Совладелец крупнейших офисных центров, предприниматель Владимир Школьник: «Мы носили деньги домой и складывали в шкаф»

Бизнесмен Владимир Школьник называет себя одним из первых легальных миллионеров Советского Союза.
Владимир Школьник родился в простой семье: мама — учительница, папа — инженер. Еще при Советском Союзе, когда занятие бизнесом не приветствовалось, ем
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Владимир, откройте секрет, как в Советском Союзе можно было стать очень состоятельным человеком?

– В институте валютой торговал. Тогда за это сажали надолго, но мне как-то повезло. По тем временам я смог таким образом заработать безумные деньги — несколько тысяч долларов. Тогда тысяча долларов воспринималась больше, чем сейчас миллион.

И не боялись?

– Боялся.

Когда же вы начали заниматься серьезным бизнесом?

– При Союзе вообще не было какого-либо структурированного легального бизнеса. Любой бизнес был по определению нелегальным. Даже если бы вы захотели кому-то отремонтировать ботинки, за это посадили бы в тюрьму. Но в перестройку вышел закон о трудовой деятельности, о кооперации. Когда еще никто этими законами не пользовался, но законодательно уже не было запрещено, я и начал заниматься бизнесом. Тогда конкуренция отсутствовала.

Какое направление вы выбрали?

– Я производил упаковку для цветов, наладил производство и дистрибуцию.

Почему вы выбрали именно этот бизнес?

– Ниш было сколько угодно, можно было выбирать любую. Но нужно было хорошо понимать, что нужно было делать, оглядываясь назад.

Но ведь для того, чтобы начать бизнес, необходимо вложить деньги. Где вы взяли первоначальный капитал?

– Я работал на Севере в Тюменской области начальником антикоррозионной защиты газопровода. В мои задачи входило обслуживание газовой трубы, которая идет через тайгу, лес, болото. Там неплохо платили. Когда же я прочитал закон о кооперации, сразу приехал в Киев.

Так сколько вам удалось заработать на упаковке?

– По тем временам это была очень большая сумма, много миллионов рублей. Мы деньги носили домой, складывали в шкаф. С ними нечего было тогда делать. Позже, в период с 1987 по 1989 годы, заработал, перестройка сделала несколько шагов назад, опять стали говорить, что миллионеры — это плохо. И хотя я всегда был абсолютно законопослушным человеком, платил все налоги, меня начали таскать по прокуратурам.

Позже Школьнику пришлось потерять все заработанные деньги и уехать за границу. Владимир был вынужден начать все с ноля.

Как вы пережили распад Союза?

– Я в тот момент жил в Израиле.

Чем там занимались?

– Работал на стройке.

А что случилось с деньгами, которые вы заработали?

– Раздал. Теще отдал, родителям отдал.

А что случилось с бизнесом?

– Его разорвали на части. Милиция, прокуратура доказывали что миллионер — это плохо. Ничего не смогли доказать, я продавал все по безналичному расчету, исправно платил налоги. Все, что оставалось после налогов, в мешках держали…

После того, как вы вернулись из Израиля в Украину, с чего пришлось начинать?

– Тогда очень дешево стоили квартиры, и я решил приобрести жилплощадь. Потом продал одну, купил другую. Стоимость квартир росла очень быстро, их рентабельность достигала сотни тысяч процентов в год. Сложно посчитать сколько я так заработал, но деньги тогда зарабатывались легко и хорошо.

Вы занимались исключительно продажами квартир?

– Нет. Позже я заинтересовался дистрибуцией продуктов питания. Импортировали со всего мира. Мы до сих пор являемся эксклюзивным дистрибутором жевательных резинок на Украину. Практически вся розница жевательных резинок прошла через нашу компанию. Кроме того, чай, кофе — это было очень прибыльно. Нужно было только организовать систему. Если ты ее организовал, то она уже работает. Она работает и по сей день.

Сейчас ваш основной бизнес — это офисная недвижимость.

– Так получилось случайно. Для одной компании нужно было купить офис. Я вообще не понимал, какие цены на этом рынке, потом увидел, что они очень низкие. Стало понятно, что можно купить, сдать в аренду, и деньги вернутся за 2-3 года. Мы стали покупать большие офисы, переоборудовать. Этим бизнесом мы занимались примерно с 2000 года.

А в чем заключается ваш сельскохозяйственный бизнес?

– Наша группа компаний обрабатывает 65 тыс. га земли, расположенной в трех областях. Мы занимаемся дистрибуцией, импортом, владеем торговыми марками, производим средства защиты растений, гербициды-пестициды, также мы занимаемся дистрибуцией сельскохозяйственной техники, нам принадлежит журнал «Зерно».

Назовите ваших партнеров?

– Партнеров очень много, но среди стратегических могу назвать только «Фуршет». У нас очень большая совместная деятельность. Мы иногда покупаем недвижимость для «Фуршета», владеем небольшой частью их недвижимости.

По какому принципу вы выбирали тот бизнес, которым вы занимаетесь?

– Скажу честно, по зову сердца (улыбается). 

У Школьника свободный график. Он редко бывает в офисе и не разделяет жизнь на работу и отдых. Днем он может отдыхать, вечером проводить деловые встречи и переговоры. Владимир утверждает, с появлением мобильных телефонов работать стало легко.

Как вы проводите свой день?

– По-разному бывает. Здесь системы никакой нет, и меня устраивает тот образ жизни, который я веду. А живу я как нравится.

Вы долго добивались такой свободной системы?

– Я работал не для того, чтобы наладить систему, я работал потому, что мне так хотелось.

Что же, по вашему мнению, сегодня самое сложное в вашей работе?

– Это всегда столкновение с властью. Это не конкуренция, это не рынок, это просто когда власть влазит в бизнес. Для меня это самое тяжелое. Любой предприниматель с этим постоянно сталкивается. Это может быть все что угодно, но это всегда очень грязно, нагло и противно. 

Но ведь по роду вашего бизнеса вам необходимо было пройти очень много инстанций. И как же вы договаривались?

– Видите ли, уже лет 12 я не был ни в одной государственной инстанции.

Так в чем заключается ваша еже-дневная работа?

– У меня нет ежедневной работы, я ни к чему не привязан. Вот вам интервью даю, это работа.

Но ведь есть вопросы, которые не решаются без вашего участия? Вы все решаете по телефону?

– Менеджмент не любит мне звонить. Как правило, в результате звонка убеждается, что этот вопрос он должен был решить сам. Поэтому звонят мне редко. Заметьте, пока мы сидим, ни разу телефон не зазвонил. А мои компаньоны — да (звонят. — «ДЕЛО»), если мы с ними что-то совместно решаем.

Среди своих самых успешных проектов Владимир Школьник называет офисные центры «Форум». Именно этому бизнесу Школьник уделяет максимум внимания. Строящийся бизнес-центр на Петровке он планирует расширить до 300 тыс. кв. м. Аналогов ему на сегодняшний день в Киеве не существует. Еще один бизнес-центр будет построен на Печерске, на месте деревообрабатывающей фабрики. 

Я знаю, что землю для всех своих центров вы находили при помощи покупки фабрик и выноса их за пределы Киева. На сегодняшний день у вас есть похожие проекты?

– Две сделки сейчас находятся на стадии переговоров, но сейчас рано об этом говорить. Как только купим, сразу узнаете.

У вас есть намерения относительно того, чтобы это структурировать и выходить на  IPO?

– Да. Около месяца назад мы приняли решение выходить на IPO и начали структурировать бизнес. Сейчас начали оценку недвижимости. Это 77 объектов по всей Украине. Принято решение объединить недвижимость «Фуршета» и недвижимость нашей компании в одну структуру и выводить ее на биржу. Размещение мы планируем провести через 2 года.

Оценщики предполагают, что это будет самое крупное украинское IPO.

Как называется ваша компания?

– У меня много компаний.

Не исключаете ли вы продажи своей доли бизнеса?

– Я никаких возможностей не исключаю. Но на сегодняшний день бизнес слишком плохо структурирован, и я не намерен его продавать.

Владимир Школьник производит впечатление прямолинейного и жесткого человека, требовательного к себе и окружающим.

Расскажите о своей семье?

– У меня большая семья — трое дочерей. Младшей меньше года. Бывшие жены. С первой женой познакомился почти 30 лет назад. Она со мной ездила в Сибирь. В Израиль я уже поехал со своей второй женой.

Насколько важны для вас комфортабельные условия жизни? У вас есть загородный дом?

– Я живу в маленькой квартире в Киеве на ул. Городецкого. Живу один — поэтому большего мне не нужно. На разных машинах езжу. Очень люблю Land Сruiser, сейчас я езжу на Land Rover, а летом BMW-645 кабриолет. Мне необходимо много машин.

Как вы проводите свободное время, какие у вас увлечения?

– Всегда по-разному. Я занимаюсь йогой, иногда ловлю рыбу. У меня есть дом в Ялте, часто туда приезжаю на 2-3 дня. На самом деле мне просто очень нравится жить.

Предприниматель Владимир Школьник

Родился — 15 августа 1957 года

1974 г. —  поступил в Киевский педагогический институт им. Горького, физико-математический факультет

1979 г. — ушел в армию

1980 г. — уехал в Сибирь

1987 г. — вернулся, стал заниматься предпринимательской деятельностью

1990 г. — уехал в Израиль

1991 г. — начал бизнес с недвижимостью   

Не женат, воспитывает троих дочерей