"Фармацевты ночуют в аптеках, не имея возможности добраться домой", – рассказывает директор Аптечной профессиональной ассоциации Украины Владимир Руденко

"Фармацевты ночуют в аптеках, не имея возможности добраться домой", – рассказывает директор Аптечной профессиональной ассоциации Украины Владимир Руденко

  • Максим Беркаль

    Кореспондент раздела "Финансы"

С первых же дней войны украинцы во многих населенных пунктах из-за паники сразу бросились в аптеки, скупая медикаменты впрок. Из-за такого ажиотажа некоторые позиции с полок исчезли, впрочем, вскоре ситуация с лекарствами более или менее стабилизировалась, хотя во многих городах количество открытых аптек ощутимо сократилось.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Как сегодня аптеки работают в разных городах и какие сложности могут возникнуть по определенным препаратам, мы говорили в интервью с Владимиром Руденко, директором Аптечной профессиональной ассоциации Украины (АПАУ).

На сегодняшний день в ряде населенных пунктов, где не ведутся боевые действия, где население не узнало "прелестей" российской оккупации, немало аптек закрыты. К примеру, тот же Киев. Это связано с заботой компаний о безопасности персонала или простой оптимизацией торговли?

Владимир Руденко: В некоторых городах, которые находятся под оккупацией или в водовороте бомбардировок, аптеки не работают, но в "тихих" населенных пунктах массового закрытия нет. Другой вопрос, что какая-то часть работников выехала за границу или в другие более безопасные места. Сегодня из Украины временно эмигрировало более 3 миллионов человек. Среди них много тех, кто работал в аптеках, и потому чисто физически нет специалистов, чтобы их заменить.

Наша ассоциация и Минздрав сделали общий призыв, чтобы компании приглашали на работу студентов фармацевтических и медицинских факультетов. Эти студенты сегодня также приобщаются к работе. Действительно, людей не хватает, но никто не закрывает аптеки в зонах, где не ведутся боевые действия.

Что касается городов в зоне боевых действий, то там много аптек уничтожено. Где-то пострадали люди, где-то невозможно передвигаться. И там действительно некоторые заведения закрываются из-за проблем с транспортом, нехватки специалистов и проблем с логистикой. Возьмем тот же Киев, в котором многие жили и работали на разных берегах Днепра.

Сегодня аптечные сети, понимая серьезность положения вещей, согласились на изменение формата работы – фармацевты выходят работать не на старое место работы, а по принципу удаленности от места жительства. Если аптекарь работает в точке компании А, хотя живет рядом с аптекой компании Б, то было условлено, чтобы он выходил работать именно в аптеку Б.

Намеренно никто ничего не закрывал. Но жизнь внесла свои коррективы. К примеру, что касается сокращения графиков работы, то здесь многое зависит от введения комендантских часов. Но сегодня у клиентов достаточно информации, где какие аптеки работают, как добраться до них. Еще имеет место психологический фактор. Лет 20-25 назад на весь Киев, в котором тогда проживало около 3 млн человек, было всего 200 аптек. Сегодня же в столице 1700 аптек.

Сейчас работает меньше половины из них, но это тоже значительное количество. Тогда 200 аптек обеспечивали трехмиллионный город. И не было никаких проблем. Сейчас кому-то кажется, что этого мало. Просто сейчас люди привыкли, что аптеки открыты чуть ли не в каждом доме. Да, это удобно, но если аптека закрывается рядом, то работает другая на соседней улице, и это среди граждан вызывает немного панические настроения.

Во многих аптеках оккупированных и обстреливаемых населенных пунктов работники вообще просто ночуют, не имея возможности добраться домой. И этих людей надо искренне поблагодарить. Как и компаниям, отваживающимся открывать торговые точки в опасных зонах.

Какие препараты граждане начали сметать в аптеках в первые дни войны? И прослеживается ли сейчас у населения ажиотаж на определенные препараты?

В.Р.: В первые дни войны люди побежали в аптеки и начали скупать лекарства, а точнее, все, что могли, на всякий случай. Раньше человек, даже если он хронически болен, покупал одну упаковку лекарственных средств на определенный период лечения. Здесь же люди на фоне паники покупали по 3-5 упаковок. В первую очередь обезболивающие, антидепрессанты, противовирусные препараты, успокаивающие. Здесь и возник временный дефицит.

В настоящее время налаживаются все логистические цепочки поставок лекарств. Заняло время и внутреннее перемещение препаратов из аптек в аптеки. Похожее было в начале пандемии два года назад, когда граждане "вымели" все маски, дезинфекторы, противовирусные препараты, шприцы и спирт. Сейчас все встало на место. И отчасти о тех временах смешно вспоминать.

Ажиотажа на лекарства в зонах, где нет боевых действий, не прослеживается. На других территориях могут возникать перебои со снабжением некоторых групп препаратов. Но я уверен, что в ближайшее время все наладится. Не будет импорта, сами справимся. Сегодня у нас очень мощная и современная фармацевтическая промышленность.

Инсулин, например, иностранные компании доставляют с помощью гуманитарных конвоев. Его будет достаточно. И наши производители его выпускают. Большинство людей им снабжаются бесплатно. В программу "Доступное лекарство" он входит. Людей обеспечивают через аптеки, а возмещает их стоимость Национальная служба здоровья Украины.

Да, возможно, в первую неделю или несколько дней был определенный "вакуум" с обеспечением инсулинами, но сейчас я о таких проблемах не знаю, хотя регулярно общаюсь с компаниями и госорганами.

Как вы оцениваете запрет на покупку медицинских препаратов, произведенных в Беларуси? Есть ли в списке препараты, которые невозможно заменить из-за партнерства с другими импортерами?

В.Р.: Решение не сотрудничать с пособником агрессора было очень верным. Белорусская фармацевтическая промышленность вообще не играет какой-либо роли в обеспечении наших граждан. Из РФ, например, лекарства не поставлялись с 2014 года. Белорусское лекарство – это лекарство вчерашнего дня. 

Качество белорусских препаратов никак не сравнится с качеством нашего производства. У белорусов есть только два небольших завода, которые пытаются что-то там производить. Это смешно.

Что касается ценовой политики. Предусматриваете ли вы повышение цен на медицинские препараты в аптеках? Если да, на какие именно лекарства?

В.Р.: Этот вопрос есть. Наш рынок очень зависит от импорта. Да, у нас мощное собственное производство, но субстанции (сырье), индифферентные вещества, упаковочные материалы наши компании покупают преимущественно за границей. Цена на ряд препаратов теоретически может увеличиться, поскольку закупки как сырья, так и готовой продукции проходят за валюту.

Но сейчас доллар-евро более или менее стабилен, прыжков нет. Но есть инфляционные опасности, о которых предупреждают специалисты и чиновники. Но я уверяю, что аптеки сегодня не думают искусственно поднимать цены на свою продукцию. Думаю, что возможное подорожание, если оно и произойдет, будет в пределах прогнозируемой инфляции (согласно еще довоенным прогнозам НБУ, инфляция в этом году составит 5% – Delo.ua).

Не забывайте, что у нас есть и большой перечень жизненно важных лекарств, стоимость которых подпадает под государственное регулирование. По программе "Доступное лекарство" ценообразование проходит очень по-современному, по-европейски. У нас до 50% реализуемых через аптеки лекарственных средств подлежат госрегулированию. Здесь хаотического роста цен не будет точно.

Все остальное не столь жизненно необходимо.

Насчет уничтожения складов "Фармака". Там сгорело на 1,5 млрд грн сырья для лекарств. Как это может сказаться на производстве и поставках?

В.Р.: У нас разбили не только склад "Фармака", но и склад одного из дистрибьюторов в той же зоне. Я еще не контактировал с менеджерами "Фармака", поэтому не знаю, уничтожили ли там готовые медикаменты, или субстанции, или упаковочные средства. Но хочу успокоить граждан, поскольку эта компания хоть и лидер нашего рынка, но на нем она занимает до 6%.

Эти 1,5 млрд грн – огромные потери, но проблем с поставками в масштабе всей страны не будет. Локально в "Фармаке" могут возникнуть сбои в производстве или продаже определенных позиций. Но не у государства в целом.

Относительно международной торговли. Сократился или вырос с началом войны импорт лекарств в Украину?

В.Р.: Это вопрос не совсем из моей сферы, но я убежден, что с ввозом лекарств проблем не будет. Не забывайте, что лекарства сегодня отнесены к категории критического импорта. Есть отдельное постановление Кабмина по поводу разрешения на покупку иностранной валюты для приобретения такого импорта. Лекарства сегодня приравниваются к товарам, которые очень важны для госбезопасности нашего государства.

Да, есть определенные разрывы в логистике снабжения. Над их решением сегодня работают все участники рынка и госорганы. К слову, там, где есть проблемы, иностранные компании находят пути для гуманитарных поставок, они везут товар через волонтеров на Минздрав с целью дальнейшего распределения по территории Украины. Западная граница надежно охраняется. Дистрибьюторам нужно время для переориентации.

Параллельно с этим работают и сервисы по поиску лекарств. Что касается доставки, то в тех регионах, где нет боевых действий, все работает в обычном режиме. Впрочем, в Киеве, Харькове, Мариуполе, Сумах, Чернигове и многих других городах, страдающих от обстрелов и бомбардировок, определенные проблемы с логистикой есть. Этот вопрос решится сразу, как только эти территории заживут привычной жизнью.