Кредитная проблема: как не допустить массового банкротства банков после войны

Кредитная проблема: как не допустить массового банкротства банков после войны

  • Максим Беркаль

    Кореспондент раздела "Финансы"

С 1 июля в Украине де-факто перестает действовать режим кредитных каникул – с этой даты НБУ обязал банки возобновить счет просрочки по кредитам. И хотя закон "военного времени", запрещающий банкам начислять какие-либо штрафные санкции заемщикам за просроченные платежи, продолжает действовать, уже вскоре такие кредиты должны быть признаны проблемными.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Должники еще могут воспользоваться программами реструктуризации – НБУ разрешил финучреждениям не проводить переоценку кредитного риска заемщиков с просроченными и реструктуризированными кредитами и в конце концов не признать дефолт по ним. Но, говорят банкиры, вряд ли это поможет изменить ситуацию с проблемной задолженностью в банковской системе (NPL), настоящий объем которой мы узнаем уже скоро.

"Минус" 15 банков

По оценкам финансового аналитика Василия Невмержицкого, который делится своими подсчетами из Delo.ua, сегодня по меньшей мере половина кредитного портфеля банков обслуживается с нарушениями объемов и графиков или не обслуживается вовсе.

"В абсолютных цифрах это означает, что около 500 млрд. грн. кредитов имеют значительный потенциал получить статус NPL через месяц после завершения режима военного положения. С таким вызовом банковская система страны не сталкивалась никогда раньше", – говорит он.

Для сравнения, по состоянию на 1 апреля 2015 года, когда НБУ приступил к "большой очистке" банковской системы, сумма NPL достигла 376 млрд грн. Это с учетом обанкротившихся гигантов как "Дельта банк" и "Надра". Но за несколько лет – преимущественно за счет измененной методики – общий объем "проблемки" вырос почти вдвое и достиг 666 млрд грн. Впрочем, большая ее часть была консолидирована в государственных банках, прежде всего, в ПриватБанке (175 млрд грн по состоянию на декабрь 2021 г.) То есть, в финучреждениях, акционер которых в лице государства имел практически безграничные возможности для докапитализации.

Чем завершился кризис, во многом также спровоцированный войной и аннексией части территории Украины РФ, известно. Чем завершится нынешняя – прогнозировать сложно.

По самым скромным оценкам, если не принимать никаких вспомогательных мер со стороны государства, в результате текущего кризиса банковская система Украины может потерять еще около 15 банков. В частности, это связано с тем, что 20% территории страны, со всеми активами, расположенными на ней, временно оккупированы. Разрушены миллионы квадратных метров жилья вместе с имуществом, которое было внутри. Десятки тысяч человек погибли. Около 6 млн уехали за границу.

Все это объективные факторы, которые не оставляют сомнений: избежать существенного роста NPL не удастся. Причем самый большой вклад в накопление проблемных долгов внесет бизнес. Потому что почти 95% банковских кредитов выдано именно юрлицам. Это означает, что проблемы с выполнением нормативов капитала и банкротства банков неизбежны.

“Сложности с возвратом долгов будут во многих отраслях. В частности, с проблемами столкнутся аграрии, металлурги, машиностроительные предприятия. Поэтому доля неработающих кредитов будет расти. Я думаю, что она превысила 40-50% всего кредитного портфеля банков”, – рассказывает Андрей Волков, основатель и управляющий партнер группы компаний Investohills.

Спасти систему можно

По словам Невмержицкого, выход есть. Имя ему "bad bank" – специальный финансовый институт, создаваемый для скупки низко- и неликвидных активов других банков (или еще можно встретить "токсичные активы").

Эта практика не нова и, в принципе, она неплохо зарекомендовала себя в разных странах. В Украине также была попытка создать bad bank на базе Родовид Банка, который в 2009 году стал одной из жертв финансового кризиса. Но впоследствии заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова назвала этот опыт провальным, поскольку за 7 лет существования "бед банка" он не смог избавиться от проблемного актива. Поэтому в декабре 2017 НБУ отправил Родовид банк на ликвидацию.

Впрочем, эксперты уверены, что на уровне государства сейчас нужно такое учреждение. Она должна взять на себя роль консолидатора проблемных активов, чтобы спасти банковскую систему и экономику страны от более глубокого кризиса.

"Очевидно, что эта идея многим может показаться чрезмерной. Тем более, что она потребует значительного финансового ресурса для формирования капитала. Однако следует признать, что в текущем кризисе банковская система так же пострадала, как и оставшиеся без жилья люди или компании, чьи цеха разрушены российскими ракетами", – считает Невмержицкий.

Что нужно сделать

Логично, что bad bank необходимо создавать на базе одного из существующих банков. Вполне рабочей могла бы стать идея с распределением государственного ПриватБанка на два учреждения, которую озвучил еще год назад Министр финансов Сергей Марченко. С той лишь разницей, что плохая его часть должна работать с NPL не только государственных, но и частных банков.

Впрочем, такой подход потенциально связан с риском, что банки будут стремиться сбросить на bad bank не только объективную проблемку, но и свои просчеты. Часть заемщиков непременно попытается воспользоваться ситуацией, чтобы затем по дешевке выкупить почти утраченный актив.

Это мнение подтверждает юрист, управляющий партнер Law firm Suprema Lex Виктор Мороз. "Такая инициатива "гуляет" в Украине уже лет 15. Но создание такого учреждения тормозится как раз из-за коррупционных рисков, поскольку банки начнут "вешать" на нее не объективные, спровоцированные войной проблемы, а проблемы раздутые", - утверждает Мороз.

Финансовый аналитик Андрей Львов в разговоре с Delo.ua привел пример Родовид банка, объяснив, что попытка создать bad bank тогда с треском провалилась именно потому, что "началось распиливание средств".

Но Невмержицкий уверен, что эти риски можно минимизировать. Прежде всего, прямо сейчас нужно начать обсуждение этого вопроса на всех уровнях: от профильных ассоциаций до НБУ и Верховной Рады. Главная цель – найти понятные и максимально прозрачные критерии и механизмы выкупа плохих активов. А затем придать им форму закона, пусть даже имеющего ограниченные сроки действия.

"Важно понять, что будущее восстановление экономики Украины невозможно в условиях лихорадки в банковской системе, которая, следует признать, вызвана в подавляющем большинстве случаев абсолютно объективными, форс-мажорными обстоятельствами. Но было бы ошибкой забыть о банках, которые должны сыграть одну из ключевых ролей в восстановлении страны", – заключает Невмержицкий.