Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме
Андрей Волков, Investohills: "Мы — кризис-менеджеры" и "кризис-инвесторы"

Андрей Волков, Investohills: "Мы — кризис-менеджеры" и "кризис-инвесторы"

  • Дмитрий Бунецкий

    Спецкорреспондент

Финансовая группа Investohills — крупнейший оператор рынка проблемных долгов в Украине. Компания более 10 лет работает с самыми сложными долговыми активами

Украина занимает лидирующую позицию в Европе по доле проблемных кредитов в экономике. Невозврат займов влечет за собой повышение процентных ставок или ограничение доступа к кредитным ресурсам даже для тех, кто платит по счетам своевременно. Высокий уровень просрочки по кредитам и недоверие банкиров бьет по карману украинского заемщика, а растущие показатели проблемных займов снижают устойчивость финансовой системы страны.  

Финансовая группа Investohills — крупнейший оператор рынка проблемных долгов в Украине. Компания более 10 лет работает с самыми сложными долговыми активами. Ее задача — добиться погашения задолженности и привлечь в бизнес заемщика. В результате такой работы кредиторы могут хотя бы частично вернуть вложенные деньги, а вкладчики обанкротившихся банков — свои сбережения. Кроме того, украинский финансовый сектор получает реальные механизмы борьбы с неблагонадежными заемщиками.

Основатель и управляющий партнер Investohills Андрей Волков рассказал в интервью Delo.ua, как его компания нашла свое место на рынке, и поделился планами на будущее.   

Расскажите о своем профессиональном бэкграунде. Как вы создавали компанию?   

— Высшее образование я получил в Одесском государственном экономическом университете. Еще будучи студентом, в конце 1990-х, начал работать консультантом в компании PricewaterhouseCoopers (PwC). Затем в моей карьере были голландский банк ING и Альфа-Банк. За 10 лет работы в Альфа-Банке я прошел путь от начальника отдела до председателя правления, а также возглавил наблюдательный совет СК "Альфа Страхование".  

В 2009 году, в разгар мирового экономического кризиса, я покинул Альфа-Банк и создал собственный бизнес. Благодаря опыту работы в банковской системе мне было известно, что любой экономический кризис изобилует не только долгами и проблемами, но и возможностями. Так появилась компания Investohills, которая впоследствии трансформировалась в финансовую группу. Наша основная специализация — работа с проблемными активами, это в основном корпоративные долги и финансовая реструктуризация. 

Как выглядит бизнес-модель  Investohills  и каким образом вы зарабатываете на долгах?   

— В разгар экономического кризиса предприятия, перегруженные кредитами, начинают "тонуть" под гнетом ежемесячных выплат, а в случае просрочки кредитные платежи обрастают штрафами. Если между кредитором и заемщиком есть конструктивный диалог, они находят способ мирного урегулирования подобных ситуаций. Но в большинстве случаев должник, пользуясь слабостями нашей судебной системы, просто не платит кредитору. Он пытается вывести залоги и совершает ряд мошеннических действий, вынуждая первоначального кредитора продать право на взыскание задолженности специализированным компаниям. Именно такими случаями, самыми сложными вариантами проблемных кредитов, мы и занимаемся. 

То есть компания зарабатывает на принудительном взыскании, а экономический кризис — ваш лучший помощник?  

— В целом да, но наша роль не ограничивается взысканием долга. Зачастую мы действуем как инвесткомпания, которая реанимирует бизнес, сохраняет рабочие места, выводит предприятие на рентабельность и затем продает его новому собственнику. Это прибыльнее, чем просто распродать свалку металлолома. Такой подход более выгоден нам, вовлеченным в эти процессы кредиторам, и государству. А по поводу экономических кризисов могу сказать только одно: они случаются чаще, чем мы успеваем разгребать их последствия в финансовом секторе.  

Investohills занимает лидирующую позицию на рынке проблемных долгов. О каких объемах идет речь? По каким параметрам вы превосходите конкурентов?  

— Сегодня номинальный объем долгов на балансе нашей компании превышает 100 млрд грн. Для сравнения, это приблизительная сумма проблемных активов одного из украинских банков, входящего в "пятерку" крупнейших. Если говорить об инвестициях, то они составляют несколько миллиардов, и в наших планах прирастать на 1-2 млрд грн инвестиций в год в ближайшие несколько лет. По итогам 2019-2020 годов Investohills занимает на рынке проблемных активов около 50%, остальные 50% делят между собой еще 4-5 компаний. В целом они вряд ли превосходят нас даже по штату сотрудников. Только корпоративными долгами в Investohills занимается порядка 100 человек, еще 300 работают в сфере проблемных розничных займов. 

В чем секрет такого стремительного роста компании? Или лидерство на рынке принадлежит вам только потому, что вы занимаетесь проблемными кредитами дольше остальных?  

—  На самом деле возможность стремительного роста и развития в нашем секторе появилась сравнительно недавно. Она обусловлена существенными изменениями в алгоритме приобретения прав на взыскание задолженности и возможности финансовой реструктуризации на государственном уровне. Наши 10 лет на рынке — это большой опыт. Сегодня мы не нацеливаемся на конкретные активы и не охотимся за конкретным предприятием или объектом недвижимости, как это делают начинающие инвесторы. Наш опыт позволяет оценить любой портфель долгов с точки зрения цены/прибыли/риска. Мы настроены на диверсификацию, и сейчас в нашем портфеле есть компании из всех секторов экономики и всех регионов Украины. Это делает наш бизнес более устойчивым по сравнению с небольшими компаниями, успех которых зависит от взыскания одного-двух больших кейсов.   

Кроме того, многолетняя практика выработала у нас способность догонять так называемые украденные активы. Теперь мы смело покупаем кейсы, в которых ни банки, ни конкуренты не видят для себя выгоды. Бывают случаи, когда мы приобретаем проблемные кредиты на сотни тысяч долларов (непогашенные займы, незаконные схемы зачетов), в которых заинтересованные лица успевают вывести залоги, несколько раз перепродать либо ликвидировать компанию. Работа с такими активами сопряжена с дополнительными расходами на юридические процессы, на исследование и аналитику, а также затягивается на длительный срок. Но мы знаем, как вернуть активы на балансы компаний, как возместить свои затраты и получить прибыль. Никакого секрета нет. Просто мы лучше других ориентируемся на рынке, имеем богатую практику и хорошо понимаем свое дело. 

  Какие изменения, кроме закона "О финансовой реструктуризации", повлияли на успешность компании?   

— С 2018 года Фонд гарантирования вкладов физических лиц начал активно продавать проблемные активы банков-банкротов. До этого приобрести можно было отдельные кредиты, и процессы купли-продажи были весьма хаотичны. Но перевод сделок с токсичными кредитами в систему ProZorro автоматически минимизировал количество посредников, перекупщиков и свело к нулю коррупционную составляющую. Новые комфортные условия позволили нам сначала привлечь украинских инвесторов, увеличить объемы и заработать репутацию, а затем создать платформу для международных инвестиций, в рамках которой мы организовали инвестиционный фонд Investohills Helianthus. Его участниками стали американский и два европейских специализированных инвестфонда.  

В СМИ часто говорят о связях Investohills  с олигархами и приписывают вам русский след. Откуда такие слухи?  

— За все время существования Investohills нас связывают с разными олигархами, но в реальности основу наших инвестиций обеспечивает Investohills Helianthus. По сути, этот фонд представляет собой трио мощных западных инвесторов с плановым объемом инвестиций в украинский рынок NPLs $100 млн. Думаю, на этом вопросы о связях с олигархами можно закрыть раз и навсегда.  

В отношении слухов о русском следе скажу следующее: никто не любит возвращать долги. Как показывает практика, самыми неблагонадежными заемщиками оказываются весьма состоятельные люди. Имея обширные связи и финансовые возможности, такие субъекты десятилетиями уклоняются от своих кредитных обязательств, используя различные методы, в том числе и противозаконные. В итоге мы встречаемся с ними в суде. Но, к сожалению, иногда и не только в суде: как только у оппонентов заканчиваются правовые аргументы, они пытаются отравить жизнь самыми разнообразными способами, в том числе грязным пиаром. Бездоказательно обвиняют меня в шпионаже, сотрудничестве с российскими спецслужбами и ставят под сомнение мой патриотизм, ссылаясь на то, что я 12 лет назад работал в Альфа-Банке.

Вот недавно некоторые украинские СМИ активно перепечатывали выдержки из фейкового интервью, которое некий российский сайт якобы у меня взял. Чего они добились — непонятно. Но раз уж зашла об этом речь, то воспользуюсь предоставленной возможностью еще раз озвучить свою позицию: Украина — независимое государство, а Крым — это часть Украины, которую оккупировала Российская Федерация, Россия — страна-агрессор. Я придерживаюсь такой позиции с 2014 года, и она не изменилась. 

Как на вашу отрасль влияет пандемия и связанные с ней ограничения?    

— Карантинные меры существенно замедлили юридические процессы. Дистанционный режим негативно отражается на работе всей правовой системы государства. Мы регулярно сталкиваемся с переносом судебных заседаний и отстаем от графика запланированных выходов даже из самых простых активов. Многие процессы по взысканию, в том числе и зарубежные, на реализацию которых раньше уходил месяц-два, будут завершены только через год. Но мы продолжаем работать и надеемся, что ситуация на рынке в скором времени стабилизируется.   
   
Как будет меняться рынок проблемных долгов?  

— Изменения будут кардинальными. До сегодняшнего дня основным драйвером сферы проблемных долгов был Фонд гарантирования вкладов физических лиц, но большую часть своих активов он уже продал.   

Вероятно, результаты борьбы с непогашенной задолженностью и положительная динамика оздоровления экономики приведут к продаже проблемки государственных банков. Минфин и правительство уже дали распоряжение набсоветам госбанков вплотную заняться этим вопросом. Также на них давят НБУ и международные доноры. Поэтому надеюсь, что первые сделки с активами госбанков произойдут уже в этом году.   

Возможно, появятся еще несколько ниш, связанных с приватизацией госпредприятий и проблемными активами в сельскохозяйственной сфере, где за последний год наблюдался ряд серьезных банкротств среди трейдеров, связанных в том числе с мошенничеством.   

Вполне логичным я вижу появление рынка долгов предприятий из числа поставщиков коммунальных услуг. Проблема огромной задолженности в сфере ЖКХ не решалась десятки лет, но более жесткое регулирование данной отрасли на государственном уровне позволит нашей компании работать с такими долгами.    

Вообще я хочу, чтобы каждый кредитор, обманутый вкладчик и разочарованный инвестор знал: в нашей стране можно вкладывать деньги в банки, кредитовать и заводить инвестиции из-за рубежа. Даже если что-то пойдет не так, со временем все долги будут оплачены. 

Беседовал Дмитрий Бунецкий, специально для Delo.ua