионного обеспечения. А жесткое соблюдение ограничений по составу и структуре инвестирования пенсионных активов может стать куда более грозным, чем все самые строгие меры Госкомфинуслуг. Возможно, все это излишние страхи, но вероятность такого подхода (опять-таки соответствующего логике недопущения повторения финансовых скандалов) выше, чем вероятность либерализма. И надо также признать: чем более детальным и точным будет это регулирование, тем выше вероятность того, что будут сведены к минимуму ошибки и злоупотребления в сфере негосударственного пенсионного обеспечения.

Таким образом, жестко регулируемые сегодня компании по управлению активами, банки-хранители, администраторы НПФ и сами пенсионные фонды дают гарантии и инструментарий для расширения услуг на отечественном рынке капиталов. Притом, что в либерально регулируемом (пока) секторе страховых услуг именно при возможной реализации новой стратегии для страховых компаний в сфере негосударственного обеспечения будет и уже сейчас возникает большое количество вопросов. Будут ли эти вопросы временными или породят дополнительные сложности, сказать трудно.

Тем не менее, поиск компромисса между страховыми компаниями и субъектами, обслуживающими НПФ, по рассмотренным вопросам в законодательном процессе необходим и желателен. От его решения в конечном итоге будут зависеть реальные контуры цивилизованного рыночного пространства в сфере негосударственного пенсионного обеспечения.