"Я с бешеным оптимизмом смотрю на будущее Украины. И мой оптимизм твердо обоснован",  —  бизнес-омбудсмен Роман Ващук

"Я с бешеным оптимизмом смотрю на будущее Украины. И мой оптимизм твердо обоснован", — бизнес-омбудсмен Роман Ващук

  • Максим Беркаль

    Кореспондент раздела "Финансы"

Военное вторжение РФ не завершилось, но уже множество предпринимателей, оправившись от шока, возобновляют деятельность, а вместе с ними – налоговики. Параллельно Верховная Рада принимает по работе бизнеса законы, а сама Украина получает статус кандидата в члены ЕС.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Кабмин все чаще расширяет перечень товаров критического импорта, под который на межбанке разрешена продажа валюты Нацбанком, а президент подписывает ключевой закон с "самым скучным за всю историю названием" Об административной процедуре.

Об этом и не только мы говорили из Кракова с главой учреждения, которое до сих пор не имеет в Украине окончательно определенного законом статуса, бизнес-омбудсменом и по совместительству бизнес-оптимистом Романом Ващуком.

Представители каких отраслей сегодня, прежде всего, обращаются к бизнес-омбудсмену за помощью в решении вопросов? Каков характер этих проблем, жалоб? Выросло или уменьшилось количество жалоб с начала войны?

 По сравнению с периодом до 23 февраля количество заявлений несколько уменьшилось Мы получили 362 "жалобы" с начала года до 23 февраля. И есть около 300 заявлений, которые с тех пор поступили уже на линию поддержки предпринимателей, которую мы учредили в ответ на вызовы бизнеса в военное время. Очевидно были первые недели шока, когда люди вообще ни к кому не обращались, занимаясь выживанием.

Но уже сейчас суды и судебные регистры начинают работать, поэтому и наши давние жалобщики начинают проявлять интерес к обжалованию действий госорганов. Прежде всего – дел, касающихся налоговой сферы , уплаты НДС, традиционно составлявших около двух третьих всех жалоб в учреждение.

Тематика налоговых накладных, которые должны быть зарегистрированы до 15 июля, становится актуальной. Как для крупных, так и для малых фирм. Обращается агросектор, где традиционно вопросы закупок и прослеживания их в цепочке НДС всегда были контраверсионными. Налоговики всегда к таким цепочкам присматриваются крайне придирчиво.

С 24 февраля к нам обращались все фирмы, которые видели проблемы критического импорта. Критический импорт, как его понимали в начале войны и сейчас, две разные вещи.

Сначала в этот список попал узкий круг товаров. Но уже с необходимостью относительно нормализовать экономику Украины перечень критического импорта расширился. Это хорошо видно на примере заявлений тех, кто обслуживает сельскохозяйственную технику.

Речь идет о всевозможных запчастях для комбайнов, тракторов и т.д. Необходимость в них действительно критична для пищевого обеспечения Украины. Конечно, в первые дни войны об этом никто не думал. Поэтому мы и разработали соответствующий механизм, сами анализировали, что действительно является критическим импортом.

Свои аргументированные выводы мы представляли в Кабмин, который и занимается утверждением списка.

Также я бы остановился на проблеме "бронирования" критически важных для предприятий работников . Сегодня фирмы, согласно законодательству, должны и дальше платить средства мобилизованным работникам. Но часто случается так, что у этих компаний уже самих средств нет. Но и опрокинуть бремя на государство нельзя.

Государство и так уже выплачивает военным нормальные деньги. На протяжении недель мы проводим консультации с различными бизнес-ассоциациями, правительством и заинтересованными сторонами, чтобы понять, каким может быть сбалансированное решение.

В рамках линии поддержки СБУ занимались мы и вопросами трансграничной логистики .

Яркий пример – проблемы с транспортировкой украинской курятины через Евросоюз в "третьи" страны. Правила Польши и ЕС не оптимизированы на транзит украинской продукции. Здесь нам тоже пришлось помочь с украинским правительством, которое лучше решает такие стратегические вопросы.

Пятое – релокация украинского бизнеса . Как в пределах Украины, так и за границу. В этом направлении тоже работы хватило.

С июля в соответствии с нормами закона №2260-IX возобновляются камеральные, документальные и фактические налоговые проверки. Как вы думаете, насколько целесообразно восстанавливать ревизии в нынешних условиях? Может быть, вы ведете диалог с депутатами и профильным комитетом Совета по пересмотру и смягчению этих норм?

 Мы здесь стараемся работать превентивно. Мы отбыли шесть вебинаров с Государственной налоговой службой, где вместе с налоговиками обсуждали новые реалии, переход на новую модель упрощенной системы налогообложения, НДС-изменения во время военного положения и возобновление деятельности самой налоговой службы. У бизнеса была возможность задать вопрос и получить разъяснения.

Мы понимаем, что государство, даже во время войны, должно собирать деньги, а не жить исключительно за счет иностранных партнеров. Но с этим месседжем мы еще пойдем к коллегам из Верховной Рады. Пока мы председателю налогового комитета Гетманцеву оставили в покое, чтобы тот завершил работу в Национальном совете по восстановлению.

И как раз здесь мы должны спросить, следует ли восстанавливать все, как было, в тех же пропорциях, как это было до 23 февраля. Даже мы в СБУ начали пересматривать старые механизмы принятия и рассмотрения жалоб, переоцениваем приоритеты. Все ли старое приносило пользу и правильно ли расставлялись акценты?

Но и здесь не надо переборщить, поскольку мы имеем кучу пострадавших предпринимателей, которым нужно помочь стать хотя бы на старый путь.

Для тех предприятий, которые были под оккупацией, мы создали дорожные карты, которые помогли бы навести порядок в бухгалтерии, которая может быть по известным причинам неупорядоченной. Эти дорожные карты служат, например, для определения причиненного ущерба, помогают поставить бизнес на привычные рельсы.

Мы привлекли опыт наших двадцати юристов, чтобы отвечать на жалобы не после, а действовать превентивно, дав людям разъяснения. Я и надеюсь, что гетманцев также будет руководствоваться этой логикой: кризис предстоит использовать для построения нового, а не для возвращения к старому.

Вы вспомнили о Гетманцеве. А какие бы неотложные шаги Вы приняли бы, допустим, в кресле главы налогового комитета парламента?

– Да я никогда никуда не избирался, поэтому мне трудно что-то сказать. Но мне кажется, что как раз встреча с малым, средним и крупным бизнесом (украинским и иностранным) – это то, с чего бы я начал. Я бы пытался понять предпринимателей не только через бухгалтерию, но и эмотивное состояние.

С бизнесом нужно говорить, объяснять планы и рассказывать, как они будут внедряться. Важно понятие предсказуемости. Я думаю, война сама по себе была крайне непредсказуемым фактором. И людей следует выводить прежде всего на предсказуемость.

В течение нескольких месяцев бизнес показал, что на фоне войны он готов отдавать государству последнее, когда речь идет о его сохранении. В старой ситуации бизнес и граждане от государства скрывали состояние, но в тревожный час люди поняли, что государство нужно поддержать.

И надо, чтобы политики этим не злоупотребляли, а конструктивно работали с такими изменениями. Украинцы разными способами изложили все. Ситуация, по крайней мере, сейчас стала прозрачной. И чиновникам нужно адаптировать работу так, чтобы люди и дальше хотели сотрудничать с государством открыто.

Недавно президент подписал закон об административной процедуре, приближающий Украину к стандартам ЕС. Не могли бы Вы более подробно разъяснить, что это дает украинскому предпринимательству.

 Большая часть этого закона базируется также и на системном отчете СБУ именно о необходимости стандартизировать административные процедуры обжалования бизнесом решений, действий или бездействия государственных органов, чтобы они были для всей Украины одинаковыми. Предприниматель теперь будет знать, на что рассчитывать, если что-нибудь пойдет не так.

Бизнес, пожалуй, будет реже обращаться к частным адвокатам. Об упрощении речь не идет. Старая неупорядоченность как раз и была одной из причин, почему наши предприниматели вели бизнес за границей. Это порой не как желание не платить налоги, а работать в прозрачных административных системах.

Упомянутый закон, пожалуй, имеет скучное название за всю историю законотворчества в Украине. Но многие ощущали его отсутствие. Потому и ехали, например, в Польшу. Иногда – на те же деньги, но в государство с прозрачным порядком. Здесь мы возвращаемся к необходимости предсказуемости.

Экономический рост должен быть наглядным и зарегистрированным.

О принятии Советом антикоррупционной стратегии до 2025 года. В ней закрепляется роль бизнес-омбудсмена в борьбе с коррупцией и внедрении эффективного регулирования. Документ акцентирует внимание на усилении сотрудничества государственных органов с СБУ. Если проще, что изменится конкретно?

 Сначала под эту стратегию Верховная Рада должна принять закон о бизнес-омбудсмене. Наш офис уже работает семь лет во временных условиях. Мы являемся одним из тех примеров, когда в Украине невероятные вещи можно сделать немедленно, а простое, банальное может тянуться годами.

В 2015 году было постановление правительства о создании СБУ. Предполагалось, что через полгода парламент примет о бизнес-омбудсмене отдельный закон. И эти полгода длятся до сегодняшнего дня. Мы надеемся, что с принятием стратегии появится и законодательное оформление нашего учреждения.

Этот закон нужно будет немедленно принять. Скажем, в рамках той же национальной стратегии восстановления. Уже планируются конференции, где будем решать, какие дополнительные функции СБУ могла бы взять на себя в дополнение к рассмотрению жалоб и предоставлению госорганам системных рекомендаций.

Мы будем в ситуации, предполагающей масштабные вливания средств в экономику иностранными партнерами. Я не хочу бежать вперед отца в ад по этому поводу, но за эти семь лет мы уже выработали ядро специализированных юристов на основе добродетели и прозрачности.

Мы готовы не только делать то, что делали прежде, но и применять этот коллективный опыт и в более широких сферах для восстановления страны. Я об этом часто говорю и лоббирую эти идеи.

Вы регулярно совершаете рабочие визиты в другие страны. Не могли бы Вы поподробнее рассказать о целях таких визитов? Что именно вы обсуждаете с иностранцами и соответствуют ли они нам каким-то видимым результатом?

 В начале июня я использовал возможность и побывал в Лондоне в штаб-квартире ЕБРР. Они сегодня являются нашим основным донором. Так что здесь у меня есть шкурный интерес. Мы говорили о вкладе банка в восстановление Украины, о потенциале нашего учреждения в будущем.

Встречались мы и с группой поддержки Украины в Брюсселе в рамках Еврокомиссии. До окончательного завершения войны могут пройти месяцы, как бы непопулярно это ни звучало. За это время экономика должна действовать. Это, пожалуй, самые важные последние поездки. Вскоре я выберусь в Швейцарию, в Лугано.

Поеду на конференцию. Пока же я вообще нахожусь в Кракове, где с польскими партнерами мы решаем вопросы трансграничных перевозок между Украиной и странами ЕС. Последний успех, к которому мы приложились с польским представителем МПБ, это возобновление экспортного страхования для польских фирм.

В общем, наша команда работает удаленно, но сплоченно. От Киева до стран ЕС и дальше. Мы каждый день собираемся виртуально. У нас есть хаб в Ивано-Франковске. Стараемся выжать из наших возможностей по максимуму.

Что касается статуса кандидата Украины в члены ЕС. Какие бы вы озвучили самые главные положительные изменения, ожидающие наш бизнес?

 Приведу такой показательный пример.

Я как раз сегодня читал твит главы немецко-французской ассоциации молодежи. Он пишет, что ЕС должен больше помогать стране-кандидату обороняться. Предоставлять больше оружия и денег. Это просто реакция одного человека, но рамка, через которую видят Украину, меняется на виду.

Еще один пример. Я был недавно в одной польской деревне на границе с Украиной. Там есть дорога, которая кончается в лесу, за которым уже Украина. Но уже недавно там начали появляться инвесторы и спрашивать, можно ли там покупать недвижимость, землю.

Они рассчитывают, что вскоре этот путь в Украину может быть еще одним пунктом между государствами. Даже до обретения Украиной статуса члена ЕС. Эти инвесторы заинтересованы в развитии инфраструктуры между Польшей и Украиной. Я просто привожу хоть и мелкие, но показательные примеры.

Предоставление Украине кандидата в члены ЕС изменяет ментальную географию. Интересно посмотреть и на реакцию Перемышля на польско-украинской границе. Все исторические образы исчезли сами собой. Там поняли, что их город с периферийного будет становиться центральным в соединении Украины с Польшей и ЕС.

Я не отношусь к тем, кто считает кандидатство Украины в члены ЕС пустыми словами, как утверждают некоторые, ссылаясь на пример Турции, которая до сих пор является кандидатом, а членства в ближайшей перспективе даже не предполагается.

Сегодня совокупность интересов в Европе, включая Венгрию, совпадает на членстве Украины в Евросоюзе. Восстановление Украины станет крупнейшим региональным генератором инвестиций за десятилетие. Этим будут пользоваться фирмы венгерские, польские, румынские и т.д.

Речь идет и о развитии иностранцами перерабатывающих предприятий в Украине. Это важно, потому что Украина является в основном сырьевым экспортером. В этом я уверен оптимист. И мой оптимизм полностью основан на данных.