Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме
Георгий Тупчий, "Венбест": "Именно айтишники, по сути, создали нашу охранную компанию"

Георгий Тупчий, "Венбест": "Именно айтишники, по сути, создали нашу охранную компанию"

  • Дмитрий Бунецкий

    Спецкорреспондент

Совладелец крупнейшего сервиса по предоставлению безопасности Георгий Тупчий рассказал, как помогали милиции раскрывать ограбления банков, почему компания вложила миллионы в серверную инфраструктуру и как находить общий язык со всеми поколениями

Современный охранный бизнес — это уже не охранная компания в том виде, как ее привыкли показывать в сериалах и кино. Это комплексный и сложный бизнес, построенный на принципах индустрии 4.0, где наряду с людьми работают машины, обеспечивающие полный сервис безопасности для клиента.

Как начинался рынок охраны в Украине, зачем охране нужны разработчики и что сегодня лежит в основе безопасности — в эксклюзивном интервью Delo.ua рассказал совладелец компании "Венбест" Георгий Тупчий.

Георгий, вы сегодня совладелец одной из самых крупных в стране охранных компаний. Расскажите, как все начиналось, как появилась идея создать охранную компанию?

— Эта идея пришла в голову моему партнеру Владимиру Дзюбе в 1991 году. Но вообще сам бизнес, по сути, начался с 1986 года, когда внутри вневедомственной охраны Украины была создана группа разработчиков техники охранного назначения. Тогда была поставлена амбициозная задача разработать нечто новое, чего не было ни в Украине, ни в мире. В 1987-1988 годах этой группе удалось разработать систему "Венера" и применить впервые персональный компьютер для охраны в режиме реального времени. Чтобы вы понимали, раньше все работали на релейной технике, на тумблерах, а тут совершенно новый уровень. В 1991 году распался Советский Союз, стране стало не до этого, и группа разработчиков сняла погоны, вышла из органов и организовала предприятие "Венбест" 12 декабря 1991 года, после чего компания зарегистрировала все необходимые патенты.

То есть, по сути, компанию создали айтишники?

— На первом этапе, по сути, да, айтишники. Электронщики и программисты, которые сумели создать верхнеуровневый софт и вдохнуть жизнь в железо. В 1991 году поехали в Словакию, выиграли тендер у полиции Словакии на охрану, и эта техника до сих пор работает в недрах полиции Словакии под торговой маркой SPIN.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Как в то время выглядел рынок охраны?

— Это была полная монополия государственной службы охраны. Эта монополия практически сохранялась в том или ином виде до 1996 года. Потом, естественно, рынок развился. Появились частные предприятия — не бандиты, которые ходили и, как говорится, предлагали крышу. Это уже были предприятия, соответствующие определенному набору требований. В 1996 году "Венбест" начал заниматься физической охраной. В 1998 году открыли первый пульт. И пошло развитие.

Вы присоединились к команде позже?

— Я присоединился в 2003 году, когда закончил службу. На службе прошел от электромонтера по обслуживанию охранно-пожарной сигнализации до заместителя начальника Главного управления Государственной службы охраны при МВД Украины. Вопрос о применении собственных знаний "в мирной жизни" практически не стоял. Я прекрасно знал Владимира Дзюбу, который был основателем этой компании, на этой почве и сошлись. У него была техническая часть, у меня силовая часть, которые мы вместе развивали. Этот симбиоз позволил компании модернизироваться в тот "Венбест", который есть сегодня.
Основу сотрудников вначале у нас составляли бывшие выходцы из госслужбы охраны, сейчас это называется полиция охраны. Сегодня у нас есть собственный учебный центр, который занимается подготовкой охранников и вручает дипломы государственного образца — профессионально-техническое образование.
Все это истоки "Венбест". Мы всю жизнь занимались тем, чему нас учили, что мы умели делать.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Вспомните, пожалуйста, первых крупных клиентов. Они до сих пор с вами?

— Физические лица брать не буду, а вот если вспомнить самых крупных "пультовых" — это Ощадбанк, он на сегодня жив-здоров. ПриватБанк также мы охраняем. И, думаю, история общения с ними продолжится далее.

Ограбления банков при вас уже случались?

— Да, была серия ограблений ПриватБанка, и мы помогали МВД, департаменту уголовного розыска, разрабатывать мероприятия по раскрытию этой серии. Это были нападения со стрельбой, и достаточно частые. Чтобы вы понимали, для раскрытия этих преступлений было привлечено более 1200 сотрудников милиции (тогда еще была милиция) и 1200 сотрудников негосударственных охранных предприятий. Со стрельбой задержали одного члена группировки. Тогда пострадал работник милиции, он получил ранение. А затем в Черкассах при очередной попытке ограбления банка задержали второго члена банды.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Вынужден спросить — работа опасная, трагические случаи у вас были?

— На сегодня, постучу по дереву, смертельных случаев при задержаниях не было. В наших работников стреляли. Пули из бронежилетов вытаскивали. Наши работники применяли травматическое оружие, как говорится, успешно. У нас есть видео этих событий. Спасают и защита, и нормальная выучка, нормальная тактика действий, хорошее оснащение. И ребята сами правильно работают. Вы же понимаете, что агрессия с одной стороны вызывает агрессию с другой. Поэтому если применяешь оружие, должен понимать, что с той стороны также может применяться оружие.

А как давно вы пользуетесь видеорегистраторами? Потому что у полиции до сих пор не всегда работают…

— Очень давно. В техническое оснащение всегда серьезно вкладывались, как и в личное оснащение бойцов групп задержания. Это человеческие жизни.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Расскажите о принципах вашего бизнеса.

— Наверное, самые главные правила — это прозрачность и ответственность. Мы давно привили себе такое правило: никогда ничего не придумывать и никогда не обманывать клиента. Всегда говорить, что есть, даже если нам это не нравится.
На сегодняшний день должен сказать, что прозрачность и ответственность "Венбест" обеспечивает в том числе и на программном уровне. Двенадцать различных технических систем на разных платформах — подчеркиваю, не отростки одной системы, а двенадцать разных — контролируют действия всего оперативного персонала.

Те же корпоративные клиенты видят наши группы онлайн. Видят, как эти группы приезжают, видят, когда поступают тревоги с объектов. Мы можем лишь хорошо работать, чтобы удовлетворять требованиям тех же банков. Причем мы обеспечиваем весь спектр охранных услуг. Это и пожарная безопасность, и персональная безопасность, и безопасность автомобилей. Есть департамент спутниковых систем охраны, который бурно развивается. Есть центр видеонаблюдения, где мы видим удаленно объекты всей страны.
Экстерриториальность позволяет избегать возникновения ситуаций на месте, когда кто-то попытается договориться с нашими ребятами. Не получится, потому что все контролируется, в том числе из центра, видеомониторингом оперативного центра в Киеве. Есть и 4 центра технического мониторинга, которые видят всю страну.
При этом за все годы в "Венбест" не было ни одного случая предательства интересов, это действительно главное. Вы наверняка слышали новости, где "в сговоре сделали то и то". У нас не было ни одного случая сговора. Система построена так, что не дает человеку этой возможности.

И полиграф?

— И полиграф, конечно, не постоянно, а там, где это необходимо. Нельзя обижать людей недоверием.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Вы вспомнили центры мониторинга, сейчас их четыре, а раньше было тринадцать, это не повлияло на работу?

— Вернее сказать, было тринадцать пультов, а стало четыре центра мониторинга.
Центр мониторинга кардинально отличается. На пульте 2-3 человека, в центре — 7-15 человек. Другая модель энергоснабжения. На пульт нужен маломощный генератор.
Сейчас в киевском центре мониторинга пять степеней защиты по электропитанию: два независимых ввода, два дизель-генератора, аккумуляторные источники. Генераторы мощностью от 15 киловатт и выше с системой автоматического запуска. Также центры мониторинга оборудованы системами активной безопасности. Применяется система пожаротушения серверов без остановки их работы. Используется система информационной безопасности.
Естественно, все эти системы дорогие, и на большое количество обычных пультов поэтому ставить их невозможно.
Также в центрах есть комнаты отдыха. Воздух обновляется каждые семь минут, это важно в условиях пандемии. У нас есть показатель надежности антиковидных систем: за время первого локдауна не заболел ни один сотрудник центров мониторинга.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Серьезный показатель.

— Да, это серьезный показатель бытовых условий. Также есть запас рабочих мест — на маленьком пульте его нет. Допустим, приходит корпоративный клиент — и его просто невозможно принять, потому что нет запаса рабочих мест для операторов.
Также центры мониторинга работают через централизованную автономную систему маршрутизации трафика. Вы можете обкопать этот пульт по периметру, но всю связь не прервете.
Настроено резервное копирование данных. Грубо говоря, если кто-то из гранатомета выстрелит в киевский центр мониторинга, работа восстановится на другом центре мониторинга за минимальное время.
Системы IT-безопасности уровня ентерпрайз, все критичные системы имеют децентрализованный бэкап. Все центры поддерживаются 24/7.
И венчает все это единая информационно-аналитическая система. Имея право доступа, вы можете получить сквозной анализ любой ситуации.

То есть единый стандарт?

— Да, стандартизированная система построения. Раньше каждый пульт строился по-своему. Разнотипные сервера, а потом, когда начинаешь ремонтировать, ищешь, когда он выпускался, где он выпускался… Тут однотипная система, стандартизированное оборудование, централизованный склад запасных элементов.
Также это решает множество вопросов по обучению. Все работают в единой системе, что уменьшает риск допущения ошибок персоналом. Услуга должна быть стандартной, вне зависимости от региона. У нас группы захвата одинаковые, и машины, и подготовка персонала, и системы мотивации. Есть единый стандарт качества обслуживания, потому что "мерседес" что в Запорожье, что в Киеве, он один и тот же "мерседес".

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Маленький дополнительный вопрос по этому поводу. Был вирус "Петя", сейчас скандалы по сливам данных. У вас такого не было?

— При создании центров мониторинга мы ставили самое современное оборудование. Если ведутся атаки, мы это видим сразу и можем временно во время такой атаки использовать другой центр мониторинга. Мы сталкивались с такими случаями. И мы тратим на оборудование систем безопасности большие деньги.
Тем самым мы достигаем устойчивости. Клиент ведь что хочет получить? Устойчивую услугу, сервис в любое время дня и ночи. И получает, потому что мы не просто так потратили сотни миллионов, создавая эти центры мониторинга.
Мы предоставляем клиентам профессиональную услугу. Не уоки-токи и пульт на балконе.

Расскажите о неудачах. Как решаете проблемные моменты?

— Все, о чем я рассказал выше, великолепные вещи. Но это инструменты, а инструментами все равно пользуются люди. Самые главные и большие неудачи для меня — это неудача в подборе персонала. У нас в целом высокие требования, плюс у меня лично высокая планка, в частности. Чтобы вы понимали, на финансового директора мы рассмотрели более 500 анкет, и я лично провел более 40 собеседований по 45 минут минимум каждое.
Вот для меня разочарования самые большие, когда человек не реализует свои возможности. Здесь задача реализоваться на 100%. И меня расстраивает, когда человек обладает хорошим потенциалом, хорошими данными, но либо не хочет, либо не может реализоваться. Это бесконечно обидно, и я считаю это своей личной неудачей. Получается, не смог раскрыть.
Все остальное — рабочие вопросы. Ну там, украли бутылку водки и во время задержания витрину разбили. Неудача? Неудача. Но рабочая, со всеми бывает.
Если бы хранилище ломанули на $50 млн, ну, это, наверное, можно назвать неудачей. Но за все время не было ни одного несанкционированного проникновения на охраняемые нами объекты без сигнала на пульт.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Страшно, наверное, ездить на выезд…

— Любой человек боится. Я сам ездил в своё время на задержания и оружие применял, когда служил. Бояться нужно обязательно, но так, чтобы страх не блокировал все твои другие чувства и твои действия. Умные учатся.

Зачем нужна домашняя сигнализация?

— Только за 8 месяцев этого года более 80 тысяч краж. Это по стране. Из них 1,5 тысячи — гособъекты, госсобственность. Остальное — личное имущество граждан. Более половины случаев — квартиры.
Но дело в другом, скажу по опыту.
Представьте себе, вы приходите домой, в свою любимую квартиру. И тут будет не то что украли, что взломали… Будет очень противно знать, что кто-то находился внутри. Были случаи, когда приходили злодеи, попьянствовали, холодильник растащили… И женщина рассказывает: прихожу, а там мороженое было в холодильнике, они его достали, оставили на столе, оно растаяло, по полу растеклось… В общем, говорит, не могу тут жить — и около двух месяцев не жила в собственной квартире. Потому что постоянное ощущение, что кто-то вломился. Мой дом — моя крепость, а тут кто-то нагадил…

Да, психологически это тяжело…

— Именно, психологически, не материально, потому что люди многие думают "ну что там у меня брать?". А когда все же берут, психологически трудно от этого потом отрешиться. Есть и другой момент. Зачастую преступников уже не сдерживает, что в квартире находится хозяин. Вы можете дома быть, они все равно решат, что стоит лезть. В лучшем случае получите синяк под глазом, а в худшем можно и жизни лишиться.

А есть что-то именно для личной безопасности? Ну там, кнопку с собой…

— Мы на рынок сейчас выводим новый продукт, это тревожная кнопка в телефоне. Ее можно скачать, зарегистрироваться, абонплата — 190 грн/месяц. После этого вы нажимаете, и все данные — фото, месторасположение, номер телефона — поступают близлежащему экипажу и на центр мониторинга. Наши сотрудники видят ваши передвижения, даже если вы убегаете от кого-то. Вы получаете номер их машины и номер телефона. Если к вам пристали на улице, вы понимаете, что железно получите помощь.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Насколько высокая скорость реагирования? Потому что полиция часто не спешит…

— Во-первых, мы сейчас четко проговариваем клиентам те зоны, где мы есть, и не предлагаем данную услугу в местах, где нас нет. В отношении быстродействия — да, мы специализируемся на охране имущества, жизни и здоровья граждан, конечно, у нас меньше вызовов, чем у полиции. Сегодня на один наряд приходится 5-6 вызовов в сутки, в то время как полиция за смену может принять 30-32 вызова. Это разная нагрузка.

А можно как-то суммировать отличия "Венбест" от других охранных компаний?

— Ну, я бы не назвал "Венбест" охранной компанией.

Хорошо, как правильно называть?

— Высокотехнологичная сервисная компания. Основной объём услуг — это технический мониторинг безопасности, телеметрия и другое. У нас сегодня софты верхнего уровня собственной разработки, что открывает большие возможности нашим клиентам в разрезе аналитики и интеграций. Мы производим оборудование, которое сегодня охраняет ряд объектов государственного значения. Крайний наш клиент — это миссия ОБСЕ по всей Украине. Впрочем, мы часто работаем с иностранными компаниями, которые хотят прозрачности, честности, профессионализма.
Наши расценки дорогие, но клиенты смотрят на то, что они получат взамен. Те сервисы, которые мы предоставляем, это не охранные сервисы в понятии "нажали кнопочку, поступило, приехала машинка", это целый комплекс. Сегодня отсюда из Киева наблюдаем объекты в отдаленных районах страны, где были проблемы.

По поводу подготовки персонала, как вы готовите персонал?

— У нас собственный учебный центр, лицензированный Министерством образования и науки Украины. Мы прошли государственную аттестацию, подтвердили высокий уровень подготовки слушателей. И получили право выдавать Свидетельства о присвоении квалификации государственного образца. Обучаем профессиям охранник (с 1-го по 4-й разряд) и телохранитель.

А сколько нужно учиться?

— По-разному, в соответствии с разрядом. Там сетка по-разному, от 98 часов. Максимально там 170-240 часов. 70% — практическое обучение и 30% — теория, законодательная база, психология и так далее. Обучение идет по тем же принципам, что у Патрульной полиции: вначале учим действовать словом.

Какие планы на будущее?

— Мы достраиваем сейчас центр мониторинга в Харькове. Он покроет восток Украины. И задача в этом году все продукты, которые мы разработали и делаем сейчас, запустить в широкую эксплуатацию. Это первое. Второе — давайте откровенно — консолидация рынка.

Фото: Константин Мельницкий/Delo.ua

Думаете ли о том, чтобы запустить франшизу?

— Мы не идем во франшизирование, потому что потратили годы на обучение специальных команд четко и выверенно работать. Отвечать за непрофессионалов, которые будут под нашей вывеской, я не хочу. Даже наши подрядчики соответствуют высоким требованиям.

Хочу отметить напоследок, что у вас нет людей в строгих костюмах и галстуках, все одеты… нормально.

— Так мы же айтишная компания, вы сами так сказали. А Стив Джобс ходил в водолазке. Костюм, галстук — все это я относил еще в милиции. После почти 20 лет в МВД смотреть на костюмы не могу, если честно. Хочется все-таки удобно одеваться, а не носить удавки.
Тем более, меняется восприятие и меняется клиент. У молодого поколения меньше условностей в одежде, они более взыскательны в другом — в сервисе. А так… посмотрите на президента Владимира Зеленского — он, конечно, галстук носит на официальные встречи, но в целом одевается свободно.

Вы сами затронули эту тему, поэтому: с нынешними клиентами сложнее или проще?

— Сейчас на планете живет около семи поколений. Поэтому я не могу сказать, что с каким-то клиентом сложно. Со всеми находим общий язык, если четко знать, что они хотят.

Беседовал Дмитрий Бунецкий, специально для Delo.ua