IT и Телеком 17 марта, 09:03

"Само понятие "рабочее место" должно исчезнуть", — Игорь Панивко, Konica Minolta

Интервью с генеральным директором Коника Минолта Украина Игорем Панивко — о корпоративных финансах в смартфоне, гибкости бизнеса и роботах, которые не отберут работу у людей

Игорь Панивко. Фото: Коника Минолта Украина Игорь Панивко. Фото: Коника Минолта Украина
Игорь Панивко. Фото: Коника Минолта Украина

Konica Minolta на рынке более ста лет. Долгое время это был фотобизнес, затем — принтеры, сканеры и копиры. 

Лет десять назад компания ушла из продаж и занимается крайне сложным и достаточно творческим делом — созданием цифровой архитектуры для различных бизнесов. 

Подпишитесь на канал DELO.UA

Принтеры остались, но теперь они стали всего лишь небольшой частью цифровых экосистем, которые компания предоставляет своим клиентам. В компании помогают предпринимателям быть гибче и эффективнее. Показывают, как сделать бизнес удобнее. 

О том, как пандемия повлияла на рабочие места, почему людям не стоит бояться роботов, отбирающих работу и тонкостях работы с госсектором в эксклюзивном интервью Delo.ua рассказал генеральный директор Konica Minolta в Украине Игорь Панивко

Вы разрабатываете и внедряете IT решения для различных бизнесов, расскажите, как изменились тренды, потребности, подходы к бизнесу ваших клиентов из-за связанных с пандемией ограничений?

— Начну с общеизвестного факта, который нужно повторять каждый раз, потому что не все к нему привыкли: жизнь перешла в онлайн. Началась новая точка отсчета, изменилась концепция работы в офисе. Это происходит во всем мире и, соответственно, отмечен рост интереса к продуктам, которые предоставляют гибкость для этой новой нормальности. Люди работают в любой точке, не только дома, соответственно легкость, безопасность и удобство согласования и коррекции документации, к примеру, без которой невозможно себе представить офисные процессы или логистические цепочки, пользуется спросом. И спрос этот будет расти в геометрической прогрессии. 

Игорь Панивко
Игорь Панивко генеральный директор Konica Minolta
Мы и сами диджитальны — процессы в компании не просто оцифрованы, ими можно управлять с мобильного телефона. В этом суть трансформации: разнообразные физические процессы, приобретая отчетливый цифровой отпечаток, стают более удобными и эффективными.

Хорошо, что вы затронули эту тему, речь идет о так называемой "цифровой трансформации". Почему-то каждый топ-менеджер, каждая компания, вкладывает в это свой смысл. Вы позиционируете себя как компания, которая помогает бизнесам трансформироваться. Что такое цифровая трансформация для вас?

— Для нас и большинства компаний в мире — это перевод всех процессов в цифру. Приложения решают задачи, обеспечивают коллаборацию. Мы внедряем все, что с этим связано, и активно ищем оптимальные решения. 

Мы и сами диджитальны — процессы в компании не просто оцифрованы, ими можно управлять с мобильного телефона. В этом суть трансформации: разнообразные физические процессы, приобретая отчетливый цифровой отпечаток, стают более удобными и эффективными.

Вы сказали, что во всем мире растет интерес к продуктам, которые позволяют быть гибкими. Вы создаете такие продукты. Как с этим коррелируют успехи вашей компании в 2020 году?

— У нас был очень успешный 2019 год. Компания выросла на 25% в целом, по многим показателям даже на 50%. По итогам 10 месяцев 2020 года видим, что нарастили объем продаж решений, практически компенсировав потери полного локдауна, который был в апреле-мае прошлого года. Мы уже видим, что к концу финансового года (компания работает по японскому деловому календарю, когда финансовый год начинается 1 апреля — Delo.ua) выйдем на прошлогодние показатели. Так что оцениваем 2020 год как очень позитивный для компании. Несмотря на снижение деловой активности во всем мире.

Игорь Панивко
Игорь Панивко генеральный директор Konica Minolta
Да, мы будем в какой-то степени прислужниками этого нового цифрового мира. Но это уже происходит и только набирает темпы — наша жизнь уже привязана к смартфону, социальные сети и прочие полезные приложения крепко нас держат. Так же и с рабочими инструментами. Вслед за потребительскими решениями придет мобильный бизнес

По поводу деловой активности — каким станет рабочее место будущего по вашему мнению?

— Думаю, само понятие рабочего места должно исчезнуть. Взамен появится понятие "деловая функция". Сама работа в одном месте, с 9 до 18 — это уже анахронизм, 19-20 век. 21 век определяет потребность именно в выполнении функции, и цифровое покрытие поможет человеку выполнять эту функцию, когда угодно и где угодно. Также цифровые решения помогут отслеживать эффективность выполнения функции. Да, мы будем в какой-то степени прислужниками этого нового цифрового мира. Но это уже происходит и только набирает темпы — наша жизнь уже привязана к смартфону, социальные сети и прочие полезные приложения крепко нас держат. Так же и с рабочими инструментами. Вслед за потребительскими решениями придет мобильный бизнес. 

Вы помогаете создавать эти мобильные решения для бизнеса?

— Мы прорабатываем для клиентов варианты с частными облаками, в которых клиенты могут контролировать свои данные и управлять ими. Часть решений мы разрабатываем с нуля. Есть "упакованные" решения, которые мы быстро разворачиваем и запускаем — к примеру, автоматизированное согласование отпусков и командировок, кастомное решения, построенное с помощью технологий Microsoft. Оно помогает человеку, который часто переезжает с места на место по делам компании, быть полностью независимым от физической локации. 

Простые решения улучшают жизнь?

— Значительно облегчают. Вспомните, как стало проще, когда "Укрзализныця" ввела мобильное приложение для покупки электронных билетов. Или электронные авиабилеты. Конечно, это потребительский сектор, он развивается более стремительно. В В2В же надо менять правила и процессы, а это не так просто. Но уже есть компании, которые пытаются что-то делать, хотят меняться. 

Например? Кто ваши клиенты?

— Очень большая склонность к инновациям у аграриев. Мы разрабатываем и внедряем для них множество решений — как часть комплекса услуг по роботизации. 

У нас много клиентов, с нами порядка четырех тысяч компаний, большую часть из которых вы знаете, они на слуху. В чем наше взаимодействие — мы предоставляем возможность по-новому взглянуть на процессы клиентов с точки зрения эффективности. 

Интернет вещей? 

— Забавно, что вы спросили об этом: мы в этом деле очень давно. Задолго до появления самого термина, компания Коника Минолта комплексно подходила к обслуживанию своей техники. Все наши устройства подключены к сервисным службам, мы проводим их удаленный мониторинг. Реагируем на поломки в реальном времени, накапливаем статистику — чтобы делать превентивный ремонт, менять ключевые элементы до того, как они выйдут из строя. Также ведется расчет по расходным материалам, их доставляем до того, как они закончатся. 

Мы начали это лет десять назад, это один из стандартов нашей деятельности. 

Вы собираете, по сути, виртуальные пазлы, строите архитектуру для бизнесов. Какие "кирпичики" для этого выбираете, чьим софтом предпочитаете пользоваться?

— Цифровой мир не предполагает монополии. В каких-то моментах нам ближе всего решения Microsoft, но работаем и с другими вендорами. Чтобы автоматизировать один процесс, например, обработку документов в логистике, не получится решить все задачи с помощью одного продукта. Это всегда пакетное решение, наладка обмена данных, оптимизация. Мы смотрим на мир широко, бизнес-аналитики подбирают продукты, которые оптимально подойдут для конкретного случая, для конкретной потребности клиента. Иногда эти продукты кастомизируются. Иногда программисты дописывают код, чтобы удобнее было связывать все вместе. За этим будущее, не только наше, но и всего мира. 

Вы используете искусственный интеллект и машинное обучение? 

— Сейчас много хайпа на эту тему, но в реальности все проще: это алгоритмы в коде программ, которые мы используем, в основном, во внутренних процессах. Та самая цифровая трансформация. Десять лет назад, когда я присоединился к команде компании, первое, что я решил сделать, это автоматизировать бэкофис и финансы. Мы запускали машинное обучение для прогнозирования бизнеса. Тут нет ничего фантастического. Мы понимаем, где можем использовать сервисы ИИ, подключать их к нашим решениям. Подобные механизмы широко используются в облаках — это классификация текстов, распознавание лиц. То есть, если понадобятся услуги ИИ, их можно просто заказать у мегавендора — за дополнительную плату. 

А как насчет создания собственного искусственного интеллекта?

— Самим создавать ИИ нереально, это колоссальные ресурсы, огромное количество данных для обучения. Физические сервера, которые поддерживают работу подобных алгоритмов, также немалые. Если проще, в этом нет смысла. Проще заказать сервис у специальных компаний, которые предоставят его для определенных участков работы. Вы же не строите самолет каждый раз, когда нужно лететь куда-то. 

На пальцах — как ИИ-решения вообще могут помочь?

— Самый простой пример — почтовые сервисы. Если вы пользуетесь, скажем, Outlook, Cortana присылает напоминания. Google-календарь подсказывает, когда у вас поезд. Facebook говорит, что вот-вот начнется интересное вам событие. Эти сервисы незаметно и постепенно проникают в жизнь. Наши сервисы тоже будут рекомендательные, предсказательные. 

Кто для вас конкуренты и кто бенчмарк? 

— Наши конкуренты находятся в прошлом… Понимаете, мы предоставляем комплексные решения, а не продаем какие-то продукты. Да, в прошлом, когда занимались продажами принтеров-сканеров-копиров, мы конкурировали ценой. Но больше мы таким не занимаемся. Компания разрабатывает решения, предоставляет сервис, помогает своим клиентам достигать успеха в бизнесе. 

Что касается бенчмарков, могу назвать, например, американскую компанию Accenture — они предлагают комплекс услуг, анализ, консалтинг и внедрение. Мы работаем по схожей модели. Видим успешные примеры деятельности коллег из Konica Minolta во Франции, Германии, США. Ориентируемся на этот опыт, а не на местный, украинский, рынок. То есть, настолько завышаем планку качества, что само понятие конкуренции тут отходит. Мы хотим попасть, если говорить словами В. Чан Кима, из розового океана в голубой, от конкуренции — к открытию новых рынков.

Новые рынки — это в том числе и ошибки. Где уже ошибались вы? И какие уроки вынесли?

— Прежде всего, ошибки — это хорошо. Мы учимся. И для нас очень важен клиент, с которым мы работаем. Его портрет. 

После своих ошибок мы избегаем работы с госсектором. Все их тендеры основаны на ценах, нам это не интересно. В этом нет стратегического видения. Были проекты, они закончились не слишком удачно. 

До 2015 года мы обслуживали порядка полутора десятков банков, которые обанкротились. Соответственно, стратегические проекты с финансовым сектором также оказались ошибочным направлением, и мы пересмотрели свое видение работы с ним.

Выводы помогли нам диверсифицировать наш пул клиентов. Кризис показал живучесть этого подхода: мы не зависим ни от одного сектора. Все наши клиенты — это разные бизнесы. Они работают, производят, продают, а мы работаем вместе с ними. 

Еще один интересный момент — полтора года назад мы начали заниматься видеонаблюдением. Konica Minolta купила MOBOTIX, это производитель камер высочайшего класса. Надо было выводить камеры на рынок, но мы не очень понимали, каким путем идти. Решили просто продавать камеры, но не пошло. Все клиенты хотят готовое решение, с аналитикой, с программным обеспечением, с сервисом. Поэтому перестраиваемся на ходу, выстраиваем концепцию продаж — и видим, что видеонаблюдение как сервис, как комплекс, становится гиперпопулярным. Это и различные программы "безопасный город", "безопасная страна", к примеру. 

Игорь Панивко
Игорь Панивко генеральный директор Konica Minolta
Подписка оправдывает себя, когда это долгосрочное сотрудничество. Вендор берет на себя заботы по обслуживанию техники, ее обновлению. Мы считаем окупаемость на 4-5 лет вперед.

Ваш бизнес, по сути, является воплощением концепции "экономики подписки". Сложно было внедрять это в Украине, объяснять бизнесу выгоды? 

— Экономика подписки — это наша концепция, наше кредо и наша основа. Мы предлагаем сервисные услуги. И в 2010-11 годах прошли сквозь ломку стереотипов относительно перехода на подписку вместо покупки. 

В Украине — ввиду определенной турбулентности и волатильности — горизонт планирования в компаниях составлял неделю, может быть месяц. Редко — год. Крайне редко — больше года. Подписка оправдывает себя, когда это долгосрочное сотрудничество. Вендор берет на себя заботы по обслуживанию техники, ее обновлению. Мы считаем окупаемость на 4-5 лет вперед.

Но прошло восемь лет с тех пор — и только сейчас мы наблюдаем трансформацияю бизнес-пространства. Подписка становится достаточно повсеместным явлением для крупного бизнеса, и мы хотим дальше ее развивать и показывать преимущества для малого и среднего бизнеса. Для мира, особенно для США — это вообще стандарт, это легко, просто и прогнозируемо. Жду, когда Украина полностью интегрируется в западные технологические циклы. Тогда больше не придется тратить силы и ресурсы на убеждение людей. 

Вынужден спросить, поскольку весь наш разговор был посвящен цифровой трансформации: когда роботы отберут работу у людей?

— Это очередной хайп. Я не могу не улыбаться, когда слышу сумасшедшие идеи о том, что искусственный интеллект заменит человека. Это фантастика. Технологии даже близко не приближаются к тому, чтобы что-то подобное стало реальностью. В 18 веке в Англии ткачи громили станки. Спустя 250 лет их дети стали врачами, художниками, маркетологами, инфлюэнсерами и блогерами. Автоматизация делает жизнь интереснее, убирает рутину, люди работают интеллектуально, творчески. В своей работе они уже не отвечают на скучный вопрос "как". Они должны искать ответ на более интересный вопрос "почему". 

Беседовал Дмитрий Бунецкий, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Борис Шестопалов: Что сегодня делает бизнес более устойчивым?
Загрузка...