Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Серые кардиналы политики: герои или злые гении?

Жан-Леон Жером – Серый кардинал

Отец Жозеф и Питер Альтмайер, Стивен Миллер и Дмитрий Торнер. О них известно все и одновременно ничего. Кто они, «серые кардиналы» политики?

Экскурс в историю

«После короля и кардинала имя господина де Тревиля, пожалуй, чаще всего упоминалось не только военными, но и горожанами. Был еще, правда, отец Жозеф, но его имя произносилось не иначе как шепотом: так велик был страх перед «серым преосвященством», другом кардинала Ришелье», — это цитата из романа Александра Дюма «Три мушкетера». 

Отец Жозеф — не вымысел Дюма-старшего, это действительно историческая личность. Он никогда не занимал влиятельных должностей. Это был монах, наиболее приближенный к кардиналу Ришелье и выполнявший для него наиболее деликатные поручения. Лишь перед своей смертью в 1638 году отец Жозеф получил сан кардинала. А «серым преосвященством» Дюма его назвал потому, что монах носил рясу серого цвета, так как принадлежал к Ордену капуцинов. Именно со времени появления книги в свет в 1844 году выражение «серый кардинал» приобрело некий универсализм. «Серыми кардиналами» стали называть людей, которые хоть и не занимали высшие должности, но в силу своего авторитета, связей, ресурсов влияли на правителя, политику и на процессы принятия решений. И хотя к «серым кардиналам» причисляют, как правило, политиков, иногда к этой касте относят ближайших родственников, советников, доверенных лиц.

Надо отметить, что общество и СМИ достаточно предвзято относятся к людям, которых называют «серыми кардиналами». Сложно сказать, почему возник такой паттерн. Возможно, из-за того, что жизнь «серых кардиналов» была всегда окутана флером тайны. А там, где тайна, всегда есть место для домыслов. Иногда самых фантастических. 

Серые кардиналы в мире

Итак, кого в наше время в мире причисляют к "серым кардиналам"? В 2019 году авторитетный The Guardian опубликовал список — ТОП-10 людей, влияющих на политику, но остающихся в тени. Мы не будем перечислять весь список, а лишь остановимся на наиболее известных фигурах. Сегодня некоторые из них занимают иные должности, поэтому укажем их так, как тогда их представило издание. 

Итак, на 1 месте указан Владислав Сурков — советник президента РФ. Фигура, безусловно, одиозная. Именно он является советником Путина по Украине. Очевидно, что Сурков — очень искушенный «серый кардинал», практикующий политику постправды, умеющий на практике организовывать кампании влияния.  

2 место — Сибет Ндиай, официальный представитель правительства Франции. Ее считали главным защитником инклюзивной, толерантной и щедрой Франции. Той Франции, которую обещал президент Макрон после своего избрания. 

3 место — Аджит Довал, советник правительства Индии по нацбезопасности, автор концепции безопасности, которую многие называют его именем — «доктрина Довала». Сыграл решающую роль в аннулировании особого статуса региона Джамму и Кашмир.  

4 место — Стивен Миллер, старший советник президента США Дональда Трампа, отвечавший за вопросы миграции. Считается, что именно к его мнению прислушался Трамп, когда вводил запрет для мигрантов из мусульманских стран и реализовывал проект строительства стены на границе с Мексикой.

6 место — Питер Альтмайер, в разное время занимавший должности министра по охране окружающей среды, министра экономики и министра финансов. Но, пожалуй, наибольшее влияние на Ангелу Меркель он оказывал в 2013-2018 гг., когда занимал пост главы ведомства федерального канцлера и федерального министра по особым поручениям. Считается, что именно он помог Меркель справиться с кризисом в Греции, защищал и внедрял ее «неоднозначную политику открытых дверей в отношении сирийских беженцев», пишет The Guardian.

Всех этих людей назвали «серыми кардиналами». Но, согласитесь, лишь к одному один из перечисленных — Суркову — у нас негативное отношение. Остальные хотя и влияли на принятие решений, но при этом работали во благо.

Серые кардиналы в Украине

В разное время титула «серый кардинал» у нас удостаивались люди, близкие президентам. В эпоху Леонида Кучмы роль «серого кардинала» принадлежала Виктору Медведчуку. Занимая должность главы Администрации президента в 2002-2005 годах, Медведчук обладал всеми инструментами оказания влияния на процесс принятия политических решений. Особенно усилил свое влияние Медведчук к концу каденции второго президента Украины, но грянула Оранжевая революция, и, еще немного поиграв в политику, Медведчук, казалось бы, утратил этот титул навсегда. Однако это не так. Он снова стал «серым кардиналом» уже при пятом президенте Петре Порошенко. Впрочем, функции его теперь отличались от тех, которые он выполнял при Кучме. После российской агрессии именно Медведчук стал «переговорщиком» на переговорах с Россией и с представителями незаконных вооруженных формирований на Донбассе, а также занимался вопросами обмена пленными. В 2019 году он сложил с себя полномочия переговорщика. И, несмотря на это, а также на возбужденные против него уголовных дел и домашний арест, Медведчук и сегодня считается «серым кардиналом» украинской политики.

При Викторе Ющенко серым кардиналом называли Виктора Балогу, который занимал должность главы Секретариата президента. Кстати, расположился Балога в том же кабинете, что и Медведчук, только на 4 года позже. Как и его коллега по цеху, Балога также влиял на процесс принятия решений, но была у него еще одна функция — он также был верным генералом Ющенко в его войне против премьер-министра Юлии Тимошенко. 

«Серым кардиналом» президента-беглеца Виктора Януковича считался Юрий Иванющенко. В отличие от предыдущих, Иванющенко не работал в президентской администрации. Он был народным депутатом от «Партии Регионов», но именно его СМИ и эксперты называли человеком, к которому наиболее прислушивается Виктор Янукович. Отметим, что двух глав администрации Януковича – Сергея Левочкина и Андрея Клюева —также называли «серыми кардиналами».

При Петре Порошенко глав Администрации президента Бориса Ложкина и Игоря Райнина «серыми кардиналами» никто не считал. Но были в орбите Петра Алексеевича другие люди, которые этот сан носили по праву — Игорь Кононенко и Александр Грановский. Первый отвечал за внутреннюю политику, финансовые вопросы, а второй — за решение вопросов в судах и правоохранительных органах.

Ну а при Владимире Зеленском эту роль по праву играет Андрей Ермак — глава Офиса президента. Считается, что именно он «убрал» с политической сцены своего предшественника Андрея Богдана. Сегодня Андрея Ермака считают тем, кто не только влияет на главу государства и процессы, а иногда даже «решает за президента».

Можно отметить одну украинскую особенность. Эпитет «серый кардинал» у нас имеет явно негативный окрас. Но, учитывая мировую практику, очевидно, что «серый кардинал» может и теоретически, и фактически играть и конструктивную, позитивную роль (те же Сибет Ндиай и Питер Альтмайер). У нас также принято называть «серыми кардиналами» тех, чья роль в каких-либо процессах до конца не ясна. И здесь эксперты, журналисты, как правило, оперируют домыслами. Обыватель зачастую не обращает внимания на такие осторожные формулировки, как «якобы», «возможно связан», «вероятно, имеет отношение». Месседж и сам контекст часто сконструированы таким образом, чтобы обыватель ассоциировал определенную личность с «серым кардиналом». И сама по себе эта ассоциация уже определяет негативное отношение к персоне. 

Например, как это происходило с тем же Сергеем Шефиром. Сегодня Сергей Шефир занимает должность первого помощника президента. Сам он еще до своего назначения на Банковую говорил буквально следующее: «Я равнодушен к должностям и портфелям,  я не равнодушен к Зеленскому. Как я вижу свою задачу? Хочу, чтобы он остался человеком, став политиком. Мне кажется, это самое главное. Я буду там, где нужен, и знаю, что он меня не подведет». 

Отсюда следует, что Владимир Зеленский прислушивается к мнению Шефира. Но многие из нас расценивают это как то, что Шефир диктует Зеленскому, что тот должен делать.  

Или же пример с Дмитрием Торнером, которого журналисты зафиксировали на выходе из Офиса президента в феврале 2021-го. 

Торнера называют «переговорщиком» Дмитрия Фирташа. Безусловно, этому способствовала та информация, которая появилась в СМИ относительно его встречи с Руди Джулиани, личным адвокатом тогдашнего президента США Дональда Трампа в Париже весной 2019 года. Единственной версией, которая возникла тогда у журналистов, были возможные переговоры о поиске компромата на соперника Трампа на выборах — Джо Байдена. На ней все и сошлись, хотя только участники встречи знают, что на ней обсуждалось. Все остальное версии и домыслы. 

С разными, но, безусловно, влиятельными людьми, в том числе с первыми лицами государств, Торнер встречался в разных местах. С Дмитрием Фирташем — в Вене, с Игорем Додоном (на тот момент президентом Молдовы) и его соратниками — в Кишиневе. Об этих встречах неоднократно писали многие СМИ. 

Окончательно за Торнером закрепился статус «переговорщика» после того, как его заметили около Офиса президента Украины в Киеве. И это событие также стало объектом пристального внимания средств массовой информации.

Очевидно, что президенты и/или их ближайшее окружение, экс-мэры Нью-Йорка и личные адвокаты американских президентов просто так ни с кем не встречаются. То есть уровень Торнера, как возможного переговорщика или лоббиста, называйте, как хотите, чрезвычайно высок. А предмет встреч, на которых он участвует, уж точно не завораживающая красота Эйфелевой башни, вкус венского кофе, коллекционное молдавское вино или киевские пробки.

Всегда переговоры между политическими акторами были покрыты флером таинственности, что давало пищу для размышлений и способствовало появлению иногда уж совсем взаимоисключающих версий. 

Как бы там ни было, факт остается фактом: в мире политики непубличные переговоры — это норма. И это явление будет существовать всегда. Лоббизм, непубличные переговоры и договоренности всегда были частью политики и будут ею оставаться. И не всегда эти переговоры должны становиться достоянием общественности. Ведь зачастую речь идет, в том числе, и о вопросах национальной безопасности, например. 

Более того, когда такая информация предается огласке, это зачастую свидетельствует об активизации некой закулисной борьбы, о реальной подоплеке которой широкая общественность может только догадываться. И в этой борьбе те же СМИ могут не понимать или делать вид, что не понимают, что их используют как инструмент противостояния.

В этом смысле пример Дмитрия Торнера весьма показателен: в современном информационном обществе обнародование информации 8-месячной давности как некой «новости» — это нонсенс. А в этом случае так и произошло: информация о его февральском визите в Офис Зеленского «всплыла» лишь в октябре. Напрашивается очевидный вывод: обнародование этой информации именно сейчас было кому-то выгодно. Открылось широкое поле для манипуляций, спекуляций и домыслов.

И уже не столь важно, что именно обсуждалось в то время в Офисе президента. Это могло быть связано и с фигурой Дмитрия Фирташа, и с контактами с американским политикумом, и с поставками энергоносителей — на тот момент очень болезненным для Украины вопросом. Сейчас даже если любая из сторон выйдет и честно расскажет о предмете переговоров, мало кто поверит.

Так что же в остатке? «Серые кардиналы» как явление были, есть и будут. Их фигуры всегда будут привлекать повышенный интерес, а их контакты  оставаться максимально непубличными. Нужно ли требовать от власти большей прозрачности при контактах с этими лицами? Пожалуй, да. Будет ли от этого эффект? Сказать сложно. Но не стоит изначально демонизировать их фигуры и кричать «зрада». Возможно, что некие события, которые сегодня происходят, предтеча «перемоги».