"После победы к нам придет много денег. Мир нас поддерживает", - уверена председатель совета Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.
Елена Коробкова, глава совета НАБУ

"После победы к нам придет много денег. Мир нас поддерживает", - уверена председатель совета Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

  • Максим Беркаль

    Кореспондент раздела "Финансы"

Через четыре недели интенсивной войны банковская система Украины должна была приспособиться к новым условиям и обеспечить функционирование экономики военного времени. О том, как война повлияла на работу банковской системы, как банки сменили работу с физлицами и бизнесом, грозит ли стране финансовый или валютный кризис, Delo.ua расспросил Елену Коробкову, председателя совета Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ).

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Относительно депозитов. По словам главы совета НБУ Богдана Данилишина, украинцы сняли с банковских счетов более 32 млрд. грн. То есть отток средств вкладчиков? Насколько критично это для банковской системы?

Елена Коробкова: Действительно, когда только появилась информация о том, что РФ может на нас напасть, в течение января впервые за многие годы показатель оттока депозитов был действительно очень большим. В Украине забрали со счетов 21 млрд грн, $291 млн и почти €23 млн. И основной отток этих средств исходил со текущих счетов по требованию. То есть, это не связано с досрочным расторжением депозитных договоров.

Люди боялись. Когда уже разгорелась война, мы стали наблюдать совсем другую картину. Гривневые вклады населения с начала боевых действий выросли на 16%. В определенной степени это произошло благодаря тому, что достаточно большое количество предприятий произвели выплаты рабочим вперед. В свою очередь, люди убедились в том, что деньги на счетах защищены лучше наличных денег и безналичные платежи продолжают работать как и в мирное время. Цифры фантастические и демонстрируют уровень доверия граждан к украинской банковской системе.

За три недели интенсивной войны можно заключить, что банковская система работает и обеспечивает обслуживание клиентов. Даже с учетом ограничений, которые ввел НБУ. Имею в виду запрет на покупку иностранной валюты. Банки, напротив, предлагают сейчас повышенные проценты по депозитам, недавно президент заявил о скором принятии закона о защите 100% вкладов.

Последнее будет касаться всех физлиц. И я считаю, что благодаря этому еще больше вернется в банковскую систему.

Как в сегодняшних условиях должны вести себя заемщики? Им объявили кредитные каникулы, но нужно ли это как-то оформить? Приходить в банк? Сегодня это волнует как физ-, так и юрлиц.

Елена Коробкова: Важно понимать, что кредитные каникулы не уменьшают сумму долга и этот долг не прощают. Каждый банк сегодня предлагает свои отсрочки платежей, условия по уплате основной суммы долга. В некоторых случаях банки идут и на списание части долга. Например, клиент сейчас платит 80%, а остальной банк простит. Чтобы получить кредитные каникулы, клиент все же должен обратиться в свой банк, который изучит ситуацию.

Сейчас большинство банков автоматически ввели такие опции для своих клиентов и общаются с ними. ПриватБанк, например, ввел каникулы до 1 июня. Лучше всего связаться со своим банком и пообщаться по поводу того, что нужно делать.

Но сегодня законом временно запрещено штрафовать клиентов-физлиц за несвоевременное исполнение обязательств (такая неустойка списывается), увеличивать процентную ставку за пользование кредитом в случае невыполнения обязательств по договорам. Запрет на увеличение ставки не касается тех случаев, когда в договоре предусмотрено применение изменяемой ставки или если договор заключен уже после начала войны. Впрочем, такие каникулы – скорее право кредитора, чем долг.

Новые правила не предусматривают отмену процентов за пользование кредитными средствами. Чтобы перейти на кредитные каникулы, нужно подать заявку, которая для каждого банка своя. Для этого сейчас работают все контакт-центры. К тому же, банки должны понять, почему клиент не способен платить. В банках работают люди, также вынужденные прятаться в бомбоубежищах и понимающие ситуацию.

Что будет со всеми ипотечными кредитами клиентов, например, желающих приобрести жилье в Мариуполе или Ирпене? Их дома разрушены. Будут ли банки требовать с этих клиентов какой-нибудь новый залог?

Елена Коробкова: Сейчас президент анонсировал программу восстановления разрушенного имущества. Мы ждем подробностей от правительства о том, как эта программа будет вообще функционировать. Разрабатывается программа для внутренних переселенцев, чтобы решить вопрос, где им жить. Надо понимать, что банки не монстры, как и стоящие за ними компании. Банки также имеют расходы. И не только финансовые.

Если жилье разрушено, то ипотечный кредит дефолтный. И банки знают, что с этим делать. Естественно, человек не сумеет выплатить этот кредит. Здесь тоже следует идти в банк и с ним договариваться.

Если говорить по этой теме глобально, то все, что разрушено, должно быть возмещено агрессором. Для этого понадобится мощный международный механизм обновления Украины. За восстановление должно заплатить РФ. Арестованные средства страны-агрессора обязаны быть полностью ориентированы на репарации в нашей стране.

Разрушение ипотечного жильяэто необратимые потери банка. Заемщик в таком случае скажет банку обращаться в страховую компанию, а страховая признает случай форс-мажором. И банк остается в ощутимом минусе, надеясь на помощь государства. Откуда государство будет брать деньги?

Елена Коробкова: Во-первых, у нас на международной арене много партнеров, которые помогают нам как кредитами, так и средствами без условия возврата. Не забывайте, что существенную долю золотовалютных резервов РФ в Европе арестовали. И все чаще идут разговоры о том, чтобы передать их Украине как репарации.

Если да, то недавно РФ таки провела международные платежи, избежав дефолта, как раз на средства арестованных активов. Похоже, что золотовалютные резервы РФ на самом деле "полуарестованы". Вы верите в выплаты Россией репараций Украине даже в далекой перспективе?

Елена Коробкова: Да, конечно. Текущие резервы РФ – не единственный источник финансирования репараций.

Ладно. О страховании ипотечного жилья. Не приведет ли война в таком случае к банкротству страховых компаний? То же касается и рынка автокредитования. Что будут делать страховые компании здесь?

Елена Коробкова: Все кредитные автомобили застрахованы. Это будет вопрос к страховщикам. Да, есть пострадавшие машины, но здесь так же присутствует вопрос форс-мажора. Надо смотреть, как к нему будут относиться страховщики. Надо будет принимать политическое решение по компенсации всем сторонам. Мы в НАБУ постоянно проводим дискуссии между Национальным банком и страховыми компаниями.

Но мы все должны понимать, что первоочередное для НБУ выстроить работу банковской системы. Первые бомбы 24 февраля полетели ночью, а уже в 7:00 Правление НБУ собралось и издало постановление №18 , а в 9:00 уже состоялось обращение главы НБУ Кирилла Шевченко, который сообщил, кто, что и как должен делать. Руководство НБУ отлично сработало.

А насчет страховщиков еще будут вопросы, но здесь нужно ждать победы в войне. После войны в Украину придет очень много денег. Мир нас поддерживает.

- Как сейчас работают банковские отделения? Сколько закрылось в среднем по стране?

Елена Коробкова: Всё зависит от конкретной ситуации в регионах. Банки ежедневно проводят анализ и устанавливают перечень точек, которые будут работать на следующий день. Сегодня по Украине работает не более 60% всех банковских отделений. Безусловно, в "спокойных" областях работают 100% отделений, но в том же Мариуполе, Харькове никто офлайн, конечно, не работает. Некоторые банки, несмотря на сложности, открывают отделение в Херсоне.

В последнем случае это делается только при наличии имеющихся у них денежных остатков. Очевидно, что подкрепить эти отделения невозможно. Словом, работают всюду, где не ведутся боевые действия на земле. Возможно, с ограниченным графиком работы, но работают. В то же время, безналичные платежи возможны везде, где есть интернет.

Более того, банки уже успели серьезно диджитализироваться во время пандемии и приучить большинство клиентов к удаленному использованию услуг через мобильные приложения.

Вам известно, какая сейчас ситуация с МФО? Они перед войной активно выдавали популяции кредиты, которые заемщики сейчас не могут гасить.

Елена Коробкова: Такие организации тоже идут навстречу клиентам, вводя, скажем, реструктуризацию ссуд. Но МФО не привлекают депозиты, поэтому в этом смысле им легче, чем банкам. У них нет обязательств перед вкладчиками. Но и кредиты они выдают, имея большие опасности их невозврата.

Финкомпании работают в более рискованном поле. Предоставляют краткосрочные наличные кредиты, по которым можно ожидать высокого уровня дефолта. Речь идет о клиентах, которые получили отказ банков в кредитовании или не могут рассчитывать на положительное решение банка, которые не могут подтвердить доходы. И многие из этих клиентов сегодня выехали за границу или в другие области или просто потеряли источник дохода.

Кстати, сейчас НАБУ обратилась в ряд международных банковских организаций с запросом о помощи нашим вынужденным переселенцам с базовыми услугами (в первую очередь, обменом гривны на местную валюту) за рубежом. В Польше, Германии, США…

Многие наши люди выезжали с наличной гривной на руках. В Польше, например, за 100 тысяч грн предлагали $1,6 тысячи, в Румынии$1,8 тысячи, а по курсу НБУ эта сумма должна превышать $3,4 тысячи. Для нас важно, чтобы украинцы могли жить за границей, имея гривну. Мы нашли формат, как можно выгодно обменять гривну.

Некоторые страны могут брать эту гривну на хранение, а затем отправлять в Украину. К примеру, в Польше обменять наличную гривну можно было уже с 25 марта. В других странах этот вопрос сейчас на стадии решения.

Относительно валютного рынка (межбанка). Когда, по вашему мнению, межбанк заработает сполна?

Елена Коробкова: Вспомним немного истории. В 2019 году был введен в действие закон "О валюте и валютных операциях", с которого началась крупная валютная либерализация в Украине. Она не была завершена и к моменту начала войны, то есть не все ограничения на валютном рынке были сняты.

С началом войны НБУ ввел ряд дополнительных ограничений, и это позволило предотвратить вероятную дестабилизацию в финансовой сфере. И фактически сразу Нацбанк начал смягчать только введенные ограничения.

Можем констатировать, что, как и до войны, НБУ постоянно анализирует ситуацию и постепенно вводит смягчения, защищающие от расшатывания валютного рынка и защищающие его от временной турбулентности.

Но вернуться хотя бы к тому же уровню либеральности валютного рынка, что и в начале года, мы сможем уже после завершения войны и уменьшения макроэкономических рисков.

По кредитным льготам для военных. Вам известно что-нибудь о таких инициативах со стороны чиновников и банкиров?

Елена Коробкова: Сейчас это вопрос в процессе разработки. В Кабмине над этим трудятся. На сегодняшний день уже предусматриваются льготы даже тем, кто предоставил крышу вынужденным переселенцам. Речь идет о компенсациях за коммунальные услуги. Просматривают и программу "5-7-9" в секторе льгот. Бизнес должен работать, платить зарплату. Поддержка со стороны государства будет однозначно. И военным в частности.

Сейчас должны начать выдачу 6,5 тысяч грн помощи, которую можно потратить на что угодно. Не приведет ли это к дополнительному давлению на гривну, поскольку люди на черном рынке смогут массово обменять эти средства на доллар? И можно ли рассматривать эту помощь как скрытую эмиссию? Если да, то не ускорит ли это инфляцию?

Елена Коробкова: Те 6,5 тыс. грн – аналог "ковидной тысячи" или помощи, которую получали ФЛП. Это – отличная инициатива. И приоритетом будет сейчас покупка не доллара, а продовольствия, или обустройство на новом месте. Напомню, многие покинули дома, многие временно потеряли источник регулярного дохода. Это точно не о скрытой эмиссии.