Бизнес 08 октября 2019 в 0:00

Сколько стоит суррогатное материнство в Украине — интервью с собственником Biotexcom

Во второй части интервью Delo.ua Альберт Точиловский, собственник клиники репродуктивной медицины Biotexcom — о том, как ищут суррогатных матерей, сколько это стоит и почему не надо бояться объявлений о донорстве яйцеклеток в маршрутках

Сколько стоит суррогатное материнство в Украине — интервью с собственником Biotexcom Сколько стоит суррогатное материнство в Украине — интервью с собственником Biotexcom

Часть I. Украина лидирует в репродуктивной медицине за счет побочных факторов, а не технологий

Скажите, пожалуйста, как вы ищете суррогатных матерей и доноров яйцеклеток?

В Украине работают специальные посреднические компании. Зачастую это те же фирмы, что занимаются подбором персонала. Они дают рекламу в области суррогатного материнства и донации яйцеклеток. Сейчас это, собственно, самый серьезный вопрос. У Biotexcom нет проблемы с клиентами, у нас в очереди 99% иностранцы, крайне сложно включить в список людей из Украины. И все это — работа над имиджем, которого мы достигли за счет результативности, ранее занимая около 90% рынка. Сейчас, конечно, репродуктология в моде, появилось около 50-70 клиник в стране, но мы до сих пор лидируем и задаем тренды.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Большая конкуренция по донации яйцеклеток. Украина делает лишь первые шаги, но мы уже лидеры в Италии и я думаю, что остальные страны тоже массово поедут к нам. Но в отрасли есть конкуренция таких стран, как Испания, Чехия, Кипр, Словакия. Особенно последние — в Брно больше клиник по донации, чем в Киеве клиник вообще. Забирать клиентов у специалистов с 30-летней историей очень тяжело, но мы справляемся. И мир видит, что Украина показывает хорошие результаты по репродуктологии. Жаль только, что другие отрасли — к примеру, онкология — вымирают. Качество медицинских услуг не растет. Даже наши вышестоящие люди, парламентарии, чиновники, не верят в украинскую медсферу, поэтому представьте, как сложно убедить поверить иностранцев.

Необходимо развивать медицинский туризм. Вот у нас скакнула репродуктология, Турция и Беларусь очень хороши в трансплантологии

Biotexcom имеет имя и имидж, может именно вы можете стать драйвером в других медицинских отраслях и открыть Украину для медицинского туризма?

После того, как прокуратура по оккупированным территориям решила забрать мой бизнес, мы стали разносить наши разработки. Сейчас занимаемся в том числе стволовыми клетками и будем открываться в Лейпциге, где будет европейский биотехнологический центр. Уже купили здание, будет большая компания.

Понимаете, очень страшно работать здесь, особенно после того, как меня семь раз пытались посадить в следственный изолятор. Обвиняли в том, что тысячи украинских младенцев вывезли, делали запросы в другие страны, но везде получали ответ, что дети имеют генетическое родство с иностранными родителями. Такой шум зачастую поднимают, чтобы оправдать свою жадность, просто хотели забрать ресурс, но получилось лишь ухудшить имидж украинской медицины перед европейскими странами. Потом поняли, что у нас представительства во всех странах Европы, если заберут бизнес, получат пустоту, вот это здание, люди не пойдут работать. Тогда появилось желание у них сделать меня менеджером и прибыль делить 50 на 50. Но для этого надо было посадить меня в тюрьму, чтобы получить рычаг давления. Обычно у прокуратуры подобное получалось, но с нами они встретили серьезное сопротивление, очень многие общественные организации вступились, поэтому суды просили залог, но не сажали. Мы писали в Государственное бюро расследований заявление о преследовании, приложили документы, но дела все возвращают, прикрывают.

Слава Богу, пришла другая власть и стало легче, давление снизилось. Так что мы рискнули и строим центр по лечению инсульта с помощью стволовых клеток в Киеве. Посмотрим, как это все будет развиваться, 90% происходящего в стране зависит от политической ситуации. Если то, что декларирует новая власть, будет выполняться, есть шанс на развитие. Если нет, мы погибнем, как и многие другие страны, из-за глобализации.

Глобализация — это эскалатор. Он движется вниз, ты должен бежать наверх. Если остановишься, тебя унесет

Причем, мир развивается так быстро, что даже мне страшно. Ежедневно выходит что-то новое. И все стараются. Пока Украина, как и Россия, остановились в этом процессе. Северные соседи думают, что выживут за счет углеводородов, мы — за счет сельского хозяйства. Но без модернизации мы умрем, паразитировать на земле неправильно.

Знаете, Ахмед Заки Ямани, он был министром нефти и минеральных ресурсов в Саудовской Аравии, сказал: нефтяной век закончится не потому, что у нас кончится нефть, как и каменный век закончился не потому, что в мире закончились камни. Поэтому нужно идти вперед, нужно двигаться, да, совершать ошибки, нельзя их бояться. Возникнут нравственные вопросы — надо с ними работать.

Собственно, уже возникли — вспомните китайских генномодифицированных детей Лулу и Нана, которых создал Хэ Цзянкуй.

Поэтому нужно собирать круглые столы, обсуждать эти вопросы. И не надо бояться порицания общества. Общество в 90% случаев принимает неверные решения. Общество понимает, что произошло, когда прошло 30 лет и уже никого не догонишь. У нас вот депутаты-болтуны говорят о собственной автомобильной промышленности, и это в то время, когда мировые концерны вылетают из бизнеса. "Роллс-Ройс" разорился, продали. "Бентли" разорился. "Вольво" разорился. Японские магнаты в панике, да что там, европейские концерны вроде "БМВ" или "Мерседес" не понимают, куда двигаться, потому что выходят новые, сильные тренды, за которыми стоят страны с триллионными оборотами за счет новых технологий. Кому нужна "Славута" в таком мире?

Новые сферы, которые сейчас появляются — это шанс побороться. К сожалению, новые сферы у нас воспринимаются боязливо. А зря, мы можем конкурировать в биологии.

Чтобы подкрепить ваши слова — какой процент "детей из пробирки" в Европе?

В 70-е, когда все начиналось, говорили, что это будет незначительное количество. Как с мобильной телефонной связью — все крупные прогнозисты заявляли о том, что мобильники дорогие, будут у ста тысяч человек, а сегодня что мы имеем? У каждого карманный компьютер в кармане.

Так и с ЭКО. Сейчас в Европе по статистике каждый десятый ребенок "из пробирки". Эксперты говорят, что к 30-40 годам это будет каждый третий. Почему? Потому что падает качество мужской спермы, это официальная статистика Всемирной организации здравоохранения. Потому что раньше в 18 лет считалось нормальным иметь трех детей, а сейчас женщины начинают думать о ребенке после 40 лет. Без ЭКО не получается. Вот смотрите, человек в Европе до 13 класса учится в гимназии, потом университет, потом карьера, а потом конец репродуктивного возраста.

Но и продолжительность жизни растет. Пушкин писал, что в лицей зашел старик Карамзин лет 30-ти. Матери Джульетты было 28 лет. Сейчас девушки в 28 только заканчивают ходить на дискотеки. Средняя продолжительность жизни — 70 лет. Поэтому репродуктивная медицина будет расти, количество программ увеличиваться, и медицинский туризм тоже вырастет в этой области.

Вернемся на минутку к поиску доноров и суррогатных матерей. Сейчас объявления о покупке яйцеклеток висят даже в пригородных автобусах, это вообще нормальная ситуация?

У меня тут особое отношение. Смотрите, это все — посредники. Посредники хотят заработать. Я против них ничего не имею. Когда открывается малое предприятие, оно не может построить завод, не может вложить огромные деньги. Эти люди, рекрутеры, начинающие бизнесмены, которые создают первоначальный капитал. Ограничивать их было бы глупо. Говорить, мол, идите напрямую в клинику, посредник не нужен, давайте уберем этот слой — неверно. Пусть лучше клиника меньше заработает, но появится слой малого бизнеса. Может, конечно, объявления слишком кричащие…

Предлагают мамам по полмиллиона, это серьезная сумма для сельских жителей.

Цены уже выросли. Все клиники платят больше полумиллиона. За донацию яйцеклетки цена доходит до 40 тысяч, потому что есть определенный дефицит доноров. Суррогатные мамы идут по несколько раз тоже, вот у нас есть женщина, наша рекордсменка, выносила уже четыре раза. И это не предел, британка Кэрол Хорлок родила 15 детей, последнего в 48, и собирается продолжать. И это нормально, биологически она может вынашивать и в 60, и в 70 лет, главное, чтобы качество яйцеклеток было хорошее.

Что касается женщин из сел… вот смотрите, она из глубинки, у нее уже есть дети, иногда это 3-4 ребенка. Мужа нет, потому что мужчин вообще не хватает, плюс те, что есть, немного любят выпивать. Это в Киеве мужчины держатся, надо двигаться быстро, а там работы нет, заняться нечем. Поскольку мы не можем создать рабочие места в регионах, я их даже не обвиняю.

И вот у такой женщины зарплата в два раза ниже официальной, которая 4 тысяч гривень. За эти две тысячи ее эксплуатируют по полной. Попробуйте прокормить семью на эти деньги, даже если есть некое подсобное хозяйство. Даже если она будет вязать, прясть, делать еще что-то — машины делают это быстрее и дешевле. А суррогатное материнство и донация яйцеклеток — это высокооплачиваемое рабочее место. Я уже не говорю о том, что это святые дела, рождается новая жизнь, это красиво и полезно.

Вообще, легализация — крайне полезный инструмент. Я по своим взглядам либерален и поддерживаю даже легализацию проституции. В странах, где это существует, меньше половых болезней, ниже уровень СПИДа, потому что отрасль контролирует государство, а не бандиты.

А когда все нелегально, выходит, что государство само выстраивает коррупцию, объясняя это нравственными позициями.

Конечно, в этой отрасли самое страшное, что пугает всех — детская смертность. Но простите, ребенок может умереть как у суррогатной мамы, так и при обычных родах, тут все зависит от многих факторов. Более того, согласно статистике ВОЗ, уровень смертности при родах в Украине наиболее низкий среди всех популярных направлений суррогатного материнства (Грузия, Кения, Нигерия).

Как можно их избежать?

Ошибки все равно будут. Врачи делают ошибки, но нельзя вводить за нее смертную казнь, иначе этих проблем станет больше, у специалиста просто будут трястись руки во время удаления аппендикса. Конечно, цена этих ошибок — жизнь. Поэтому ответственность выше. Но наказывать, поверьте моему опыту, нужно не запретами, а деньгами.

Я бы ввел в суррогатном материнстве акциз. Чтобы клиники, которые проводят программу, платили за каждый бланк документа, подтверждающего генетическое родство, 100 тысяч гривень. Клиника купит 50 таких бланков, если что-то случится, их аннулируют.

И человек понимает: необходимо следовать медицинским и юридическим протоколам, нельзя двигаться по короткому пути, потому что в залоге лежит 5 млн грн. Здесь ты сэкономил пять тысяч, а там потерял пять миллионов. Исчезает экономическая целесообразность делать все дешевле.

Конечно, мамы суррогатные платить не должны. Доноры яйцеклеток платить не должны, это бедные женщины. А мы, как представители коммерции, обязаны вносить определенную сумму за каждое свидетельство. А эти деньги пусть идут на медицинские цели. На лечение бесплодия у наших женщин. На частичную оплату ЭКО.

Еще один плюс подобного решения в том, что это бланки строгой отчетности. Он записан на клинику, никто ничего не может подделать, менеджер клиники ставит на него печать, сам созванивается с загсом. Это гарантия того, что никто не запишет генетическое родство на украинского ребенка.

Если это предложение встретит интерес у нашей элиты, нужно организовать круглый стол, обсудить вопрос. Тогда вопрос о том, какую пользу приносят репродуктивные клиники, не поднимется: вот она, польза, государство зарабатывает миллионы.

Расскажите о том, какой должна быть суррогатная мама?

В первую очередь, здоровой. Во вторую — желательно, чтобы не было вредных привычек. Мы проверяем женщин на алкоголь, наркотики, сигареты, делаем тесты. Прописали бонусы — если женщина соблюдает все договоры во время вынашивания, получает дополнительные средства. Влиять можем только деньгами, пряником, кнута у нас нет.

Из каких стран к вам едут? Вы упоминали Италию, Германию, Францию, кто еще?

Вы удивитесь, но сейчас едет даже Индия, которая Мекка суррогатного материнства. У них разрешено делать это для самих индийцев, иностранцам запрещено. И несколько центров загубили. Думаю, к 30 году мы получим около трети индийских клиентов.

Сколько стоят программы суррогатного материнства?

Цены в Украине колеблются от 30 до 70 тысяч долларов, зависит от пакета, в который входит и проживание, и программы, и оплата суррогатной мамы, и встречи, и перелеты. Пары здесь могут находиться по 2-3 месяца. Бывает, что оплата суррогатной мамы — это небольшая часть пакета. Медицинские услуги очень дорогие, мы даем гарантию, задали тренд — до пяти попыток оплодотворения. Программа суррогатного материнства, понятно, дороже, чем ЭКО, потому что отдельно стимулируются яйцеклетки биологической матери, отдельно — реципиента, которая будет вынашивать плод. Поэтому программы дорогие, но цены снижать не получается, разве что убирать дополнительные услуги. При этом в США стоимость таких программ доходит до 300 тысяч долларов.

Почему люди выбирают суррогатное материнство, а не ЭКО?

Вопрос в медицинских показаниях. При синдроме Рокитанского женщина рождается без матки. Бывает, матку удаляют. Бывает — и это случается все чаще — что антитела мешают выносить плод. Если твой организм мешает или не может выносить плод — нужен другой организм. Понятно, если есть возможность ЭКО, лучше ее использовать.

Расскажите, как происходит сама процедура суррогатного материнства?

В первую очередь, один родитель должен быть в генетическом родстве с будущим ребенком. У женщины стимулируются яйцеклетки, она принимает противозачаточные, чтобы при отмене пошли месячные. Также противозачаточные принимает суррогатная мама, чтобы циклы синхронизировались. Затем идет стимуляция, сбор яйцеклеток, мужчина сдает сперму, яйцеклетку оплодотворяют. Делаются эмбрионы, суррогатная мама тоже стимулируется, ей подсаживают уже оплодотворенную яйцеклетку. После этого она принимает медикаменты еще 3 месяца, потому что идет на чужом цикле.

Когда ребенок рождается, берется справка с роддома, потом подтверждается генетическое родство в независимой лаборатории, суррогатная мама нотариально отказывается от ребенка, ЗАГС переоформляет все на иностранных родителей. Затем — посольство. Все посольства проверяют родство, отправляют анализы в родную страну, где их смотрят. Клиенты из многих стран вынуждены находиться в Украине по 2-3 месяца после рождения ребенка, так как посольства выдают документы только после полной и тщательной проверки каждого отдельного случая.  

Что вы, как человек с огромным опытом, посоветуете будущим мамам?

Знаете, опыт настолько разный… В первую очередь — не бойтесь. Подберите хороший роддом, почитайте в интернете про специалистов, которые будут принимать роды. В Украине очень много добросовестных акушеров-гинекологов.

Главное, пожалуй, помнить о том, что с детишками лучше не затягивать. До 30 еще можно тянуть, но после, девочки, советую всем: не баловаться! Я понимаю, что современная жизнь заставляет делать карьеру, но после 35 рождение ребенка может обойтись в десятки, а то и в сотни раз дороже. В цивилизованном мире хотя бы есть смысл, там человек получает 70 тысяч долларов в год, понятно, ради чего это делать. Наши зарплаты того не стоят, поэтому не затягивайте.

И еще. Прежде, чем делать аборт, сто раз подумайте. Конечно, тут уже важна государственная поддержка, даже нынешний пакет для матерей — уже огромный шаг вперед, а если получится ввести акциз для клиник, эти деньги можно направить для женщин, которые попали в тяжелую ситуацию.

Часть I. Украина лидирует в репродуктивной медицине за счет побочных факторов, а не технологий

Беседовал Дмитрий Бунецкий, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Катерина Рожкова, НБУ: о кредитовании, страховании и экономике Украины
Загрузка...