Lifestyle 01 декабря 2019 в 15:24

Трезвый взгляд со стороны: об исторической драме "Цена правды"

28 ноября в кинопрокат вышла историческая драма Агнешки Холланд "Цена правды" — о том, как журналист Гарет Джонс узнал правду о Голодоморе и донес ее миру

Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма "Цена правды"

Свой и чужой взгляд на Голодомор

Фильм ветерана мирового кино Агнешки Холланд "Цена правды", совместно созданный Польшей, Великобританией и Украиной (кинокомпания "Кинороб", при поддержке Госкино), рассказывает историю уэльского журналиста Гарета Джонса, который в марте 1933 года побывал в советской Украине, своими глазами увидел ужасы массовых голодных смертей и, вернувшись из СССР, стал описывать в прессе увиденное, одним из первых открыв миру, пребывающему в неведении (или комфортно закрывающему на происходящее в СССР глаза), правду.

Это уже третий фильм о Голодоморе в украинском кинопрокате за последние пять лет: после украинского "Поводыря" (2014) Олеся Санина, в котором трагические события были пропущены сквозь фильтр восприятия американского парнишки, оставшегося сиротой, а тема организованного советской властью голода была дополнена историей уничтожения украинской культуры как таковой, и канадской героической мелодрамы "Горькая жатва" (2017) Джорджа Менделюка, — скорее, костюмной фантазии на тему взаимоотношений украинского крестьянства с советской властью, чем полноценного исторического кино.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Ожидаемо и неожиданно

Принципиальное — и весьма выгодное — отличие "Цены правды" от указанных лент заключается в том, что это фильм, в котором неукраинский взгляд на Голодомор за камерой дополнен взглядом стороннего наблюдателя на Голодомор в кадре.

Поэтому, с одной стороны, картина, мировая премьера которой в феврале этого года состоялась в конкурсной программе Берлинале, вполне оправдывает высокие "официальные" ожидания, связанные с работой на столь важную и болезненную для Украины тему, и, в то же время, оказывается неожиданной — благодаря тем смысловым акцентам, которые расставляет Агнешка Холланд и которые, пожалуй, для украинских авторов были бы не столь важны.

Цена правды

На премьере фильма "Цена правды" в Киеве: режиссер Агнешка Холланд и актер Джеймс Нортон, сыгравший Гарета Джонса. Фото предоставлено Film.ua

Последовательно, в меру дотошно и шаг за шагом показывая советский вояж Гарета Джонса (Джеймс Нортон, максимально адекватно озвученный Павлом Скороходько) и холодно фиксируя массовые голодные смерти, которые он открывает в Украине, режиссер в своем повествовании даже больший акцент делает на том, как меняется отношение героя к СССР по мере узнавания его изнутри, и как (и почему) это отношение к СССР не меняется у большинства других иностранных корреспондентов во главе с лауреатом Пулитцеровской премии Уолтером Дюранти (Питер Сарсгаард), расквартированных в Москве.

Энтузиазм Донбасса

В дебюте картины пышущий энтузиазмом Гарет Джонс, рассказывая о том, как общался с Адольфом Гитлером, пришедшим в Германии к власти после поджога Рейхстага, указывает на то, что Великобритания, чтобы противостоять ему, должна заключить союз с СССР. Ведь в мире, охваченном жутким экономическим кризисом, Советский Союз умудряется развивать промышленность, тратя направо и налево средства, которых у него нет и быть не должно.

Это обстоятельство, впрочем, кроме восхищения вызывает вопросы, на которые Гарет Джонс и пытается получить прямые ответы, приехав в Москву. А когда понимает, что тут может лишь выслушивать обтекаемые тезисы, одобренные советской цензурой, да участвовать в оргиях, организованных Уолтером Дюранти (самый неожиданный сюжетный завиток ленты), — находит возможность попасть в Украину, чтобы самостоятельно, без опеки приставленного к нему сопровождающего (один из немногих украинских артистов ленты Олег Драч), пройти по умирающим селам Донбасса.

Изображение как слово

Цена правды

Кадр из фильма "Цена правды".

Этот одинокий путь героя по укутанным густым снегом мартовским полям и обезлюдевшим селам, во время которого он на своей шкуре познает реальность голода и сталкивается с ужасами голодных смертей — во всей их жути, подробностях и многообразии, — является наиболее сильным и эмоционально убедительным фрагментом картины.

Агнешка Холланд достигает сбивающего с ног результата простыми, лаконичными и прямолинейными, но от этого не менее эффективными, приемами, указывающими на ту категорическую разницу, которая существует между угасанием жизни в Украине и, собственно, жизнью за ее пределами:

- предпочитая аскетичную реалистичную материальную сдержанность внешнему историческому богатству классических британских эпизодов и показательному советскому "параду" (воссозданному временами, увы, несколько приблизительно);

- выбирая практически черно-белую цветовую гамму (белый снег и черная земля), контрастирующую с палитрой остальных эпизодов точно так же, как теплый огонь свечи, играющий отблесками на радостно обнаженном теле, контрастирует с холодным зимним солнцем, освещающем задубевший серый труп, покрытый трупными пятнами;

- демонстрируя чревоугодие вне Украины и постоянное желание есть внутри нее: в "Цене правды" много сцен, в которых принимают пищу, но лишь в охваченной голодом Украине этот процесс дополнен физическим, сводящим с ума ощущением голода (Джеймс Нортон мастерски передает его в сценах, звенящих тишиной, а оператор-постановщик Томаш Наумюк дополнительно усиливает, к примеру, выделяя в пасмурной гамме оранжевую кожуру апельсина).

Идеология — своя и чужая

На контрасты между "сытым" и "голодным" Агнешка Холланд продолжает усердно опираться и в дальнейшем, иллюстрируя попытки героя, возвратившегося из СССР, донести информацию об увиденном миру, и то, как Гарет Джонс раз за разом натыкается на глухую стену неприятия западным истеблишментом его — очевидца — правды.

Гарет Джонс

Кадр из фильма "Цена правды"

Исследуя этот конфликт, режиссер, пожалуй, даже слишком показательно и упрощенно (пусть и совершенно в духе обозначенных художественных и мировоззренческих приоритетов) сталкивает Гарета Джонса, изменившего свое изначальное отношение к СССР, с Уолтером Дюранти, который своего отношения к СССР не меняет, категорически опровергая из Москвы любые заявления о голоде в Украине.

Однако и тут все же немного приоткрывает многослойный характер подобного решения игнорировать факты, предпочитая им пропагандистские басни, вкладывая в уста Уолтера Дюранти реплику: "Настоящие монстры — это банкиры". То бишь, зло гнездится в капиталистических США, а не в сталинском советском лагере, где на костях миллионов пытаются построить коммунизм.

От Гарета Джонса к Джорджу Оруэллу

В 1937 году французский режиссер Жан Ренуар в одной из своих статей указывал на то, что собственники газет охотно размещают "утки" о советском режиме, но не высказываются негативно о нацистской Германии, и в качестве примера мимоходом упоминал о сообщениях, что "в Киеве жители ели своих детей", само собой, не принимая их всерьез.

Одна из главных заслуг фильма Агнешки Холланд в том, что он вскрывает механизм подобного отрицания фактов не из циничной корысти, но ради высших целей — сохранения привлекательной идеологии в девственной чистоте и нежелания от нее отказаться, давая шанс за шансом негодяям, которые якобы воплощают ее в жизнь.

Эта внутренняя психологическая драма постепенного осознания гнусной реальности и своих в ее отношении заблуждений находит свое отражение на втором плане "Цены правды" — в историях журналистки Ады Брукс (Ванесса Кирби), помогающей герою в его расследовании, и даже, отчасти, Джорджа Оруэлла (Джозеф Моул), цитаты из "Скотного двора" которого обрамляют ленту дополнительной рамкой смысла.

Сергей Васильев для delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Чи потрібен вам касовий апарат? РРО для підприємців в 2021 році — Ірина Нараєвська
Загрузка...