Бизнес воинов 13 февраля, 10:02

Как ветеранам АТО удалось создать адвокатское бюро, которое борется с коррупцией в судах

Как трое ветеранов АТО защищают интересы украинцев в судах без коррупции и зачем заключают договоры с фермерами

Как ветеранам АТО удалось создать адвокатское бюро, которое борется с коррупцией в судах
Ветеран АТО и основатель бюро Кирилл Сергеев. Фото: А. Владыко

Адвокатское бюро "Сергеев и партнеры" начало работу в январе 2017 года. Его основал бывший боец батальона "Айдар" и адвокат Кирилл Сергеев. Потом к нему присоединились партнеры — адвокат Сергей Полищук и юрист Али Сафаров. Как и основатель бюро, они тоже воевали на востоке Украины. Кирилл Сергеев рассказал Delo.UA, как отстаивает интересы клиентов в судах без взяток и зачем оформляет с фермерами договоры на поставку натуральных продуктов  

 С чего все начиналось

Я занимался адвокатской практикой с 2009 года — в основном защищал интересы клиентов в суде. Когда начался Майдан, просто не мог сидеть дома и с головой окунулся в атмосферу революции. После начала российской агрессии в мае 2014 года ушел добровольцем в батальон "Айдар". Решение принял осознано, о чем-то другом даже мыслей не было. В стране война, и я обязан.

Когда в сентябре 2014 года вернулся на гражданку, понял, что война полностью изменила мою жизнь. Вообще полностью.

Все разделилось на три этапа — до войны, война и после войны.

Поэтому вместо адвокатуры я решил заняться помощью ветеранам и создал общественную организацию "Общество ветеранов АТО".

Но в начале 2017 года задумался над возвращением в адвокатуру. Занимаясь общественной деятельностью, я не мог ответить на главный вопрос — в чем смысл? Сам не знал ответа.

После ухода из организации посчитал все свои долги, и ответ сам пришел. За два года волонтерства долгов накопилось на $15 тыс. А нужно было платить за квартиру и кормить семью.

За три года, пока не занимался практикой, всех своих прежних клиентов потерял. Для юриста очень важно иметь собственную базу, которую он нарабатывает еще со студенческой скамьи. У меня такая база была, однако к началу прошлого года не осталось ни одного живого контакта.

Я написал в Facebook, что возвращаюсь в юриспруденцию, и уже в конце января 2017 года у меня было первое дело. Чуть позже ко мне подтянулись и партнеры — адвокат Сергей Полищук и юрист Али Сафаров.  

Как сейчас помню сообщение от Сергея: "Я тоже АТОшник и тоже адвокат, давай встретимся и обсудим партнерство". Он раньше работал юристом предприятия и занимался вопросами договорного и корпоративного права, имел опыт и судебной практики. В 2015 году мобилизовался в 80-ю десантную бригаду и год провел в АТО. Мы познакомились, обсудили условия и начали работать вместе.

Через два месяца, в мае, через общих знакомых мы познакомились с Али. Он служил в 55 автобате. Али прекрасный цивилист (юрист по гражданскому праву) и специалист по вопросам интеллектуальной собственности с большим стажем работы. Но у него нет адвокатского свидетельства. Периодически мы поднимаем с ним разговор о необходимости получить статус адвоката, ведь сейчас уже много дел, где без свидетельства он не может принимать участия, но у Али много сомнений по этому поводу, и решение он пока не принял.

"Спорщики"

Мы классические адвокаты — уголовные дела, судебные споры в гражданском, хозяйственном и административном процессе. Основной наш клиент — это физические лица, но за этот год наработали успешную практику и в корпоративном секторе. Есть чем похвастаться в спорах с государственными учреждениями. Здесь, наверное, сыграл свою роль опыт общественной деятельности.

Один мой знакомый, наблюдая со стороны, как-то сказал: "Я понял, вы "спорщики". Вот так он выдумал новый термин, но нам он понравился. Да, наверное, наше направление — это разрешение споров с государственными учреждениями, или в судах. Но больше всего заказов пока в сфере уголовного права.

Цена у нас единая для всех клиентов. Час работы адвоката стоит 1200 грн для физических лиц и 1500 грн для юридических лиц.

Начиная деятельность бюро, я решил отсечь все плохое, что есть в украинской адвокатуре. Поэтому у нас только официальный договор, оплата только на счет бюро, выплата всех налогов. Многих наших клиентов, кто приходил к нам от других адвокатов, такие гарантии приятно удивляли.

Отдельный вопрос — коррупция. Я еще до войны никогда не давал взяток судьям, а после — вопрос вообще стал принципиальным.

Все решения проходят через внутренний фильтр: "За какую страну отдали жизни мои друзья?".

Одной из социальных миссий нашей деятельности стала попытка на собственной практике доказать, что в Украине адвокат может работать и достигать результата без взяток. Так вот, недавно у нас был клиент по уголовному делу. По совокупности совершенного им преступления, его законный срок — условное наказание. "Такса" со стороны судебной системы по таким делам -$2-5 тыс. Однако нам удалось добиться условного срока без взяток. Клиенту услуги адвоката обошлись в $300 вместо $3 тыс. взяток.

Подводные камни

В юридическом бизнесе, как и в любом другом, есть своя сезонность. В адвокатуре она ощущается особенно сильно — летние отпуска и зимние праздники. В этот период активность может падать до полного нуля, за несколько месяцев ни одного клиента. Обычно адвокаты готовятся к этому заранее, откладывая средства, но мы в этом году только начали и просто не успели подготовить резервы. Было достаточно тяжело, перебивались мелкими заказами в сотни гривен.

Приходилось браться за все, что предлагали — кому-то консультацию дать, кому-то заявление помочь написать. Я осознавал, что на рынке юруслуг Киева эти заказы стоят намного дороже, практически мне их предлагали по ценам, которые платят студентам. Но я не готов был сдаваться, была цель — поднять бизнес.

Социальный бизнес

Адвокатура отличается сильной финансовой нестабильностью, поэтому мы не можем устанавливать какой-то фиксированный процент от доходов на гуманитарную помощь. Мы помогаем парням и принимаем финансовое участие в формировании гуманитарки на фронт, но не в форме фиксированных процентов, а исходя из того, сколько денег есть. Иногда это может быть и больше 10 %, а иногда, как в период летних отпусков, вообще ничего.

Помогаем и профессиональными услугами, чаще — консультациями. Звонят по разным поводам — сосед затопил, проблемы с кредитами, развод. Иногда просят бесплатно ведение дела в суде взять. Но это сложно, мы уже проверили на горьком опыте. Судебное дело растянуто во времени, мы можем гарантировать, что у нас есть время сейчас, когда человек обращается, но не можем дать гарантии, что это время будет при следующем рассмотрении дела.

"Село-Invest"

Проект родился в январе 2018 года. Как-то в разговоре с коллегой-адвокатом проскользнула мысль, что он не против переехать за город, где лучше продукты. Хотя сам он никогда не жил в селе. Я вдруг подумал, что для получения качественного продукта городскому жителю не обязательно ехать в село, он может нанять фермера, который вырастит ему то, что он хочет.

Еще до войны я много работал с агрохолдингами, часто бывал в селе. Самой большой проблемой для агропроизводителей было найти инвестора для малого хозяйства. В отличие от крупных и средних, в небольшие бизнесы не спешили вкладывать деньги из-за малого оборота, а кредиты для таких фермеров слишком дорогие.

Так мне в голову пришла идея микроинвестиций в украинское фермерство. Идея очень простая — вы инвестируете 40 тыс. грн в фермерское хозяйство, а фермер в свою очередь обязуется в течении двух лет поставлять вам продукты питания — овощи, фрукты, молоко, мясо. Причем, если посчитать стоимость поставки за все два года по ценам городского супермаркета, то выходит, что за 40 тыс. вам поставят продуктов почти на 80.

Наше бюро занимается оформлением таких договоров между инвестором и фермером. При этом каждый договор уникальный — кто-то хочет больше мяса, кто-то не пьет молоко. В таких случаях фермер поставляет другие продукты, в зависимости от договора. В свою очередь бюро берет процент от сумы договора. В каждом случае это разная сумма — это может быть от 3 до 10 тыс. грн.

Мы заключили два договора. В ближайшее время планируем заключить еще шесть.

Что дальше?

Конечно, есть планы по развитию бюро. В этом году надеюсь обзавестись собственным офисом. Возможно, увеличим штат юристов. Все будет зависеть от количества дел.

Хотелось бы инвестировать что-то в продвижение и рекламу. При наших показателях бюро можно сделать очень эффективной компанией, но на это нужны дополнительные бюджеты, которых пока не хватает.

Проект "Село-Invest" со временем хочу выделить в отдельную компанию. У меня на него большие планы. Хочу сделать его национальным, создать целую культуру такого рода инвестиций. Ведь для поднятия украинского аграрного рынка нам нужно реализовать потенциал миллионов малых хозяйств. Когда будет много участников, появится настоящая конкуренция и новые, конкурентоспособные продукты. А для этого в село нужно вливать средства.

Есть еще планы и по созданию мобильного приложения, связанного с адвокатурой. Работаю с программистами. Но об остальном промолчу, коммерческая тайна. Когда выйдет, тогда узнаете.

Главное не останавливаться. У бизнеса много аналогий с войной — чем больше двигаешься, тем больше шанса на выживание, а за ним и на победу.

автор:
Наталия Миняйло
раздел:
теги:

По теме:

З бліндажа на будмайданчик: як ветеран АТО побудував бізнес на ремонтах
Бизнес воинов 06 февраля, 09:02

З бліндажа на будмайданчик: як ветеран АТО побудував бізнес на ремонтах

Ветеран АТО Павло Якимчук організував будівельну компанію "ВІП-Електрик", в якій 80% робітників — колишні військові. При цьому соціальним Павло свій бізнес не вважає 

Как ветераны построили бизнес на переработке меда — опыт компании "ФронтМед"
Бизнес воинов 23 января, 10:01

Как ветераны построили бизнес на переработке меда — опыт компании "ФронтМед"

"ФронтМед" начал свою работу лишь осенью 2017 года, однако о нем уже хорошо знают в Киеве и регионах. Delo.UA узнало, что подтолкнуло ветеранов АТО заняться бизнесом по переработке меда