Казахстан 08 января 2016 в 18:13

С деньгами по пути: как Шелковый путь может поддержать экономику Казахстана

Казахстан может выиграть от китайского проекта Шелкового пути больше всех, восстановив свою покачнувшуюся экономику и став главным в Азии транзитером грузов из Китая в ЕС

В ходе визита в Казахстан два года назад китайский лидер Си Цзиньпин внезапно предложил построить новый торговый путь, который проляжет через Азию до самой Европы. В Астане глава КНР также заявил, что главным звеном этой трансконтинентальной цепи станет Казахстан.

И действительно, Астана пока единственная, кто уже начал получать китайские инвестиции на строительство инфраструктуры для Пояса экономического развития Шелкового пути. От других Китай только отделывается обещаниями. Дело в том, что Астана сразу поняла, насколько масштабным — а главное, денежным — может быть этот проект и как Китай в нем заинтересован. "Пекину нужно срочно дать новый стимул своей экономике, так как она начинает замедлятся, и потому новый глобальный инфраструктурный проект — это то что нужно", — считает Наргиз Касенова из Central Asian Studies Center. По ее мнению, та страна, которая предложит лучшие условия, и получит значительную часть этих инвестиций. И пока Казахстан лидирует в этом.

Дело в том, что ситуация на Ближнем Востоке серьезно усложнилась из-за постоянных войн с международными террористами. И потому Турция как транзитная страна стала очень проблематичной, к ее территории надо будет двигаться через Ирак или Сирию. Кроме того, в 2016 году американские войска намерены окончательно покинуть Афганистан. И никто не гарантирует, что там к власти опять не придет движение Талибан или подобные ему исламисты. А это дестабилизирует и соседний Пакистан. Потому остается дорога на Европу через Среднюю Азию.

Еще есть Россия, но трудности отношений Пекина и Москвы состоят сразу в двух аспектах.

Во-первых, использование уже построенных в России магистралей, к примеру Транссибирской железной дороги осложняется из-за коррупции и бюрократии там. Кроме того, Россия очень подозрительно относится к большим проектам в Средней Азии. Многие в Москве думают, что это может потеснить ее политическое влияние в регионе. Хотя международные эксперты считают, что Пекин больше думает о том, как получить прибыль и наладить еще более тесные торговые отношения в ЕС, а не как закрепиться в столицах Средней Азии.

Тем более что создание Транстихоокеанского экономического сообщества во главе с США значительно усилит торговую конкуренцию на Тихом океане. И Пекину нужно ответить не менее масштабным проектом. Шелковый путь вполне может им стать. При этом страны, которые окажутся "на дороге" КНР, могут рассчитывать на огромные инвестиции, и Казахстану, похоже, посчастливится стать первой из них.

Инвестор готов

Пока, как свойственно почти всем китайским начинаниям, идея Шелкового пути была гигантской и довольно абстрактной. Во-первых, Пекин сразу замахнулся охватить дорогами, железнодорожными ветками и трубопроводами всю Центральную Азию и Ближний Восток. "Помимо сухопутного пути есть еще и морской проект. И он, по моему мнению, может стать более перспективным, так как проходит через прибрежные воды многих стран, которые дают большую часть мирового ВВП", — говорит Дэвид Доллар из Центра Брукингса. Сейчас, как он считает, китайские чиновники и ученые только начинают формировать саму концепцию этого пути. К примеру, есть более $20 млрд на то, чтобы пробить дороги к Пакистану и дальше на Ближний Восток, но непонятно, как именно это сделать и насколько это будет востребовано.

Похожая ситуация и со Средней Азией. Там страны согласны почти на любые условия, только бы на их территории строились такие инфраструктурные проекты. Но проблемы России и ЕС могут привести к тому, что товары будут никому не нужны в Европе. А если ситуация в Украине ухудшится, то новый виток санкций может ударить по всему экспорту из России. Это сильно мешает Китаю. По мнению Джона Вонга из East Asian Institute, политические конфликты вообще сильно "не в масть" Пекину: в Европе и так уже говорят, что этот проект Шелкового пути станет серьезной конкурентной угрозой для их промышленности, и в Брюсселе могут воспользоваться любым предлогом, чтобы останавливать грузы у своих границ. Есть еще путь через Каспийское море в обход России, но для этого надо будет строить переправу, что существенно удорожит проект и вызовет промедление в доставке грузов.

Примерно такая же ситуация и с Ближним Востоком. Если путь в Пакистан дело уже решенное, то куда двигаться дальше — пока непонятно.

В 2016-м американские войска покинут Афганистан, и там может начаться хаос.

Несмотря на то, что США потратили, по данным Конгресса, более $14 млрд на обучение армии Кабула, это не поможет, если народ поддержит джихадистов. Тем более, Ирак и Сирия сейчас в состоянии гражданской войны и тянуть туда торговые пути очень рискованно.

Транзитная страна

Потому Казахстан и стал претендентом на основную транспортную магистраль между ЕС и Китаем. Страна уже подписала несколько договоров на инвестиции размером в $4 млрд. На эти деньги планируют построить отрезок широкополосного шоссе и железнодорожную ветку через страну.

По мнению Камеля Мелахи, профессора стратегического менеджмента из Warwick Business School, причиной таких быстрых инвестиций в Казахстан стали два фактора. Во-первых, в Астане согласились предоставить льготный налоговый режим для компаний, которые будут строить Шелковый путь. Это обычная практика, когда государство покровительствует большим проектам. Тем более после кризиса лета 2015 года, когда национальную валюту пришлось девальвировать более чем на треть, а цены на нефть продолжают падать, все большие проекты вне энергетической сферы кажутся Астане привлекательными.

Во-вторых, Китай сразу дал понять, что главным для него является не только торговля, но и полная загрузка отечественных предприятий новыми заказами. Потому и переговоры с Россией пока не сильно продвинулись. Многие страны хотят, чтобы строительные материалы и продукцию машиностроения для Шелкового пути делали у них. Пекин категорически против этого, так как еще одна задача для него — это развитие западных территорий, которые до последнего времени остаются отсталыми и по большей части аграрными. На этом проекте КНР хочет привлечь на запад минимум $10 млрд внутренних инвестиций. А в Казахстане понимают, что у них нет должной промышленной базы для того, чтобы конкурировать с Китаем, и даже не пытаются этого делать.

Другое дело, что Астана понимает также, что и значительная часть прибылей от обслуживания этого нового торгового пути будет оседать в ее казне. И в будущем ей понадобятся новые управленцы и менеджеры на направлениях, которые раньше в стране не развивались.

И все это будет куплено на китайские деньги.

Теперь осталось только подождать, когда стройка начнется, и заручиться поддержкой России. Интересно, что многие эксперты считают, что Таможенный союз, экономически больше выгоден Нурсултану Назарбаеву, чем его российскому коллеге, так как позволяет показать Китаю, что с территории его страны грузы могут без дополнительных границ идти прямо в ЕС.

Друг или конкурент?

Россия в свою очередь никак не может определится, хочет ли она принимать участие в этом проекте или нет. С одной стороны, вице-премьер Игорь Шувалов заявил в конце 2014 года, что его страна готова гарантировать, что товары по Шелковому пути могут проходить через пространство ЕврАзЭС без внутренних границ транзитом к рубежам ЕС. Но тут есть несколько серьезных препятствий. По мнению Джона Вонга, использовать уже существующую инфраструктуру будет очень сложно. "Сейчас через Транссибирскую магистраль идет только 1% от всех грузов из Азии в Европу, и дело тут не в устаревшей железной дороге. Вопрос с коррупцией и бюрократизацией перевозок", — говорит эксперт. Кроме того, есть и традиционная сложность с разной шириной колеи в России и ЕС. Но и это можно было бы решить.

Российские чиновники явно рассматривают Шелковый путь как возможность привлечь инвестиции для своих заводов, то есть строить новые пути будут под стандарт России, который не подходит для КНР. Тем более, Россия пока в принципе с большим подозрением смотрит на этот проект, побаиваясь, что огромный поток товаров из Китая может убить ее экономику. Тем более что товарооборот между странами уже достиг $95 млрд, и большая его часть приходится на китайскую продукцию.

Эта нерешительность играет только на руку Казахстану. Единственным препятствием становится страх России, что она потеряет политический контроль над Средней Азией. И потому президент Назарбаев уже не раз уверял Владимира Путина, что Казахстан не собирается покидать ни одно политическое или военное объединение, включая и СНГ, который теперь стал полностью бесполезной организацией.

А пока Россия раздумывает, Казахстан уже начинает работать в этом направлении. Как только Китай будет готов к реальной прокладке дорог и колей, Астана станет первым претендентом на получение денег для этого.

автор:
Андрей Павленко
по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

ЕС и Казахстан завтра подпишут договор о сотрудничестве — МИД
Политика 20 декабря 2015 в 18:05

ЕС и Казахстан завтра подпишут договор о сотрудничестве — МИД

Казахстан намерен расширять сотрудничество с ЕС не только в экономике, но и в сфере безопасности и борьбе с терроризмом

Казахстан: страна равновесия деспотии и демократии
Казахстан 23 декабря 2015 в 12:54

Казахстан: страна равновесия деспотии и демократии

После крушения СССР Нурсултан Назарбаев создал в Казахстане просвещенную деспотию и смог провести экономические реформы