25 ноября, 15:11

С танцами, но без гопака: о фильме ужасов "Суспирия"

С 22 ноября в кинотеатрах идет долгий фильм ужасов "Суспирия" Луки Гуаданьино, действие которого происходит в школе танцев

Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино
Кадр из фильма ужасов «Суспирия» Луки Гуаданьино

"Суспирия", да не та

Фильм Луки Гуаданьино, произведенный в копродукции Италии и США, является римейком и одновременно безграничной данью уважения одноименной итальянской ленте Дарио Ардженто 1977 года, которая считается одной из вершин творчества классика итальянского "ужасного" кино.

Премьера новой картины состоялась в сентябре этого года в конкурсе Венецианского МКФ. До этого режиссер показал ленту Квентину Тарантино, который расплакался во время просмотра.

Шесть (!) актов с эпилогом

Подобную эмоциональную реакцию, безусловно, хочется объяснить мастерством, с которым Лука Гуаданьино затягивает зрителей в воронку таинственной истории. В то же время, нужно сразу предупредить, что попадут в эту воронку не все. Так что, вполне возможно, у некоторых слезы выступят на глазах не от переизбытка чувств, но из скорби по потерянному в кинотеатре времени.

Ведь, в отличие от 98-минутного оригинала, новая "Суспирия" длится долгих 152 минуты. И этот хронометраж обусловлен не обилием развлекательных аттракционов (как, например, в "раздутых" по времени голливудских комиксах), но весьма размеренным темпом повествования. Его Лука Гуаданьино расчленяет на шесть актов, присовокупив к ним эпилог и даже миниатюрную сцену после титров, которую смотреть совсем необязательно.

Танец, танец и еще немного танца

Действие ленты происходит в промозглом Берлине в 1977 году, куда прибывает американка Сьюзи (Дакота Джонсон) — поступать в знаменитую женскую школу танца, невообразимым образом пережившую и правление нацистов и послевоенные штормы. Как раз накануне ее приезда пропадает балерина Патриция (Хлоя Грейс Морец), у которой были проблемы, как с психикой, так и с законом. Так что Сьюзи после прослушивания не просто берут в труппу, но и определяют на ведущую партию пропавшей.

Репетициям танцевальных номеров Лука Гуаданьино уделяет пристальное внимание, подолгу останавливая "глаз" камеры на движении тел, сценических взаимодействиях исполнительниц и реакциях, которые они вызывают у класса, репетиторов и, главным образом, у тонкорукой мадам Бланш (Тильда Суинтон), которая несколько по-рыбьи взирает на мир, выпуская из приоткрытого рта дым папиросы.

Пик ужаса

Единственной девушкой, смеющей бросить вызов знаменитой балерине и хореографу, оказывается русская Ольга (Елена Фокина), которая обвиняет руководительниц школы в пропаже Патриции, называя их ведьмами и прощально громко хлопая дверями.

Нужно отдать Луке Гуаданьино должное, он тут же подтверждает, что эти слова — не эвфемизм, но объективная оценка ситуации. И дарит одну из наиболее ярких и одновременно жутких сцен картины, в которой выразительно материализует "силу искусства": каждое движение танца Сьюзи коллективной волей ведьм приводит к травмам и увечьям Ольги, находящейся в другом танцевальном классе.

Традиционные приемы иллюзии

К сожалению, в дальнейшем "Суспирия" возвращается в русло неспешного рассказа, наполненного ожиданием остросюжетных "всплесков", сбыться которым суждено будет лишь спустя часа полтора — непосредственно в финале (до него, к слову, дотерпели не все зрители коммерческого сеанса, с которыми я смотрел фильм).

Лука Гуаданьино использует традиционные приемы создания иллюзии, подтверждающей опасно магический характер творящихся событий. С помощью монтажа он замещает одного персонажа в кадре другим, показывая умение ведьм менять личины, разделяет звук и изображение, демонстрируя, как ведьмы общаются друг с другом, не открывая рта, раз за разом фиксирует отражения героев в зеркалах, тревожно укачивая зрителей движениями камеры, и сочиняет для Сьюзи кошмары, наполненные пугающими образами.

Кровавые брызги

Страх и тревога оправданы — ведьмы собираются использовать Сьюзи в жутком ритуале, регулярно подтверждая это решение кривыми усмешками, хищными взглядами и прагматичными разговорами.

В итоге, неизбежность трагичного исхода становится столь очевидна, что даже традиционные для фильмов ужасов ночные походы в темный подвал в поисках правды теряют свою остроту, утопая в болоте фатализма.

Разогнать сумрак предрешенности Луке Гуаданьино удается только в финале — благодаря (наконец-то!) интенсификации действия и выразительно размашистой постановке шабаша. Он решен в черно-красных тонах, гармонирующих с широкими потоками жертвенной крови, заливающей подвальное пространство, но главное — впервые поворачивает кривую сюжета в неизвестном направлении, заставляя зрителей хотя бы немного удивиться происходящему.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Повесть о настоящем дровосеке: о фильме ужасов "Мэнди"

Рыжекосая Дакота Джонсон и три Тильды Суинтон

Главные роли в "Суспирии" играют Дакота Джонсон и Тильда Суинтон, демонстрирующие узнаваемые черты своих актерских талантов.

Дакота Джонсон также являет миру густую рыжую заплетенную косу. Она с выдающимся мастерством сохраняет маску относительной безмятежности, иногда улыбаясь краешками губ. Подобное выражение лица раз за разом диссонируют с происходящим, но до поры до времени это можно оправдать происхождением Сьюзи, выросшей в изолированной общине амишей.

Тильда Суинтон, в свою очередь, играет в "Суспирии" сразу три роли — уже упомянутой мадам Бланш, престарелого психиатра, который, покряхтывая, пытается узнать, что случилось с Патрицией, его пациенткой, и еще одну ведьму — целиком и полностью слепленную из многих килограммов выразительно отталкивающего грима.

Особого художественного смысла в подобной многозадачности нет. Она позволяет Тильде Суинтон в очередной раз продемонстрировать свой нетривиальный талант, Луке Гуаданьино — признаться в любви к актрисе, а еще — избавить женское пространство "Суспирии" от актера в заметной роли (не смотря на ужасное поведение ведьм, в художественной иерархии картины они стоят много выше мужчин, что отражено и в закадровом распределении ролей).

Параллельные истории и политика

Наличие параллельной истории психиатра, который с трудом передвигается по разделенному стеной "холодной войны" Берлину, является одним из факторов, стопорящих развитие ленты. Тормозом оказывается также исторический политический контекст, по сути, мифологических событий, происходящих в балетной школе.

Правда, многочисленные сообщения о борьбе с террористической организацией "Фракция Красной Армии" все же имеют утилитарный смысл. Депрессивное уныние, которое они вызывают, хотя бы отчасти оправдывает поведение персонажей, бродящих под гадким проливным дождем без зонтов и даже шапок, будто не замечая ненастья.

Общая же тягостная хмурость "Суспирии", скорее, укачивает и клонит в сон, чем рождает ужасное напряжение, характерное для жанра. И даже танец, за которым так пристально наблюдает Лука Гуаданьино, ситуацию спасает не особо. Все же в знаменитой берлинской школе разучивают совсем не зажигательный гопак.

Не пропустите самые важные новости и интересную аналитику. Подпишитесь на Delo.ua в Telegram

автор:
раздел:
теги:

По теме:

Женское дело: о "Вдовах" Стива Маккуина
Lifestyle 17 ноября, 02:11

Женское дело: о "Вдовах" Стива Маккуина

С 15 ноября в кинотеатрах идет фильм об ограблении "Вдовы", в котором остросюжетный жанр борется с политическим пафосом режиссера, замечает Сергей Васильев

Повесть о настоящем дровосеке: о фильме ужасов "Мэнди"
Lifestyle 22 ноября, 20:11

Повесть о настоящем дровосеке: о фильме ужасов "Мэнди"

С 22 ноября в ограниченном кинопрокате идет фильм ужасов "Мэнди", в котором Николас Кейдж демонстрирует все грани сумасшествия, замечает кинокритик Сергей Васильев